Ночная танцовщица, стр. 1

Эмили Брэдшоу

Ночная танцовщица

Часть I

ДИКИЙ ЗАПАД

ГЛАВА 1

Если ангел-хранитель Магдалены Терезы Марии Монтойи, к которому она так часто взывала, существовал на самом деле, то в этот поздний холодный ноябрьский вечер 1882 года он, должно быть, уже спал. Это был зловещий вечер. Леденящий восточный ветер метался по грязным улицам Денвера, срывая с деревьев последнюю листву. На западе над горами нависли низкие темные тучи. Казалось, на город вот-вот обрушится первый снегопад.

– Сомневаюсь, что это мудрое решение, Магдалена, – Луиза Гутиеррес плотнее укуталась в шерстяное пальто и с сожалением посмотрела вслед уходящему трамваю.

– Тебе не нужно было идти. Я могу все уладить сама.

– В самом деле? Мне кажется, ты ошибаешься. Лукавая улыбка, озарившая лицо Мэгги, сделала девушку даже моложе ее двадцати лет.

– Но до сих пор все было хорошо, не так ли? Луиза скептически подняла брови.

– Дело не в том, что я не ценю твое присутствие, – начала Мэгги.

Луиза фыркнула.

– Ты настоящее сокровище, девочка. И если настаиваешь на том, чтобы выполнить свой план, то в моих интересах сохранить тебя целой и невредимой.

– Говори, что хочешь, – Мэгги ласково посмотрела на свою спутницу. – Мы ведь никому не расскажем, что ты проявила мягкосердечие? – она рассмеялась, глядя на строгое лицо Луизы. – Идем. У меня только полтора часа. Если я опоздаю на работу, ты вычтешь эту сумму из моего жалованья.

– Можешь быть уверена, я сделаю именно так.

Женщины шли по грязному тротуару. Магдалена взглянула на вывеску с названием улицы. Грант-стрит. Кэпитол-Хилл. Никогда прежде ей не доводилось бывать в этом богатом районе. Такие люди, как Магдалена Монтойя, жили там, где родились, – в бедной части города. Но Мэгги не собиралась провести всю жизнь в бедности. Когда-нибудь она будет носить шелковые платья и разъезжать в красивых экипажах. Вроде того, что только что пронесся по улице. Спины ухоженных лошадей блестели в свете фонарей. Мэгги представила себя одетой в шелка и кружева важной дамой, сидящей за шторками кареты. Бриллианты на шее и руках…

– Если ты будешь останавливаться и глазеть на каждый проезжающий экипаж, мы никогда не сделаем то, что хотим, – заметила Луиза.

Мэгги поспешила за спутницей.

– Я не глазела. Просто думала, какой экипаж будет у меня, когда прославлюсь на сцене Сан-Франциско. Или Нью-Йорка. Я слышала много хорошего о Нью-Йорке.

– Сомневаюсь, что ты знаешь, где он находится.

– Конечно, знаю. На востоке. Не такая уж я глупая.

Они долго шли, пока не оказались у впечатляющего двухэтажного особняка, обнесенного изгородью из кованного железа. Луиза вздохнула.

– Этот дом?

– 1682. Этот.

Ступени вели к просторной веранде. Со всех сторон дом окружал живописный сад.

Мэгги глубоко вздохнула, открыла ворота и, поднявшись по ступеням, постучала в огромную дубовую дверь с отделкой из дорогого витражного стекла. Про себя девушка молилась своему ангелу-хранителю, тому, кто всегда оберегал ее от неприятностей.

Задвижка щелкнула, и дверь открылась. Перед ними стояла сурового вида женщина, одетая во все черное.

– Да?

– Мы пришли к мистеру Стоуну, – смело заявила Мэгги.

Служанка смерила женщин презрительным взглядом.

– Я могу узнать, кто его спрашивает?

– Знакомые. По важному делу.

Мэгги с вызовом смотрела на женщину, хотя это было нелегко, ведь ее нос был на уровне плеча служанки.

Но эту черную ворону, накрахмаленную, как и ее фартук, ничего не задело.

– Сейчас узнаю, дома ли мистер Стоун.

– Он дома. – Но дверь захлопнулась перед самым носом Мэгги. Девушка фыркнула. – Он, наверное, с прошлой недели все еще пьет. Боже! Никогда не видела, чтобы столько пили. Просто омерзительно!

Луиза чуть улыбнулась.

– Девочка, ты говоришь об одном из наших постоянных клиентов.

– Он отвратителен!

Дверь резко распахнулась и из-за нее показалось красное лицо мистера Арнольда Стоуна.

– Мэгги? Какого черта… Луиза? Какого черта вы тут делаете?

Мэгги терпеть не могла, когда кто-нибудь, кроме Луизы, называл ее так. Но сейчас она не собиралась спорить. Девушка думала о более важном деле. Она гордо выпрямилась.

– Я пришла поговорить о…

Прежде, чем она успела закончить, хозяин втащил их в дом.

– …о деле, – договорила Мэгги, оказавшись в темной гостиной.

– О чем вы думали, заявившись сюда таким образом? – Стоун зажег лампу. Мягкий свет упал на массивный дубовый стол, осветил стены, вдоль которых стояли полки пыльных книг, и огромный камин с мраморной облицовкой, над которым висели два охотничьих ружья. – Я не могу позволить, чтобы две проститутки стучались в мой дом, как будто их приглашали.

Луиза смерила его холодным взглядом.

– Как тебе хорошо известно, Арнольд, мы не проститутки. И тебя несколько раз выводили из моего заведения именно потому, что ты этого не понял. Магдалена здесь действительно по делу, а я – для того, чтобы ее поддержать. От Стоуна сильно пахло виски.

– Вы должны мне пять долларов, – напомнила девушка. – С тех пор, как я танцевала перед вашими друзьями, прошла целая неделя, а вы до сих пор не заплатили.

– И ты явилась сюда из-за паршивых пяти долларов? – грозно проорал Арнольд.

Но Мэгги не испугалась.

– Мистер Стоун, мне нужны деньги. Сейчас. У меня тоже есть свои дела.

– Я сказал, что расплачусь в следующий раз, когда приду в «Госпожу Удачу».

– Но мне необходимо получить деньги сейчас. Лицо Стоуна потемнело. Он достал из ящика стола бутылку и налил себе виски.

– А ты еще та штучка, малышка Мэгги. Заявляешься в мой дом, как важная особа, а не грязная танцовщица из питейного заведения. Требуешь денег.

Мэгги поняла, что сейчас взорвется от злости.

– Лучше быть танцовщицей питейного заведения, чем отвратительным пропойцей, который бьет шлюх, когда слишком много выпьет. Или негодяем, не отдающим долги.

– Ты маленькая дрянь! – Стоун плеснул себе еще виски. – Кто ты такая, чтобы ругать меня? Убирайся из моего дома, пока я не вышвырнул тебя отсюда!

– Сначала отдайте деньги!

– Ты получишь свои чертовы деньги, когда мне будет угодно, когда я захочу их отдать!

– А ну-ка, успокойтесь, – вмешалась Луиза, но ее голос потонул в криках Мэгги и Стоуна.

Девушке почти удалось перекричать Стоуна, но она понимала – следует отступить, если хочет получить деньги. Арнольд Стоун пьян и глух к ее требованию. Но теперь, в этом споре, денежный вопрос был уже не так важен. Обзывать ее шлюхой и дрянью – только подливать масла в огонь. А Арнольд не переставал выкрикивать оскорбления. Она покажет, что тоже может оскорбить. Арнольд Стоун узнает – С Магдаленой Монтойя не стоит связываться, и это не первый человек, которому она преподаст урок.

Луиза снова попыталась вмешаться.

– Арнольд, все соседи подумают, что здесь кого-то убивают. Магдалена, успокойся. Орешь, как ошпаренная кошка.

– Не вмешивайся! – одновременно завопили на нее противники.

– Повторяю – убирайтесь отсюда! – рявкнул Арнольд. – Я расплачусь, когда сам этого захочу! Ни одна дешевая шлюха не смеет устраивать скандал в моем доме и требовать деньги!

– Отдай долг и я уйду, пьяный подлец!

– Ты должна знать свое место! Черт! Нужно было преподать тебе урок, еще когда ты вертела передо мной своим задом, а потом убеждала, что он не продается.

И он схватил девушку. Ошеломленная быстрым переходом от слов к делу, Мэгги не успела уклониться. Толстые пальцы Стоуна крепко сдавили ее шею.

Мэгги издала какой-то непонятный звук и ударила его сначала по голени, а потом коленом в пах.

Стоун зарычал от боли, но руки не разжал. Девушка почувствовала, как от него сильно пахнет виски и потом. Рот Стоуна был полуоткрыт, и Мэгги видела желтоватые зубы. Раскрасневшееся лицо мужчины блестело от пота. Он все крепче сжимал руки, не обращая внимания на то, что Мэгги вцепилась в них ногтями.

×