Река блаженства, стр. 41

– Нет, Джорджи, ошибаешься. Как же тогда я смогу привлечь сюда всех этих богатых жеребчиков? О, моя прекрасная молодая жена, королева секса! В этом великий смысл – создать бордель на лоне природы. Они попадутся на удочку. Повалят сюда валом. Я жду не дождусь этой минуты. Подумать только, такие деньжищи! И все эти жеребцы клюнут на тебя. Не приближайся, Джорджи, дорогая! Не то я пристрелю тебя! Я догадался, что ты собираешься сделать.

– Чарлз, – прошептала Джорджиана, глядя в его бесстрастные глаза, и снова закашлялась.

– Напрасно надеешься. Он не спас Лидию. Не спасет и тебя. Я убью его. Живого или мертвого, его обвинят в убийстве.

Мортон рывком поставил ее на ноги.

– Не двигайся, красотка! – Он наклонился, чтобы поднять с пола моток веревки. – К сожалению, мне придется тебя связать, чтобы разделаться с Чарлзом. Впрочем, это не так уж плохо. Ты будешь в полной моей власти.

Ей казалось, что жизнь покидает ее. Она больше не могла выносить это зловоние. Но с сумасшедшим бесполезно спорить. Чарлз же был слишком далеко от нее, и Мортон мог в любой момент в него выстрелить, стоило тому только пошевелиться. Теперь все зависело от нее, ее стремительности и ловкости. У нее оставался один шанс, всего один.

– Тебе лучше сотрудничать со мной, Джорджи. Все будет не так уж плохо.

– Что я должна делать? – прошептала она.

– Просто повернись. И не мешай мне целиться в Чарлза. – Пистолет был направлен прямо на нее. Она уже ощущала дыхание смерти. Чарлз, неподвижный, как статуя, стоял в трех шагах от нее, за ее спиной. Между ней и Мортоном было расстояние в два фута и заряженный пистолет.

– Ладно. Сделаю, как ты велишь.

Ему понравился ее ответ. Она готова была выполнить любое требование этого вооруженного безумца. Джорджиана медленно повернулась, опираясь на правую ногу, а левой изо всей силы нанесла ему удар по голени. Нога Мортона подогнулась, Джорджи сделала рывок в сторону, и Чарлз пулей метнулся к Мортону. Оба упали на пол, а пистолет, выбитый из руки Мортона, описал дугу и оказался на кровати. О Господи, она не могла дотянуться до него с того места, где находилась! Ей надо было перегнуться через оба смердящих трупа, чтобы достать его. Пришлось бы дотронуться до них, ощутить их тлетворное прикосновение.

Ей казалось, что она сейчас потеряет сознание. Снова накатила тошнота. И все же она должна дотянуться до пистолета, должна остановить Мортона. Если он завладеет оружием, они оба погибли. Он толкнул Чарлза, и тот опрокинулся на спину, а Джорджиане, оказавшейся на нем, удалось ползком добраться до кровати. Мортон отставал от нее всего лишь на шаг. Она рванулась на кровать через разлагающиеся трупы, забыв о своих страхах, забыв обо всем на свете. Ей удалось прикрыть пистолет своим телом.

– Ну же, Джорджи, – задыхаясь, бормотал Мортон.

Мгновение – и Чарлз ринулся на него и повалил на пол.

Джорджиана попятилась от кровати, обеими руками держа пистолет. При этом руки у нее не дрожали. Ее вдруг охватило спокойствие.

Она прицелилась в Мортона, пригвожденного к полу Чарлзом.

Чарлз подвинулся, и Мортон попытался встать.

– Ты не сможешь убить меня, Джорджи. Не решишься.

– Еще как решусь. – Она подняла пистолет. – И знаешь почему? – В голосе ее не было дрожи, но по щекам почему-то катились слезы, пока она взводила курок. – Потому что я ничего так не хочу, как убить тебя. – Она нажала на спусковой крючок, и прозвучал выстрел, пуля просвистела у самой его головы.

– Черт тебя возьми, Джорджи. Ты не можешь этого сделать. Ведь ты мое творение.

– Что?

Нет, этого не могло быть. Или она не поняла его? Наверняка он сказал это, чтобы остановить ее. О Господи, Господи… Все изменилось. Надо убить его, убить сейчас же. Она снова нажала на спуск, и пуля задела его плечо.

– Господи Иисусе, Джорджи…

– Так это ты сотворил меня? Ты? Вот что ты наделал… – Она взмахнула пистолетом. – Ты умрешь…

– Подумай, Джорджи, почему твой отец покинул Вэлли? Почему бросил тебя?

– Потому что ты… произвел меня на свет? – Она вдруг ощутила, что кровь этого безумца с бешеной скоростью струится по ее жилам.

– Едва появившись в Вэлли, Оливия повела себя, как сука во время течки, – вымолвил Мортон в отчаянии. – Она валялась везде и с каждым и вскоре забеременела.

– Приятно это слышать. Значит, ты не хочешь умирать? Именно поэтому я и убью тебя. – Она снова выстрелила, и пуля ударилась в стену за его спиной.

– Тот, кто спал с моей матерью, должен умереть. – Она снова нажала на спуск. Мортон взвыл и покатился по полу.

– Джорджи, не делай этого!

– Я дитя своего отца. – Ее охватила жажда крови. Смрад и смерть отравляли сознание…

– Джорджи… – молил он о пощаде.

– Моли о милосердии тех, кого ты убил, негодяй. Проси у них прощения. – Она снова выстрелила, и он отступил еще на шаг. Теперь его спина упиралась в оконное стекло, а сам он смотрел на постель.

Пусть смотрит на дело рук своих, мерзавец. Джорджи не понимала, почему из глаз ее текут слезы. Почему она чувствует себя такой несчастной.

Мортон заметил ее минутную слабость и ринулся на нее.

– Убийца моего отца должен умереть, – прошептала Джорджи и выстрелила в него в упор.

Эпилог

Чарлз взял на себя все заботы. Отчет в газетах об этих ужасных событиях был краток: «Смерть достопочтенного Генри Мейтленда из Элинга Медуин в графстве Кент до сих пор остается загадкой. Слуги, отправленные в двухнедельный отпуск Оливией Мейтленд, приехавшей из Южной Африки, где она прожила много лет, возвратившись, обнаружили разлагающиеся трупы сэра Генри и его супруги на кровати в спальне, а также труп какого-то незнакомца, застреленного неизвестно кем.

Орудие убийства валялось тут же. Власти установили, что сэр Генри пролежал мертвым около двух недель, а смерть миссис Мейтленд и незнакомца наступила в последние двое или трое суток. Попытки разыскать дочь сэра Генри, которая, по слухам, жила в Южной Африке вместе с матерью, оказались безрезультатными».

«Я дочь своего отца». Такой конец был вполне подходящим для истории Блисс-Ривер-Вэлли. Кем она была? Отпрыском Люцифера или дочерью самой Вэлли, но так или иначе, Генри Мейтленд не был ее отцом, если даже она была от него зачата. И осознание этого было ужасным. В конце концов Мортон выиграл.

И не оставалось ничего иного, как обратиться к властям. Чарлз убеждал ее не делать этого.

– Пусть они сами найдут тебя, – говорил он. – Дай им время придумать собственную версию. По крайней мере пусть выяснят, что Мортон прибыл в Элинг вместе с Оливией. Слуги засвидетельствуют, что они приехали к твоему отцу и что между ними состоялся длительный и серьезный разговор. Пусть узнают, что твой отец якобы собрался отбыть в далекое путешествие и потому Оливия отпустила слуг. Власти придут к заключению, что Оливия и Мортон задумали убить твоего отца, что Мортон убил и Оливию, а потом, возможно, в приступе раскаяния совершил самоубийство. К сожалению, любые сведения о Мортоне опровергли бы такую версию. Для него убийство было лишь этапом на пути к цели.

– Это была я, – возразила Джорджиана холодно.

– Пусть они сами тебя найдут.

– Конечно, они меня найдут, – тихо произнесла она. – Я не вправе прожить долгую и счастливую жизнь после того, как убила человека.

– Не забывай, что Мортон за тобой охотился. Ты сообщила ему, что вышла замуж, и это привело его в ярость.

Джорджиана подняла голову и посмотрела ему в лицо.

– Он совсем обезумел и оказался намного сильнее тебя физически. Я был далеко и не сумел тебе помочь. У тебя не было выбора, Джорджиана. Он собирался убить тебя. Вот какова эта история, а я свидетель всего происшедшего. И уж если ты решишься рассказать о том, что происходило в Вэлли, то станешь национальной героиней.

– О! Это было просто, так просто и в то же время так сложно. Происходившее в Блисс-Ривер-Вэлли оставалось последним козырем.

×