Как Алёшка жил на Севере, стр. 2

Глава вторая

ПИРАТ И АЛЁШКА

Какие на полярной станции были собаки

Если на Севере зима и тундра покрыта снегом — как ездить? Автомобиль по снежным заносам не пройдёт, самолёт не везде приземлиться может. Как же быть?

В Арктике зимой ездят на собаках или на оленях. Их запрягают в лёгонькие санки — нарты и мчатся по тундре быстрее ветра. Обычно по морскому побережью ездят на собаках, а в тундре, дальше от моря, — на оленях.

Ты, конечно, не забыл, что полярная станция, про которую я рассказываю, была на самом краю земли, прямо у берега моря. Поэтому полярники ездили на собаках.

На полярной станции было несколько нарт, и для каждой нарты своя собачья упряжка. Обыкновенно в нарту запрягают сразу пять или семь собак. А если надо тяжёлый груз везти, то ещё больше. Видишь, как много их было на полярной станции.

Полярные собаки очень крупные и злые. Они признают только хозяина, а других никого не слушаются. С виду ездовые псы похожи на волков. Издали даже не отличишь. И с ними нельзя играть — могут сильно искусать. Поэтому Алёшке строго-настрого запретили подходить к тому месту, где живут собаки. Полярники поселили их в старом, полуразрушенном сарайчике. Но собакам там и зимой не холодно. У них шерсть густая и тёплая. Когда пурга, собаки ложатся прямо на снег, свёртываются клубочком и закрывают кончик носа пушистым хвостом. И они не мёрзнут, даже когда самый страшный мороз.

Пират

Пират тоже собака. Его потому так назвали, что он очень злой.

В упряжке Алёшкиного папы Пират ходит вожаком. Это значит, он самая главная собака и все другие псы его слушаются. А попробуй его не послушайся! Пират очень сильный. Он может такую трёпку задать, что не обрадуешься.

Даже мама немного побаивается Пирата и никогда к нему не подходит. Мало ли что ему взбредёт в голову!

— Это же совершенно дикий пёс! — говорит она папе. — Просто не понимаю, как ты с ним управляешься.

Но папа нисколечко не боится Пирата. Он ведь его сам вырастил из щенка и выучил, чтобы пёс стал вожаком. Папа с Пиратом — друзья. Но и папа Алёшке запрещает к собачнику подходить. Тут он иногда начинает говорить точно как мама:

— Мало ли что может случиться…

Вот и познакомились

Больше всего Пират не любил, когда подходили к опрокинутой большой бочке, где он живёт. Другие собаки знали это и никогда его не задевали. Особенно после того, как он до крови искусал большого упряжного пса, которого звали Норд. Да и полярники тоже старались не сердить Пирата понапрасну. Подходить к своей бочке Пират разрешал только Алёшкиному папе. Он тогда не сердился, а, наоборот, радовался. Пират становился на задние лапы, а передние клал папе на плечи. Мордой он утыкался папе в грудь и мог стоять так очень долго. Потому что папу Пират любил.

И вот однажды полярники устанавливали неподалёку от собачника новую радиомачту. Старую накануне свалило пургой — такой был сильный ветер. А без мачты не работало радио.

Чтобы новую мачту установить, решили перед собачником выкопать большую яму и туда её ставить.

Полярники работали дружно. Сначала разводили большой костёр и огнём отогревали замёрзшую землю. А то она была как камень, и её никак нельзя было продолбить.

Когда земля оттаивала, полярники долбили её ломами и выкидывали из ямы лопатами.

Алёшка всем помогал. То за лом схватится, то за лопату. Но лом и лопата были большие и тяжёлые. Поэтому Алёшка скоро устал.

И ему тогда стало скучно. Он стал думать, чем бы заняться.

Никто и не заметил, как мальчик подошёл к бочке, где жил Пират. Алёшку даже не успели остановить, как он вдруг взял да и залез туда. И все увидели только, что из бочки торчат его ноги, обутые в меховые валеночки — торбаса.

Полярники прямо обомлели от испуга. Страшно было даже подумать, что могло случиться, если разозлится Пират. Он с одного раза перекусывал самые крепкие кости.

Алёшкин папа говорил потом, что в этот миг он чуть не поседел. Это он так разволновался.

Сделать ничего было нельзя. Оставалось только надеяться, что Пират поймёт сам: маленьких обижать нельзя.

Прошла минута. И вдруг из бочки, где жил Пират, послышалось глухое ворчание. Потом раздался недовольный Алёшкин голос. Папа побледнел, а дядя Миша закрыл лицо руками.

И вдруг пёс выскочил из своей конуры и вытащил оттуда Алёшку, который крепко, обеими руками держал его за хвост. Пират выскочил как ошпаренный, и морда у него при этом была ужасно сконфуженная.

Алёшкин папа рванулся было к сыну, но товарищи его удержали.

— Раз уж пёс не искусал малыша сразу, то теперь нечего бояться, — сказали они ему.

А Пират в это время лапой подгрёб Алёшку поближе к себе и стал обнюхивать.

Как Алёшка жил на Севере - i_004.jpg

Пёс обнюхивал Алёшку долго. Мальчишке это понравилось, и он стал ловить собаку за чёрный влажный нос. Пират отворачивал морду и тихонько рычал. Добродушно, как будто в шутку. Потом он ещё раз обнюхал Алёшку и облизал ему мордашку. После этого Пират улёгся поудобнее прямо на снег, а Алёшка устроился у него между передними лапами.

— Молодец Пират! Умная, хорошая собака, — сказали тут все.

А Алёшкин папа подошёл и даже погладил Пирата. И ещё почесал его за ухом. Пёс прижал уши и зажмурился от удовольствия. Он очень любил, когда ему чесали за ухом. Как всё равно кошка.

Но за Пиратом и Алёшкой наблюдали не только полярники. Заинтересовались и упряжные собаки. Они смотрели на малыша злыми глазами. Им не нравилось, что он пришёл туда, где они жили. Одна собака хотела даже подойти поближе. Наверно, решила, что Пират только по ошибке не кусает Алёшку.

Но как только собака приблизилась, Пират повернул к ней голову и зарычал. Это он предупреждал собаку, чтобы не подходила ближе.

Но собака не послушалась. Припав к земле, она медленно ползла вперёд и тоже рычала. Тогда Пират вскочил, заслонил Алёшку, оскалил огромные клыки и злобно рявкнул. Шерсть у него на загривке поднялась дыбом, а в глазах зажглись злые зелёные огоньки. Собака трусливо поджала хвост и пошла назад. Она поняла, что ей не поздоровится.

Пират несколько минут следил за ней и глухо ворчал. Потом он опять лёг около Алёшки и снова лизнул его прямо в курносый нос. Как будто сказал по-своему: «Не бойся, малыш. Я не дам тебя в обиду».

И Алёшка, кажется, понял, что ему хотел сказать Пират. Он обнял Пирата за шею и доверчиво прижался к нему.

Полярники увидели, что Пират подружился с Алёшкой, и успокоились. Перестал волноваться и Алёшкин папа. Люди снова взялись за ломы и лопаты и продолжали работать.

Так началась дружба

В это время из дома, где жили полярники, вышла Алёшкина мама.

— Мужчины! — закричала она. — Мойте руки и идите обедать! Суп уже на столе.

А ей тоже все сразу закричали, чтобы она сама сюда шла. И чтобы посмотрела, как Пират подружился с Алёшкой.

Мама всплеснула руками:

— Боже мой, какой ужас! Это же совершенно дикая собака, она сейчас искусает ребёнка.

А в это время Пират снова лизнул Алёшку.

— Нет, это совершенно немыслимо! — опять закричала мама. — Какая гадость, у собаки безусловно есть глисты… — И мама стала тут всем говорить: — Как не стыдно! Взрослые люди, а не можете пять минут посмотреть за мальчиком! Пустили его к какой-то собаке с глистами, и вообще кругом сплошная грязь. Просто немыслимая грязь!…

Ну, откуда, скажите, знала мама, что у Пирата есть глисты? И почему взрослым кажется, что всё вокруг — грязь? В самом деле, земля — грязь, камни — грязь, и даже бочка, где живёт Пират, тоже, оказывается, грязь. И никуда нельзя ходить, и ничего нельзя трогать.

«Трудно человеку жить на свете!» — подумал Алёшка.

Тут мама хотела забрать сына от Пирата. Но пёс снова загородил Алёшку, оскалил зубы и так посмотрел на маму, что ей почему-то расхотелось подходить.

×