Дикие псы, стр. 1

Иван Сербин

Дикие псы

— Палач, а какой у нас нынче день недели? — беспечно поинтересовался приговоренный, опуская голову на плаху.

— Понедельник, — весело улыбаясь, ответил палач.

— Ничего себе неделька начинается…

Анекдот

СЕГОДНЯ

Над площадью повисла непривычная тишина. Урчали неподалеку двигатели машин, слышались людские голоса, но в сравнении с обычным дневным шумом, когда приходится едва ли не кричать, чтобы быть услышанным, даже такое относительное затишье вызывало чувство тревоги. Все подъезды к Пушкинской площади перекрывали армейские болотно-зеленые грузовики и ярко-красные, как детские леденцы, пожарные «ЗИЛы». Перед машинами «вросло в асфальт» кольцо оцепления, состоящее из солдат и милиции. Все в бронежилетах и при оружии. Гаишники старательно направляли потоки машин по боковым улочкам, отвечая на недоуменные расспросы любопытных невнятным пожатием плеч. Даже самые словоохотливые отделывались общими фразами, вроде: «Нам не докладывают». На углу Тверской и Бульварного кольца, сразу у магазина «Армения», замерли два милицейских «жигуля». За ними припарковался «ЗИЛ-130» без опознавательной аббревиатуры на дверцах. Между «Жигулями» и «ЗИЛом» толпились солдаты — десяток парней в черной форме и бронежилетах, несколько армейских офицеров, группа людей в штатском и пяток чинов от МВД. Армейский капитан, коротко стриженный, рыжеусый, с широкими плечами и точеной фигурой балетного танцора, придерживая висящий на плече «АКМСУ», поглядывал в сторону «Макдоналдса» и переговаривался с милицейским полковником.

— Сколько их там? — спрашивал капитан, не поворачивая головы.

— Трое или четверо. Сейчас уточняем. Все вооружены.

— Есть у кого уточнять?

— По предварительным данным, бандиты, засевшие в ресторане, — «банкиры». — Майор многозначительно шевельнул бровями. — Слыхали, наверное? В газетах про них много писали в последние дни.

— Читал, — кивнул капитан. — Попадалось что-то такое.

— Так вот, их «накрыли» во время очередного дела. Попытались задержать, и вот… — Он двинул подбородком в сторону «Жигулей», стоящих поперек выезда со стоянки. — Стрельбу устроили. Наших ранили. Один в тяжелом состоянии. Плюс застрелили нескольких гражданских. Не то троих, не то четверых.

— Куча подвигов, одним словом. М-да, серьезная публика. — Капитан оглядел пустынную площадь. — Раз началась стрельба, дело — швах. Если мы возьмем их живыми, кое-кому «вышак» обломится, а остальным лет по десять гарантировано. Так что молодцам этим есть из-за чего нервничать. — Капитан подумал, осмысливая ситуацию, затем поинтересовался: — Кстати, переговоры наладить пробовали?

— Конечно. Безрезультатно. Они не идут на контакт.

— И требований никаких не выдвинули?

— Да требования-то выдвинули, — презрительно усмехнулся полковник. — Все как обычно. Деньги. Машина до аэропорта. Самолет. Воздушный коридор за границу.

— Ясно. Заложники внутри здания остались?

— Это же «Макдоналдс», будь он неладен, — вздохнул тот.

— И много?

— От ста пятидесяти до двухсот человек. Плюс обслуга.

— М-да, — хмыкнул капитан. — А что насчет оружия?

— Сейчас наши специалисты изучают видеозапись с последнего места происшествия, но автоматического оружия у них, судя по всему, нет. Только пистолеты.

— Это хорошо, — задумчиво пробормотал капитан. — Это замечательно.

— Вы сможете их взять? — задал беспокоивший его вопрос полковник.

— Да смочь-то сможем, конечно, — подтвердил спецназовец. — Дом жилой. Через квартиру второго этажа выйдем на крышу ресторана, спустимся на тросах — и в окна. А там — огонь на подавление. Только вот без предварительной рекогносцировки сложно. Потерь может быть много. Среди заложников, я имею в виду.

— Это неприемлемо, — категорично ответил полковник.

— Так ведь и я о том же. — Капитан снова посмотрел в сторону ресторана. — Остается одно: тянуть время. Вести переговоры. Можно попробовать всякие обычные штуки. Снотворное в спиртное, прочие фокусы. Они просят спиртное или наркотики?

— Да ничего они не просят, — поморщился полковник. — В том-то и дело. Запасов провианта у них там — от пуза, целой роте на неделю. А остальное, судя по всему, им без надобности.

— Понятно. Тогда так… — Капитан оглянулся на парней в черном. — Нам нужна видеокамера скрытого наблюдения и монитор. Бухта кабеля для всего этого хозяйства, конечно. Телевизионщикам помешать мы вряд ли сможем. Начнуть орать про свободу прессы и все такое. Так что, если появятся, пусть снимают. Только слишком близко их не подпускайте. А то еще на пулю шальную нарвутся — с нас же потом головы снимут.

— Хорошо. Постараемся.

— Все сообщения по телевидению — в предельно краткой форме. Никаких комментариев. Проконтролируйте. Действия преступников — только в резко негативном свете, без всякой там дурацкой романтики. Мне понадобятся сотрудники службы безопасности ресторана. Разыщите пару человек из свободной смены и доставьте сюда. Нам нужна самая полная информация, касающаяся организации охраны ресторана и, конечно, внутренней планировки. Да, и еще список сотрудников, работавших в этой смене.

— Да, да, — закивал полковник. — Я понимаю. Все сделаем.

— Насчет личностей бандитов не спрашиваю…

— Да. Личности пока не установлены.

— Понятно.

— И вот еще… — Полковник тоже посмотрел в сторону «Макдоналдса». — Преступники сказали, если их требования не будут удовлетворены к пяти часам, они убьют первого заложника. А дальше по заложнику через каждые тридцать минут.

— Твою мать!.. — Капитан оскалился, отчего рыжие усы его приподнялись. — Понасмотрятся телевизора, г…а этого бульварного поначитаются, понимаешь, и давай… в ковбойцев играть. Террористы ср…е. — Он посмотрел на часы. Маленькая стрелка только-только перевалила за отметку «4». — Черт, меньше часа осталось. Ну и где мы им, спрашивается, деньги найдем за такое время?.. — Капитан покачал головой, вздохнул, спросил угрюмо: — Кто у вас отвечает за переговоры?..

ШЕСТЬ ДНЕЙ НАЗАД

— Знаешь, Тема, — задумчиво сказал Славик, «подвесив» руку над шахматной доской. — Давно хочу спросить: что у тебя за имя такое? Артем. Вот у меня имя: Слава. Можно выйти на Красную площадь и крикнуть во весь голос: «Слава Президенту России, Российскому правительству и Государственной думе! Слава!!!» А попробуй выйди на площадь и крикни: «Артем Президенту, правительству и Думе! Артем!!!» Тебя же арестуют сразу. Они пили пиво и играли в шахматы. Точнее, Славик бессовестно обыгрывал Артема. Артем же старательно морщил лоб, имитируя усиленную работу мозга. И все это под «Безобразную Эльзу» «Крематория». Славик — невысокий юноша с наружностью школьника-«ботаника» — подробно комментировал свои ходы и ошибки противника, каждый раз повергая Артема в состояние грогги. Артем — медно-рыжий, мускулисто-плечистый, непропорционально сложенный парень — упрямо ворочал челюстью и сопел озадаченно. Он не привык сдаваться. Это осталось от занятий штангой и карате. Что касается силовых видов спорта, Артем мог бы дать Славику сто очков вперед, но вот с шахматами было туго… Дверь открылась. Без всякого стука. Где как, а в общаге стучать было не принято.

— Парни, — в образовавшуюся щель просунулась вихрастая голова. — У вас сковородка есть? В двадцать девятую. Нам картофанчик только пожарить. Через часок вернем.

— Не-а, — Славик, не отрывая взгляда от доски, отрицательно покачал головой. — У нас по-пролетарски. Только «в мундирах».

— Понятно. — Обладатель головы жадно уставился на открытые пивные бутылки. — Слушайте, мужики, у кого бы сковородку взять?

— В двадцать первой спроси. Там «перваки» живут. У них есть.

— Ага, — удовлетворенно хмыкнул обладатель головы. — А полтинничком до стипухи не ссудите?

×