Неясные мечты, стр. 17

Слезы невольно покатились из глаз Джессики. Она не знала, что ответить на это признание, и понимала лишь, что должна быть честной с ним.

– И я тоже…

– Да-а? – Он явно был доволен. Наклонившись к ее лицу, Уинстон прошептал: – А ты когда-нибудь… трогала себя там, думая обо мне?

Ее лицо побагровело от смущения.

– Что за вопросы ты задаешь?

Уинстон пожал плечами, вид у него был озорной.

– А я трогал – когда думал о тебе. Я так чертовски сильно хотел обладать тобой, что другие женщины меня не интересовали. Не буду лгать и говорить тебе, что я и не спал с другими, но мои отношения с девушками были краткими и редкими. Думаю, именно поэтому моя семейка взялась за дело.

Джессика изумленно взглянула на него:

– О чем ты говоришь?

Его рука скользнула по ее телу.

– Софи помогала мне заниматься, и я рассказал ей о тебе, не называя, правда, твоего имени: о твоей потрясающей груди, о сексуальной косе, о прекрасных карих глазах. Софи хорошо ко мне относится, так что я мог болтать сколько угодно в перерывах между занятиями, которые мне были так ненавистны. – Взяв Джессику за руку, он поцеловал кончики ее пальцев. – Ты когда-нибудь говорила ей, в каком колледже училась?

Джессика задумалась на мгновение, а потом кивнула:

– Говорила, даже годы называла и упоминала о невыносимом молодом человеке, который мешал мне сосредоточиться на занятиях и отвлекал преподавателей. Но тогда она еще была Софи Шеридан, не Уинстон, а когда Софи вышла замуж, я как-то не задумалась над тем, что у вас одна фамилия.

Усмехнувшись, Мак слегка прикусил ее палец.

– Значит, говорила… Думаю, Софи сложила два и два – с помощью Эллисон, разумеется, моей второй милейшей невестки, а в результате появилась мысль об этом каталоге дурацкого мужского белья.

Джессика облизнула губы.

– Не думаю, что оно такое уж дурацкое, – проговорила она. – И ты в нем выглядишь сногсшибательно.

– Это правда?

Джессика утвердительно кивнула.

– Настолько сногсшибательно, что у меня есть шанс? То есть у нас? Потому что я действительно люблю тебя, Джессика. Я пожирал тебя глазами, а ты не обращала на меня внимания. А теперь, когда ты отдалась мне, я понял, как прекрасна близость с тобой и что это даже больше чем любовь. Я знаю, что больше никогда не захочу другую женщину, потому что с другой не будет так же хорошо, как с тобой.

Джессика закусила губы. Неужели это правда? Неужели он в самом деле любит ее? Мак продолжал ласкать ее тело, и она ощутила, что он вновь обретает твердость.

Мак тем временем продолжил, правда, без прежней уверенности:

– У меня еще нет места учителя, но я справлюсь, можешь не сомневаться. Пока что я работаю с братьями в баре. Коул купил его давным-давно – чтобы зарабатывать деньги и дать нам работу, когда мы подрастем. Я и работал в баре, чтобы платить за колледж. Зейн тоже. Теперь, когда у нас появилась другая работа, Коул и Чейз наняли людей. Тебе там понравится. Этот бар очень популярен, особенно у женщин, к тому же там такая приятная, семейная атмосфера.

Говорить Джессика не могла. И даже глотать. Поэтому она крепко прижалась к Уинстону.

– Мак, прости меня. Я так в тебе ошибалась.

Он перекатился на спину, увлекая Джессику за собой.

– Ох, детка, только не плачь. Прошу тебя.

– Ты такой хороший, Мак, я не заслуживаю тебя, – шепнула она.

– Отчасти ты права, – улыбнулся Мак демонически. – Скажи, что не прогонишь меня, дорогая. Мне этого не пережить.

Она поцеловала его лицо, ухо, шею. Мак застонал, а потом к его стону присоединился и ее стон, потому что целовать Мака было так замечательно, что Джессика не могла остановиться.

– Это надо понимать как согласие, Джессика? – Его голос дрожал, потому что в это мгновение она целовала его живот. – Означает ли это, что у нас впереди долгие добрые отношения? Ты не будешь считать меня безответственным бездельником?

Ее рука обхватила его восставшую плоть, ее губы приникли к его пупку.

– Да, – выдохнула Джессика.

И уже через мгновение Мак оказался сверху, осыпая ее поцелуями, возбуждая ее. Любя ее.

Эпилог

Едва Мак вошел в дом, навстречу ему выбежала Триста, размахивая табелем.

– У меня три пятерки! – закричала она радостно.

Уинстон в восторге подхватил Кристу под мышки и закружил. Он был необыкновенно горд, ведь в ее успехах есть и его заслуга. Потом они вместе прошли в дом – Триста прижималась к Маку, а он, довольный, просматривал табель.

– Ну вот, теперь у тебя только хорошие и отличные отметки. – Мак улыбнулся и обнял девочку за плечо. – Уверен, что ты гордишься собой, ведь даже по естествознанию у тебя «отлично».

Триста, сверкнув скобками на зубах, радостно засмеялась.

– За контрольную по естествознанию я получила высший балл, а у Брайана отметка хуже, – сообщила она.

Мак присоединился к ее смеху. Через мгновение Джессика вышла им навстречу. Ее волосы были распущены, их блестящая шелковистая волна закрывала ее спину, пружинилась на бедрах, так и маня Уинстона прикоснуться к ним. Именно такая прическа больше всего нравилась ему.

– Привет, детка. – Он наклонился, чтобы поцеловать ее, и Джессика радостно ответила на его поцелуй. Господи, как же ему нравилось, когда с ним здоровались таким образом! – У тебя сейчас нет съемки?

– Нет. – Она отрицательно покачала головой. – Остаток дня я свободна.

Мак удивленно приподнял брови:

– Ого! На то была какая-то причина?

– Да, – кивнула она. – Но сначала расскажи, как у тебя прошел день.

Уинстону было приятно, что Джессика переживает за него, волнуется за то, как прошел его первый день в школе. Мак бросил на кофейный столик в приемной несколько газет, а сам уселся в кресло.

– Все было замечательно, только директриса портила мне настроение. Она совала свой нос куда можно и куда нельзя.

– Это невозможно! – улыбнулась Джессика, усаживаясь ему на колени.

– Оказывается, возможно. Похоже, несмотря на то что директриса уступила просьбам родителей вернуть меня в школу, она не очень-то рада мне. Но ко мне заходил председатель школьного совета и сказал, что совет на сто процентов поддерживает меня, так что я могу не обращать на директора внимания. Особенно сейчас, когда все родители объединились, чтобы встать на мою защиту. – Мак усмехнулся, вспомнив, что родители его учеников сами обратились в школьный совет с просьбой вернуть полюбившегося им и их детям учителя.

Триста наклонилась к Маку и, в точности копируя его, произнесла:

– Уверена, что ты гордишься собой.

– Иди сюда. – Обхватив девочку за талию, Мак усадил ее на подлокотник кресла рядом с собой. За последние недели он так сильно привязался к Тристе и полюбил ее, словно она была его родной дочерью. Да и девочка вела себя с ним так естественно, будто знала его всю жизнь.

Никогда еще Мак не был так счастлив. С тех пор как их пути с Джессикой соединились, жизнь для него превратилась в сказку. Родители его учеников обратились в школьный совет с просьбой вернуть его на работу, несмотря на протесты директора. Каталог Софи, выпущенный к Дню святого Валентина, произвел настоящий фурор. Женщины осаждали ее бутик и жадно обсуждали снимки мужчины в каталоге. Однако по настоянию Джессики лицо Мака было заретушировано, так что дамы могли видеть лишь его безупречное тело. Джессике вовсе не хотелось, чтобы женщины узнали, кто именно рекламировал откровенное мужское белье.

Зейн находил эту ситуацию весьма забавной.

– А что за хорошая новость у тебя? – Мак поигрывал длинной прядью, зная, что волосы Джессика распустила специально для него.

– Я буду делать еще один каталог – на этот раз с детской одеждой. – У Джессики был такой довольный вид, что Мак снова поцеловал ее. Триста, увидев это, захихикала. Джессика со вздохом отпрянула. – И еще сегодня звонили из церкви, – сообщила она. – Дата венчания назначена – шестое июня.

×