Планета бессмертных, стр. 1

Джеймс Алан ГАРДНЕР

Планета бессмертных

НЕМНОГО О ВЕСЛЕ

Весло – так зовут девушку, от лица которой ведется дальше повествование, – впервые появляется в романе «Отряд обреченных». Читатель расстается с этой героиней, когда она, вцепившись в своего врага, вместе с ним прыгает с восьмидесятого этажа – и, судя по всему, погибает.

Благодаря достижениям биоинженерной мысли Весло прозрачна, словно стекло. Разумеется, у нее есть кости, мышцы и внутренние органы, однако все это неразличимо для человеческого взгляда.

Предки Весла были людьми и покинули Землю примерно в 2000 году до нашей эры. Прибывшие на планету чужаки переселили их на Мелаквин, и этот мир стал для землян новым домом. Они поселились в удивительных стеклянных самовосстанавливающихся городах, где имелось все необходимое для жизни.

Чужаки сделали людям еще один подарок: человеческие дети стали рождаться сильными, умными, не знающими, что такое старение и болезни. Теперь гуманоиды обладали способностью уцелеть в ситуациях, в которых обычные люди из плоти и крови наверняка бы погибли. Только позже выяснилось, что стеклянные потомки обычных людей имеют серьезный недостаток: хотя тела не утрачивали жизнеспособности на протяжении тысячелетии, с разумом дело обстояло иначе. В зрелом возрасте обитателей Мелаквина настигала так называемая «усталость мозга»: люди теряли интерес к жизни во всех ее аспектах и впадали в спячку, прервать которую могло только из ряда вон выходящее событие. В противном случае они оставались недвижимы на протяжении столетий.

У стеклянных родителей продолжали рождаться стеклянные дети, но их становилось все меньше – люди теряли интерес к жизни и, разумеется, к воспроизводству себе подобных. В деревнях, маленьких поселках и больших городах число жителей неуклонно сокращалось. Ко времени событий в романе «Отряд обреченных» (на Земле шел 2452 год нашей эры) лишь у небольшой группы молодежи мозг еще сохранял свою активность.

В предыдущем романе Веслу сорок пять – это возраст на грани дряхлости для представителей ее расы.

Сейчас, в этом повествовании, она на четыре года старше.

ЧАСТЬ I

КАК Я ВСЕ-ТАКИ НЕ УМЕРЛА

МОЯ ИСТОРИЯ

Это моя история – «История Весла». И она действительно замечательная. Прежде со мной случилась и другая история, но она была совсем не такая замечательная, как эта, потому что в конце я умерла. Согласитесь, не слишком весело. Но, как выяснилось, я не из тех, кто умирает навсегда, в особенности всего лишь при падении на мостовую с высоты восьмидесятого этажа. Я сделана из более прочного материала.

Вообще-то я сделана из стекла, чистого, прозрачного. И, следовательно, очень красива… красивее вас, но расстраиваться из-за этого не стоит, потому что свою непрозрачность вы не в силах изменить. Люди не столь красивые – а также сильные, способные и мудрые, как я, – должны находить утешение в том, что именно из-за того, что они до такой степени безобразные и скучные, судьба не призовет их участвовать в «необыкновенном приключении». Судьба не предложит скучным, безобразным людям спасать мир; а если вы все же попытаетесь сделать это (не будучи красивыми, сильными, способными и мудрыми), то очень скоро погибнете безо всякого толку. Ну и о каком приключении может идти речь?

В этой истории я не умираю. Те из вас, кто заглянет на последнюю страницу – что, безусловно, имеет смысл, поскольку стоит убедиться, что я не просто произношу длинную речь, излагая, какие жизненные уроки усвоила… так вот, те, кто заинтересуется концом истории, узнают: я не только не погибла, но победила! Плохим людям досталось от меня по заслугам, хорошие мною восхищаются – так что я имею полное право заявить: «Разве могло быть по-другому?»

Если уж попадать в историю, то только в такую – со счастливым концом.

МОЙ МЕТОД

Приняв решение подарить свою историю непрозрачным людям, я решила выяснить, какие методы изложения у вас популярны. Дождавшись, пока моя подруга Фестина покинет комнату, я приказала компьютеру продемонстрировать документы, где она излагает факты от своего имени.

В результате выяснилось, что землянам нравится делить рассказ на сравнительно короткие разделы и давать им заглавие, например, как здесь – «Мой метод». Это, конечно, эффективный прием, в особенности, если обращаешься к людям, не способным надолго сосредоточивать свое внимание на чем-либо. Данный метод также поможет тем, кто склонен перелистывать книгу в поисках разделов с интересными названиями, а не читать все подряд. Почему бы не пролистать несколько страниц вперед и прочесть «Лицом к лицу с дьявольской утробой», а потом вернуться к «Разговору с маленьким человеком, чья единственная интересная особенность состояла в том, что он был оранжевого цвета»?

Что важнее всего, большое количество заголовков облегчает поиски места, на котором вы остановились, если использовали книгу, чтобы убить надоедливо жужжащую муху. Впрочем, если вы ударите муху с такой силой, что из механизма книги полетят во все стороны куски металла и пластика, тогда вам придется вставлять чип с текстом в новое считывающее устройство. К тому времени, когда с этим будет покончено, вы забудете, о чем читали. Это случается гораздо чаще, чем вы думаете.

ГДЕ Я ПРЕБЫВАЛА ПОСЛЕ СВОЕЙ СМЕРТИ

Очнувшись после падения с высоты восьмидесяти этажей, я чувствовала себя ужасно. У меня было множество внутренних повреждений, больше, чем когда-либо, хотя это ни о чем не говорит, потому что по-настоящему ранена я была впервые. Вы же понимаете, любая боль пугает того, кто не привык к физическим страданиям. Едва я пыталась сделать глубокий вдох, ребра начинали болеть, как будто под ударами десятка топоров. И надо же – на меня действительно давил мой серебряный топор; который я всегда носила с собой – и как оружие, и как инструмент для рубки деревьев. Однако он не вонзился в мою плоть, а просто лежал на груди, словно его положили на меня после того, как я упала. Честно говоря, я обрадовалась, обнаружив рядом с собой топор, ведь он создавал ощущение защищенности. Я даже попыталась прижать его к себе, как если бы это был любимый зверек или игрушка… однако боль от движения рук была настолько сильна, что из глаз хлынули слезы, затуманивая зрение. Казалось, каждая мышца расплющена, наверное, все тело в синяках. Интересно, как выглядят синяки на стеклянном теле? Но чтобы увидеть их, надо поднять голову, и тогда боль станет невыносимой.

Вот почему я просто лежала, причем здесь было тепло и много света, что действовало успокаивающе. Такие, как я, в состоянии впитывать излучение за пределами видимого спектра. Радиоволны, рентгеновские лучи, гамма-частицы для меня все равно что витамины, а инфракрасное излучение и ультрафиолет – основное питание. Я ем и обычную пищу; ее создают синтезаторы, имеющиеся во всех населенных пунктах моего мира, но могу выжить благодаря одному лишь солнечному свету, при условии, что попаду под хотя бы небольшой дождь.

Там, где я лежала, на меня время от времени брызгала вода. Я открывала рот, давая каплям стекать в горло. Вода имела привкус минералов, что, скорее всего, было для меня хорошо.

Судя по свету, воде и минералам, я находилась в Башне предков. На моей планете Мелаквин таких башен множество, о чем я даже не подозревала, пока не отправилась в путешествие: в каждом городе построены высокие дома, где предки могут лежать сколько угодно, получая для поддержания существования свет и струйки обогащенной воды. А все из-за усталости мозга – когда интерес к жизни утрачен и есть только одно желание: просто лежать где-нибудь в тепле. Скучное времяпрепровождение, и я пообещала себе, что никогда не допущу, чтобы грусть и чувство одиночества подтолкнули меня поддаться вялому оцепенению… Однако если сильно пострадаешь, свалившись с большой высоты, это не трусость – провести какое-то время в насыщенной светом тишине.

×