Принцесса в центре внимания, стр. 1

Мэг Кэбот

Принцесса в центре внимания

«Когда жизнь становится невыносимой,

Сразу начинаешь думать, как тяжело быть принцессой.

Но я говорю себе:

Я – принцесса.

И мне становится легче».

Фрэнсис Ходсон Барнетт «Маленькая принцесса»

20 октября, понедельник, 8 часов утра

Сижу спокойно на кухне, ем кукурузные хлопья с молоком. Ничего особенного, обычное утро понедельника. И вдруг вижу – мама выходит из ванной, но в каком виде! Волосы растрепаны, вся бледная, и вместо кимоно – махровый халат. Ну, понятно, опять мигрень.

– Мамочка, достать аспирин?

Она посмотрела как будто сквозь меня и, шатаясь, подошла к столу.

– Нет. Спасибо, не надо, – с трудом проговорила она и тяжело опустилась на стул.

Мне вдруг стало страшно. Я вскочила, подбежала к ней, обняла и спросила, что случилось.

Мама посмотрела на меня. Глаза ее странно блестели.

– Миа! – торжественно произнесла она. – Я беременна.

О господи. О ГОСПОДИ, БОЖЕ МОЙ!

Она беременна от моего учителя по алгебре.

20 октября, понедельник, моя комната

А мне все равно. Даже не собираюсь огорчаться. Но вот как не думать об этом? Мама станет матерью-одиночкой. Опять.

Казалось, жизнь уже преподала ей урок – со мной. А вот и нет.

Впрочем, я рассуждаю так, будто у меня нет своих проблем.

Мне бы с ними разобраться.

СПИСОК ПРОБЛЕМ:

1. В нашем классе я выше всех.

2. При этом – самая тощая.

3. Грудь так и не растет.

4. Месяц назад мама начала встречаться с моим учителем алгебры.

5. Тогда же обнаружилось, что я – единственная наследница престола в каком-то крохотном европейском государстве.

6. В результате мне теперь приходится терпеть уроки королевского этикета с бабушкой – мамой отца. Каждый день.

7. В декабре мне предстоит представиться моим новым соотечественникам на национальном телевидении (в государстве Дженовия, их там всего-то пятьдесят тысяч, но все равно страшно).

8. У меня нет парня!

И вот в придачу ко всему этому еще и мама, не имея законного мужа, собирается родить ребенка. Еще одного ребенка.

Спасибо, мамочка. Большое тебе спасибо.

20 октября, понедельник, урок алгебры

Просто поверить не могу! Нет, этого не может быть!

Она ему не сказала. Мама беременна от моего учителя алгебры и до сих пор не сообщила ему об этом.

Я это поняла, потому что, когда вошла утром в класс, мистер Джанини как ни в чем не бывало поздоровался:

– Привет, Миа, заходи.

«Привет, Миа, заходи».

Еще бы спросил, как дела.

А как он должен вести себя с дочерью беременной от него женщины? Например, отозвать в сторонку, броситься на колени и умолять понять и простить. Вот, это подходит.

На алгебре я не могла оторвать взгляда от мистера Дж. и все время думала, на кого будет похож мой братик или сестричка. Мама – брюнетка с темными глазами, как Кармен Сандиего. Я на нее совсем не похожа. Я – какая-то биологическая аномалия, честное слово. Ни тебе красивых кудрявых черных волос, как у нее, ни стройной фигуры…

А мистер Дж. внешне очень даже ничего. Высокий, и прическа красивая (папа-то лысый как колено). Разве что ноздри у мистера Дж. слишком большие. Совершенно немыслимые огромные ноздри.

Надеюсь, что у ребенка нос будет как у мамы, а считать дроби он будет так же хорошо, как мистер Дж. Забавно, что мистер Джанини еще ничего не знает.

Понедельник, урок английского

Отличилась наша училка… Говорит, в этом семестре мы должны будем вести дневники. Делать мне больше нечего… Я и так, например, веду.

Вот что она вздумала: будет в конце каждой недели эти дневники собирать. Ей, видите ли, хочется получше нас узнать. Надо начать с рассказа о себе: кто мы такие, как живем, как проводим свободное время; перечислить, из чего состоит наша жизнь. Потом надо будет перейти к описанию сокровенных мыслей и чувств.

Она, видимо, совсем с ума сошла. Можно подумать, я позволю какой-то там миссис Спирс копаться в моих сокровенных мыслях и чувствах. Я даже маме почти ничего не рассказываю. А теперь, значит, я должна раскрыть душу перед своей учительницей английского?

А о том, чтобы отдать кому-нибудь этот дневник, вообще не может быть и речи. Здесь я пишу то, о чем никто не должен знать. Да с какой стати? А если все прочитают, что мама беременна от нашего математика?

Я просто начну новый дневник. Другой. Поддельный. Вместо описания своих сокровенных мыслей навру с три короба и сдам училке, пусть зачитывается.

Врать-то я умею, миссис Спирс ничего не заметит.

ДНЕВНИК

Миа Термополис

НЕ ВЛЕЗАЙ, УБЬЕТ!!!

КАСАЕТСЯ ВСЕХ, КРОМЕ МИССИС СПИРС!!!!!

Вступление

ИМЯ

Амелия Миньонетта Гримальди Термополис Ренальдо. Коротко – Миа.

ВОЗРАСТ

Четырнадцать лет.

ВНЕШНОСТЬ

Рост – пять футов девять дюймов.

Волосы стриженые, русые (мелированные)

Глаза серые.

Размер обуви – 10.

Остальное не имеет значения.

РОДИТЕЛИ

Мама – Хелен Термополис, художница.

Папа – Артур Кристофф Филипп Джерард Гримальди Ренальдо, принц Дженовии.

СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ

Мои родители встретились в колледже, но так и не поженились и до сих пор одиноки. Может, так даже лучше, потому что когда они рядом, то всегда ссорятся.

ДОМАШНИЕ ЖИВОТНЫЕ

Только кот Толстый Луи. Бело-рыжий, двадцать пять фунтов. Восемь лет, шесть из них сидит на диете. Когда Луи обижается (например, за то, что его забыли покормить), он может сожрать носок. Кроме того, он любит маленькие блестящие предметы. Луи таскает пробки от пивных бутылок и загоняет их под мой диван.

ЛУЧШАЯ ПОДРУГА

Мою лучшую подругу зовут Лилли Московитц. Мы дружим с самого детского сада. С ней всегда страшно весело, потому что она очень умная и ведет собственное телешоу «Лилли рассказывает все, как есть». Она всегда выдумывает что-нибудь забавное, например, как-то предложила украсть пенопластовый макет Парфенона, который ученики греко-латинского класса приготовили для выпускного спектакля, а потом назначить за него выкуп в десять фунтов леденцов.

Я не сообщаю, что мы сделали это, миссис Спирс. Я просто говорю о том, на что способна Лилли.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК

Хотелось бы.

ДОМАШНИЙ АДРЕС

Всю свою жизнь я прожила в Нью-Йорке вместе с мамой. Впрочем, лето я по традиции провожу с отцом во дворце его матери во Франции. Основная резиденция моего отца находится в Дженовии. Это маленькая страна в Европе, где-то в Средиземноморье, между Италией и Францией. Долгое время я думала, что мой отец – крупный дженовийский политик, вроде премьер-министра. Никто не говорил мне, что он – член королевской фамилии и, по сути, правящий там монарх, а Дженовия – княжество, вроде Монако. Я думаю, что никогда об этом и не узнала бы, если бы не выяснилось, что отец тяжело болен и детей, кроме меня, у него не будет. То есть сначала появилась я, а потом заболел отец. И в результате я, его внебрачный ребенок, оказалась единственной наследницей трона. Все это я узнала примерно месяц назад, когда отец приехал в Нью-Йорк и поселился в «Плазе», а его мать, моя бабушка, вдовствующая принцесса, начала обучать меня всему, что необходимо знать наследнице престола.

×