Гретна-Грин, стр. 1

Джулия Куин

Гретна-Грин

Глава 1

Шотландия, Гретна-Грин

1804 год

Маргарет Пеннипейкер гналась за своим братом чуть ли не через всю Англию.

Она мчалась по Ланкаширу, как сам дьявол, и каждый раз, спешиваясь, обнаруживала, что у нее есть такие мышцы, о существовании которых она никогда не подозревала, и что теперь каждая мышца мучительно болит.

В Камбрии она втиснулась в переполненную наемную карету и чуть не зажала нос, потому что сидевшие в ней пассажиры явно не злоупотребляли омовениями.

Она подпрыгивала и тряслась в деревянной повозке, запряженной мулами, в повозке, в которой она проделала последние пять миль по английской земле, прежде чем ее бесцеремонно вывалил на шотландской границе фермер, предупредивший, что она вступает в страну самого дьявола.

И все это только для того, чтобы окончить свое путешествие здесь, в Гретна-Грин, промокшей и усталой, только в плаще на плечах и с двумя монетами в кармане.

В Ланкашире она свалилась с лошади, когда та споткнулась о камень, а потом эта проклятая тварь – прошедшая хорошую выучку у ее заблудшего брата – повернулась и побежала домой.

В почтовой карете у кого-то хватило наглости украсть у Маргарет ридикюль, оставив ее всего лишь с двумя монетами, которые затерялись в глубинах ее кармана.

И в довершение ко всему, когда она сидела в повозке фермера, которая щедро одаривала ее занозами и синяками и где ей скорее всего было суждено подхватить какую-нибудь куриную болезнь, пошел дождь.

Маргарет Пеннипейкер решительно была в дурном настроении. Вот найдет она своего братца и убьет его.

По жестокой иронии судьбы ни воры, ни грозы, ни убежавшая лошадь не лишили ее листка бумаги, того самого, который заставил ее отправиться в Шотландию. Скупое послание Эдварда вряд ли заслуживало того, чтобы его перечитывали, но Маргарет была в такой ярости от поступка брата, что не удержалась – в сотый раз сунула руку в карман и вытащила смятую, торопливо нацарапанную записку.

Маргарет склонилась над запиской, стоя под навесом какого-то дома. Записку много раз складывали и развертывали, и она уже немного отсырела; но слова по-прежнему были видны четко. Эдвард сбежал со своей возлюбленной.

– Дурень несчастный, – тихо пробормотала Маргарет. – И на ком это он собрался жениться, хотела бы я знать. И почему не счел нужным сообщить об этом мне?

Насколько могла предположить Маргарет, подходящих кандидатур было три, и ни одну из них Пеннипейкеры не встретили бы с радостью в качестве нового члена семьи. Аннабел Форнби отличалась отвратительным снобизмом, Камилла Ферридж не имела чувства юмора, а Пенелопа Фитч, произнося алфавит, пропускала буквы j и q.

Единственное, на что оставалось надеяться Маргарет, – это что она не опоздала. Эдвард Пеннипейкер не женится – его старшая сестра имеет, что сказать по этому поводу.

Ангус Грин был сильным и властным человеком, по общему признанию, греховно красивым, с дьявольски очаровательной улыбкой, под которой скрывался невыносимый нрав. Когда он въезжал в незнакомый город на своем призовом жеребце, он любил вызывать страх у мужчин и учащенное сердцебиение у женщин, ему нравилось, когда дети с обожанием таращили на него глаза – они всегда замечали, что у этого человека и у его лошади одинаково пронзительные темные глаза.

Но его прибытие в Гретна-Грин не произвело ни на кого никакого впечатления, потому что каждый, обладающий хотя бы каплей здравого смысла, – а Ангус был склонен полагать, что добродетелью, присущей всем шотландцам, является здравый смысл, – в этот вечер сидел дома, в тепле, как следует укутавшись, и что самое важное, – вне досягаемости для дождя.

Но к Ангусу это не относилось. Нет, Ангус благодаря своей несносной младшей сестре, которая, как ему начало казаться, была единственной шотландкой, полностью лишенной здравого смысла, торчал в Гретна-Грин под проливным дождем, дрожащий и озябший, и устанавливал новый национальный рекорд по самому частому применению слов «проклятый», «паршивый» и «мерзкий».

Он надеялся, что сегодня вечером окажется дальше, чем на границе, но дождь задержал его продвижение. Даже в перчатках пальцы у него так прозябли, что было трудно держать поводья. Существует проступок, за который должно осудить Анну, мрачно подумал Ангус. Его не волновало, что сестре всего восемнадцать лет от роду. Когда он найдет эту девицу, он ее убьет, и все тут.

Его отчасти успокоило то, что раз он из-за непогоды едет очень медленно, значит, Анне придется вообще остановиться. Она ехала в экипаже – в его, заметьте, экипаже, у нее хватило бесцеремонности «позаимствовать» этот экипаж – и, конечно, не могла бы двигаться в южном направлении по раскисшим от дождей дорогам.

И если по этому сырому воздуху и могла приплыть к Ангусу какая-то удача, то Анна остановилась здесь, в Гретна-Грин. Возможность этого была мала, но поскольку он застрял здесь на всю ночь, было бы глупо не поискать сестру.

Он устало вздохнул и вытер мокрое лицо рукавом. Конечно, толку от этого не было; куртка промокла насквозь.

Услышав громкий вздох хозяина, Орфей инстинктивно остановился и погарцевал на месте в ожидании следующих приказаний. Но Ангус не знал, что делать дальше, в этом-то и состояла вся сложность. Может, для начала обыскать все постоялые дворы, хотя, говоря по правде, ему не очень-то улыбалась мысль заглядывать в каждую комнату в каждом трактире. Ему даже не хотелось думать о том, сколько взяток придется дать хозяевам постоялых дворов.

Но начинать нужно сначала, нужно самому где-то устроиться, прежде чем пускаться на поиски. Быстрый осмотр улицы показал, что в трактире под вывеской «Славный малый» он найдет самое хорошее помещение для лошади, и Ангус пришпорил Орфея, направившись к постоялому двору.

Но прежде чем Орфей успел пошевелить хотя бы тремя из своих четырех копыт, раздался пронзительный крик.

Женский крик.

Сердце у Ангуса замерло. Не Анна ли это? Если кто-то прикоснулся хотя бы к краю ее платья…

Он помчался по улице, обогнул угол и увидел, что трое мужчин пытаются втащить какую-то женщину в темный дом. Она отчаянно сопротивлялась, и, судя по покрытому грязью платью, тащили ее уже давно.

– Пусти меня, идиот! – возопила она, толкая одного из них локтем в шею.

Это не Анна. Анна не настолько сильна в обороне, она не ударила бы второго нападающего коленкой в пах.

Ангус спрыгнул на землю и бросился на помощь даме, подоспев как раз вовремя. Он схватил третьего негодяя за воротник, оторвал его от жертвы и швырнул лицом о землю.

– Вали отсюда, скотина! – рявкнул кто-то из троицы. – Мы первые ее нашли.

– Какая жалость, – спокойно сказал Ангус, после чего ударил говорившего кулаком в лицо. Потом посмотрел на двух остальных, один из которых все еще оставался распростертым на земле. Другой, который сидел, скорчившись и держась за ту часть тела, куда он получил удар от леди, смотрел на Ангуса с таким видом, словно хотел что-то сказать. Но прежде чем он издал хотя бы звук, Ангус поставил свой сапог на его чувствительное место и посмотрел вниз.

– Хочу сообщить кое-что о себе, – сказал он неестественно мягким голосом. – Я не люблю, когда обижают женщин. Когда такое случается или когда мне кажется, что такое может случиться, я… – он на мгновение замолчал и медленно склонил голову набок, притворяясь, что подыскивает нужные слова, – я слегка теряю рассудок.

Человек, распростертый на мостовой, с замечательной скоростью обрел способность передвигаться и убежал в ночь. У его товарища был такой вид, будто он с удовольствием сделал бы то же самое, но сапог Ангуса слишком надежно прижимал его к земле.

Ангус погладил себя по подбородку.

– Думаю, мы поняли друг друга.

Человек отчаянно закивал.

– Вот и хорошо. Думаю, нет надобности сообщать, что случится, если наши дороги когда-нибудь снова пересекутся.

×