Дело наемной брюнетки, стр. 1

Эрл Стенли Гарднер

Дело наемной брюнетки

Глава 1

В это время дня улица Адамс была почти пуста. Так как она пролегала в районе административных учреждений, вдали от оживленных мест, то люди пользовались ею, только когда им нужно было пройти до ближайшей остановки трамвая или автобуса.

Адвокат Перри Мейсон закончил трудное дело в одном из отделов суда, расположенном далеко от центра. Теперь он медленно вел машину, отдыхая после нервного напряжения судебного заседания. Делла Стрит, знавшая, как и положено классной секретарше, настроение своего шефа, молчала.

Мейсона всегда занимали люди; насколько это позволяли дорожные обстоятельства, он смотрел по сторонам, наблюдая за прохожими.

Он выехал на крайнюю правую сторону. Машина шла со скоростью всего пятнадцать миль в час.

– Ты заметила, Делла? – спросил он.

– Что?

– Углы.

– И что на углах, шеф?

– Брюнетки.

Делла рассмеялась.

– Они рассматривают витрины?

– Нет, – нетерпеливо ответил Мейсон. – Присмотрись к ним. На каждом углу стоит брюнетка. Каждая одета в темное платье, у каждой на шее какие-нибудь меха. О, на том углу – следующая. Посмотри внимательно, когда мы будем проезжать.

Делла Стрит внимательно рассмотрела стройную брюнетку, стоявшую так, словно ждала трамвай, только ни один трамвай не ходил по этой улице.

– Стройная, – заметила Делла.

– Спорю на пять долларов, что следующая девушка стоит на ближайшем углу, – предложил Мейсон.

– Не принимаю.

На следующем перекрестке действительно стояла брюнетка, выглядевшая так же, как и предыдущие. Тоже одетая в темное платье, с серебристой лисой на шее.

– И много их так стоит? – спросила Делла.

– Стыдно признаться, но не знаю, – сказал Мейсон. – Я видел пять или шесть. Вернемся и посмотрим.

Мейсон подождал подходящего момента, развернулся и поехал по улице быстрее. Делла Стрит знала, в какой степени зависит успех Мейсона от способности молниеносно оценивать людей и доброжелательного понимания человеческой природы, поэтому она не видела ничего особенного в том, что ее шеф, несмотря на ожидающие его срочные дела, свернул с дороги лишь для того, чтобы подсчитать брюнеток, стоящих на углах южной стороны улицы Адамс.

– Ну, – сказал Мейсон через минуту, – мы, наверное, проехали их. Я насчитал восемь.

– Проверьте еще раз, шеф, – улыбнулась Делла.

– Один бог знает, сколько их было перед нами, когда мы решили повернуть. Как ты думаешь, Делла? Попробуем от этой, первой, узнать, в чем заключается развлечение!

– Попробовать всегда можно, – согласилась Делла.

Мейсон развернул автомобиль еще раз.

– Здесь, сразу за углом, мы можем поставить машину, – сказала Делла. – Нельзя пропустить такой случай.

– Действительно нельзя, – согласился Мейсон, останавливая машину у тротуара.

Брюнетка посмотрела на них с явным интересом и сразу же погрузилась в созерцание уличного движения, не обращая внимания на то, что сама является объектом интереса.

Мейсон вышел из машины и сказал:

– Лучше пойдем со мной, Делла, ты придашь немного достоинства этой ситуации.

Делла Стрит быстро выскользнула из машины и взяла Мейсона под руку. Адвокат подошел к молодой женщине и приподнял шляпу. Девушка сразу же подошла к нему, улыбаясь, и спросила:

– Мистер Хайнс?

– Чувствую соблазн ответить «да», – признался Мейсон.

Девушка перестала улыбаться. В ее глазах появилось беспокойство, она внимательно разглядывала Деллу и Мейсона.

– Ничего подобного, что вы подумали, – сказала она холодно.

– Ничего подобного мы и не подумали, – успокоила ее Делла, стараясь говорить как можно более дружелюбным тоном.

– Это что, шутка? – резко обратилась девушка к Мейсону. – Я уже где-то вас видела… А-а, вспомнила. Я видела вас в суде. Мистер Перри Мейсон, правда? Вы – юрист.

– А я его секретарша, – подтвердила Делла Стрит. – Мистер Мейсон удивляется тому, что вы все здесь делаете.

– Мы все?

– На каждом углу улицы, – сказал Мейсон, – стоит брюнетка в темном платье с мехом.

– И сколько их?

– По меньшей мере восемь.

– Я так и предполагала, что кандидаток будет много.

– Вы их знаете?

Девушка покачала головой и сказала:

– Знаю одну из них, это моя подруга, мы вместе живем. Ее зовут Ева Мартелл. А меня – Кора Фельтон.

– Я – Делла Стрит, – представилась Делла, а потом сказала с дружелюбной улыбкой: – Теперь, когда мы познакомились, не можете ли вы сказать нам, что все это значит? Мистер Мейсон не сможет работать, пока не разрешит эту загадку.

– Для меня это такая же загадка, – ответила Кора Фельтон. – Может быть, вы видели случайно это объявление?

Мейсон отрицательно покачал головой. Девушка открыла сумочку, достала из нее газетную вырезку и протянула адвокату.

– Началось с этого, – сказала она.

В объявлении было написано следующее:

«Требуется стройная привлекательная брюнетка, двадцати трех – двадцати пяти лет, рост пять футов и четыре с половиной дюйма, вес сто одиннадцать фунтов, талия двадцать четыре дюйма, грудь тридцать два дюйма. Вес и размеры должны быть абсолютно точными, а кандидатка должна быть готова к интересной, необычной работе за пятьдесят долларов в день в течение по меньшей мере пяти дней, а самое большее – шести месяцев. Девушка сможет сама выбрать себе подругу-опекуншу, которая будет находиться с ней постоянно за вознаграждение в двадцать долларов в день плюс содержание. Телефон: Дрексберри пятьдесят два тридцать шесть, спросить мистера Хайнса».

– И вы согласились? – поинтересовался Мейсон.

– Да.

– По телефону?

– Да.

– Вы разговаривали с мистером Хайнсом?

– Я разговаривала с кем-то, кто отрекомендовался как представитель мистера Хайнса. Он сказал, что я должна одеться в темный костюм с каким-нибудь пушистым мехом. Одетая таким образом, я должна быть на этом углу в четыре часа и ждать до пяти. В случае, если от моих услуг откажутся, я должна получить десять долларов.

– Когда вы ответили на объявление?

– Сегодня, около одиннадцати часов утра.

– Это было в сегодняшней утренней газете?

– Да. То есть в специальной утренней газете, которую обычно читают актрисы.

– Вас предупреждали, что будут другие кандидатки?

– Я и так это знала, – рассмеялась Кора Фельтон. – Спустя час после моего телефонного звонка пришла Ева Мартелл, с которой я живу, и я рассказала ей об этом. Ева – брюнетка, мы почти одинаково сложены, можем носить одну и ту же одежду, даже перчатки и туфли.

– И что сказал ей Хайнс?

– Не Хайнс – мужчина, который утверждал, что он его представитель. Он попросил Еву ждать в то же время, но в четырех перекрестках отсюда. Это значит, что между моим звонком и звонком Евы должны были позвонить три другие кандидатки, которые согласились и были допущены к конкурсу.

Мейсон посмотрел на часы.

– Сейчас без пяти пять. Вы ожидаете здесь с четырех?

– Да.

– Вы не заметили ничего особенного? Кто-нибудь присматривался к вам?

– Конечно, – рассмеялась девушка. – Кто бы ни проходил, обязательно разглядывал меня. Никогда в жизни я не чувствовала себя такой подозрительной. Ворчали на меня волки, выли койоты и свистели терьеры. Прохожие пробовали приставать ко мне. Одни водители предлагали отвезти меня туда, куда захочу, другие свернули себе шею, глядя на меня.

– Но никто не предложил вам этой работы?

– Ни следа мистера Хайнса. Думаю, что он уже посмотрел на меня или это сделал его представитель. Когда я пришла сюда, то решила хорошенько присмотреться к тому, кто будет меня разглядывать. Но поставьте какую-нибудь девушку, соответствующую описанию, на таком углу – увидите, что нелегко будет обнаружить того, кого нужно. Это поиски макового зернышка в куче песка.

– Очень хитро, – сказал Мейсон с уважением.

×