Акваланги на дне, стр. 40

— Это еще не Голубая бухта, товарищи, — сказала девица, — но я хотела бы обратить ваше внимание на еще одну достопримечательность нашего побережья. Вот это место уже снято, наверное, в нескольких десятках кинофильмов. А здесь, внизу, всегда снимаются все подводные съемки. Да вот и сейчас обратите внимание на плоты на воде. Видите? Видите, там люди, акваланги, приборы, видите? Значит, и сегодня там подводные съемки…

Подождав несколько минут, девица так же строго сказала:

— Садитесь, товарищи, садитесь… будем продолжать экскурсию. Товарищ, — это уже относилось к оставшемуся на краю площадки незнакомцу, — мы уезжаем.

— Я же не ваш! — отозвался тот. — Я просто попутчик.

— А, не наш… поехали, Сережа…

Автобус отъехал.

Незнакомец стал спускаться вниз по обрывистому каменистому склону. Он решил просто: если его ищут по побережью, то уж на дороге-то ему появляться не следует.

Он правильно рассудил.

Автобус уже въезжал в поселок Голубой бухты, когда его остановил пограничный наряд. Старший наряда заглянул внутрь, внимательно осмотрел каждого и обратился к девушке:

— В машине только ваши?

— Да, да, — так же торопливо ответила она, — только наши из санатория «Колос».

Старший наряда сказал «извините», захлопнул дверцу и перешел на другую сторону к шоферу.

— По дороге не попадался ли вам человек среднего роста, черноволосый, в одних плавках?

— Как же! — вскричала экскурсовод. — Он же ехал с нами! Мы его оставили там…

— Где?

— На площадке отдыха, — сказал шофер, — здесь, выше, за вторым поворотом.

— Спасибо, — ответил старший наряда и, кивнув солдатам, подошел к открытым дверцам автобуса. — Извините нас, товарищи, — сказал он, — но вам придется выйти и подождать автобус здесь… не больше десяти минут. — И обратился к шоферу: — Не откажи нам, друг, в просьбе — подвези на то место.

Ромка лежал на катамаране, раскинув руки и ноги, зажмурив глаза: он отдыхал. Только что пришлось три раза нырять и под водой хватать за ноги артиста, который дублировал Саврасова. Егор Андреевич сейчас на берегу выясняет какие-то подробности у консультантов, а рядом тяжело дышит оператор. Он снял маску, откинул загубник и с удовольствием вдыхает воздух.

— Плохо дело, — говорит оператор, — вода мутная.

— Какая же мутная, — удивляется Ромка, — я вас очень хорошо видел.

— Видеть и я тебя видел. Пленка особой прозрачности требует, а в воде какая-то муть. Совсем плохо. Так что еще раза два порепетируем, снимем один дубль вроде пробы — и все…

— Все? — пугается Ромка.

— На сегодня все, — отвечает оператор, — проявим пробочку, проверим экспозицию и завтра начнем снимать. Ясно?

— Ясно, — успокаивается Ромка. Завтра так завтра. Ему даже лучше: пусть дольше будут эти минуты, эти дни. Там, на берегу, ждет его Оксана. Почти как мечтал. Да, она ждет его, он уверен, ждет и волнуется, что бы не случилось с ним…

А что с ним случится? Лучше бы она тоже сидела здесь. Но не пустили ее, сказали: «Посторонним вход воспрещен». Это, конечно, так, для смеха сказали, а на деле действительно посторонним просто не было места на обоих катамаранах. Осветители, механики, ассистенты оператора. А к этому надо прибавить спасателей — ведь по технике безопасности каждого находящегося под водой должен страховать человек на поверхности.

Вот еще кто-то появился. Катамаран накренился и выпрямился. Значит, влез еще один человек. Сидит рядом, отдышаться не может. Ромке лень открыть глаза и посмотреть, но даже если бы он посмотрел, он увидел бы спину сидящего на катамаране человека — и все. Вот если бы человек обернулся, он бы наверняка узнал его, да и человек этот поразился бы такой встрече.

Человек пододвинулся влево к сидящему рядом осветителю.

— Дай докурю.

— Пожалуйста, — протянул тот незнакомцу остаток сигареты и, натянув маску, плюхнулся в воду.

Незнакомец докурил и небрежно, не спеша потянул к себе один из аквалангов. Медленно, чтобы не вызывать ни у кого подозрения, он натянул баллоны на себя, застегнул пояс. И тут увидел на берегу, на камнях, на том самом месте, где прыгнул он в воду, вооруженных пограничников. Они о чем-то совещались, указывая в сторону катамаранов, один из них побежал в сторону пляжа.

Время терять было нельзя. Скорей в воду. Но для этого ему нужна была маска. Он, не оборачиваясь, через плечо посмотрел влево, вправо и увидел маску справа от себя: маску, трубку и желтые ласты. Что же, ласты ему тоже нужны. Он потихоньку потянул ласты. Никто не обратил на это внимания. Пограничники на берегу разошлись. А оставшийся вытащил из сумки ракетницу, заложил ракету. Ого! Это уже всполошит всех. Нервы незнакомца не выдержали. Ухватившись за ремешок маски, он рванул ее к себе немного сильнее, заметнее.

И, почувствовав, что кто-то потащил его маску, Ромка привстал, удивленно оглянулся. И встретился взглядом с незнакомцем. Это было очень уж неожиданно для обоих.

Даже незнакомец растерялся на какую-то долю секунды.

И в эту секунду рванулась в небо зеленая ракета — сигнал обнаружения.

Неизвестный судорожно натянул маску и прыгнул в воду.

— Сюда! — истошно крикнул Ромка и бросился следом.

На первом катамаране не сразу поняли, в чем дело.

Зато на втором катамаране находились те, кто вот уже полмесяца работал в составе киногруппы как раз на такой случай. Они сразу же поняли и ринулись в воду. С берега, оставив оружие и скинув сапоги, отчаянными саженками плыл старший наряда.

Акваланги на дне - i_010.png

Оператор рассказывал потом, что они там видели, под водой. На нырнувшего вниз человека они, естественно, не обратили внимания, но вот прыжок Ромки сразу всполошил всех. Они увидели, как, стремительно рассекая воду, «дьявольски красиво», как повторил несколько раз оператор, шел сверху вниз на уплывающего человека Ромка Марченко.

Он догнал его, потому что человек остановился, чтобы защищаться, — в левой руке сверкнуло тонкое лезвие.

Ромка изловчился, сорвал с него маску и, отчаянно загребая руками, пошел наверх. Но человек догнал его, правой рукой поймал за ногу и потянул вниз, а левой полоснул коротким лезвием.

Он мог бы и не бить кинжалом, все равно у Ромки не хватило бы воздуха, он уже захлебывался, давился хлынувшей внутрь морской водой.

Незнакомец перехватил в воде маску, но надеть уже не успел. Со всех сторон плыли на него люди…

А Ромку подхватили спасатели.

К стоящему в стороне режиссеру осторожно подошел Лев Петрович, сказал тихо, показывая одними глазами в сторону лежащего на песке Ромки:

— Придется искать нового дублера.

— Ерунда, — резко оборвал Егор Андреевич, — подождем, пока поправится этот.

×