«Яд!» – сказал кот, стр. 1

Луиза Манро Фоули

«Яд!» – сказал кот

С любовью посвящаю эту книгу моей матери, Мэри Р. Монро, обожающей кошек…

Может ли настырный кот найти убийцу?

Глава первая

Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы.

Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов:

– Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью?

Мама Кики работала врачом в местной больнице.

– Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена.

– Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности…

– Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке.

– Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец.

Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал:

– Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня…

Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги.

Кики улыбнулась.

Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение.

– Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики.

– Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива…

Кики отвернулась к окну и сказала:

– Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то…

Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала:

– Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон.

– Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов.

– Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно.

Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов.

Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.)

– Не унывай! – сказал ей Эндрю, увидев её озабоченное лицо. – Чтобы приготовить обед, кто-нибудь найдется. Кики состроила гримасу:

– Кто-нибудь вроде той тетки, которая предложила свои услуги на последнем заседании нашего исполнительного комитета. Ей, наверное, сто лет и она два дня учила нас, как приготовить апельсиновое желе.

– Если ей поручат это дело, получим на обед даже апельсиновое желе с коньяком…

– Не шути, Эндрю! – она стукнула его по голове сложенной газетой. – Это очень серьезно!

– Ну, может быть, миссис Махони возьмется за это…

– У нас в школе нет ребят, которые стали бы платить по пять долларов за её стряпню. И тебе это известно! Кроме того, приготовить обед на девятьсот персон – этого она не осилит. Она едва справляется с приготовлением завтрака человек на сто пятьдесят…

Заведующую столовой миссис Махони ребята невзлюбили и за спиной называли «макаронная Махони».

– Может быть, исполнительному комитету надо дать объявление, что нужен подходящий работник?

– Может быть, – согласилась Кики. – Но похоже, стоило бы дать объявление, что нужна нянька для самого исполнительного комитета.

Однако Кики была не права. Это выяснилось довольно скоро. Уже когда она сидела в своем восьмом классе, туда пришел директор школы мистер Макетти и сказал:

– У меня для вас есть новости – хорошие и плохие. Хорошие: состояние здоровья миссис Аткинсон больше не вызывает опасений.

Он подождал, пока стихнут аплодисменты, и продолжал:

– Плохо то, что ей придется остаться в больнице для лечения на несколько недель.

Это сообщение вызвало в классе волну вздохов и сожалений. После непродолжительного молчания руку поднял Курт Роудз и спросил:

– Что же теперь будет с благотворительным обедом?

Мистер Макетти пожал плечами.

– Пока не знаю. В районном отделе образования мне обещали прислать к нам завтра временную учительницу домоводства, на то время, пока болеет миссис Аткинсон. Но я ещё не имел возможности поговорить с ней: она едет к нам из Техаса, где недавно вышла на пенсию.

Класс охнул.

– Её зовут мисс Беннет. Ширли Беннет, – добавил директор и спросил: – Есть ещё вопросы? На этот раз руку подняла Сьюзен Фрай.

– А можно передать миссис Аткинсон открытку с пожеланием скорого выздоровления и с подписями всего нашего класса?

×