Много шума вокруг волшебства, стр. 72

– Наш дом – Уиллоуз, – сказала она. – И я буду рада вернуться сюда, когда наступит время. Мы привезем с собой еще много тропических растений для оранжереи и будем здесь счастливы.

На виду у всех Трев нагнулся и крепко ее поцеловал, затем подхватил и закружил вокруг себя, пока она не засмеялась.

– Я рад, что нам удалось избавить тебя от ночных ужасов, так что теперь можем нормально спать. Твои рисунки за последнее время стали гораздо радостнее, хотя ты изобразила замок Гарри куда красивее, чем он есть на самом деле.

Синда сморщила носик.

– Думаю, мои рисунки стали радостнее, потому что вокруг нас нет людей, которых одолевали бы тревоги или болезни. Я так и не знаю, каким образом передавалась мне боль Лоренса и даже его лихорадка. Не хотелось бы мне снова это испытать.

– А тебе и не придется! Я буду крепко обнимать тебя каждую ночь, чтобы тебе снились только приятные сны, – заявил Трев. – А вот и твоя семья. – Он поставил ее на землю. – Может, мне подозвать лодку, пока мы не утонули в слезах? Я готов на все, лишь бы ты улыбалась.

Она коснулась любимого лица, и ей захотелось снова оказаться в его кровати на корабле. Ничто не могло сравниться с любовью в постели, которая покачивается в такт волнам и ветру. Они часто уединялись в каюте, когда им хотелось тишины и покоя.

– А тебе нравится быть в центре внимания моего семейства! – ответила она на его поддразнивание. – И ты станешь очень по ним скучать, когда мы уедем. Когда будешь обнимать мою маму, смотри, осторожно, а то как бы она не потеряла сознание!

Трев засмеялся, откинув голову, и Синда с восторгом смотрела на него, видя его таким же радостным, какой чувствовала себя сама.

– Думаю, после того как Эйден так разошелся, когда ты изобразила над его замком тучу, Твоя семья будет только рада, что я хотя бы на время тебя увезу! Им показалось, что он готов поднять на ноги всю свою шотландскую родню. – И Трев взглянул в сторону ее семейства.

– Они замечательные, правда? – сказала Синда, любуясь живописной группой своих родственников, одетых в шелка и кружева, около которых бегали красиво одетые детишки. – Может, я научусь рисовать их, когда мы будем в отъезде, чтобы знать, как у них дела.

– Вряд ли у тебя будет для этого свободное время… ты меня понимаешь? – усмехнулся Трев. – Ну пойдем, отлив уже начинается. Пора прощаться.

За их спинами, когда они поднимались на холм, чтобы попрощаться с родственниками, покачивался на волнах новый корабль Трева, названный им «Подружка Малколм». Их ждали новые приключения.

×