Злые земли, стр. 43

На мгновение старый гнев вскипел в душе Лаудона, но голос его остался спокоен.

— Так ты пришел, чтобы убить меня, Грейди?

— Так оно и есть, — сказал Джоунз и поднял револьвер.

И тут Лаудон повалился набок и выхватил свой револьвер из-под мешка. Его первый выстрел прогремел одновременно с выстрелом Джоунза, и он продолжал стрелять дальше. Многократное эхо повторяло грохот выстрелов, вокруг гремело так, будто армия вновь пришла в бедленды. Пуля ударила в землю возле его головы, крупинки почвы хлестнули по лицу, вызвав жалящую боль. А потом он увидел Джоунза — черную бесформенную тень позади костра. Тень накренилась вперед, вздрогнула, будто споткнулась — и упала. Лаудон вскочил, наклонился к Джоунзу, вытащил его из огня. Перевернул лицом кверху и осмотрел.

Теперь осталась работа лишь для лопаты; и когда он выкопал яму и перекатил в нее тело, он подумал о Джо Максуине. Вынул из кармана пять серебряных долларов Максуина, бросил их в неглубокую могилу и начал засыпать яму землей. Потом долго искал в темноте, пока не нашел чуть в стороне лошадь Джоунза. Это была лошадь с «Длинной Девятки». Он привел ее к костру, стреножил, а потом завернулся в одеяла и уснул.

Пришло утро, и он поехал на запад, выбираясь из бедлендов. Лошадь Джоунза шла сзади в поводу.

На следующую ночь он переночевал возле Замковой Излучины, утро застало его уже в прерии. Солнце появилось снова. Через какое-то время он натянул поводья, повернулся в седле и посмотрел назад в сторону бедлендов, туда, где скалы, безлюдье и пустое небо наверху… Он покачал головой.

Уже под вечер он спешился у кораля «Длинной Девятки». Во дворе было пусто, и он подумал, что большая часть команды сейчас где-то на тракте, ведущем в Майлс. Дымки поднимались над кухней и над спальным бараком; по двору бродили несколько парней. Он отвязал от седла лопату и отнес в кузницу. Снова вернулся к коралю и начал расседлывать лошадь Джоунза.

И тут из дома выбежала Элизабет. Сегодня на ней было платье из набивного ситца. Она остановилась на расстоянии вытянутой руки от него. Перевела взгляд с него на лошадь Джоунза, потом снова посмотрела на него.

Он сказал:

— Вот что ты должна знать: под конец я предложил ему выбор, но он предпочел, чтобы дело решили револьверы… Теперь мои мысли больше не бродят кривыми дорожками. Я отправился в бедленды, но я оттуда вернулся. Больше я никогда не поеду туда.

— Джесс! — вздохнула она. — Джесс!

— И я рад, что Фрум вырвался от меня в тот день на пароходе, — сказал он. — Хотя все равно это я загнал его в реку. Я теперь все время вспоминаю об этом.

— Чарли Фуллер вернулся, — сказала она. — Он услышал о Фруме и вернулся.

— Это хорошо, — сказал он.

— Фрума нашли, Джесс. Сразу после твоего отъезда. Его похоронили рядом с Олли. Сюда снова приезжали юристы. Было оглашено его завещание. Он оставил все мне.

Он задумался. Она стояла и терпеливо ждала. Холодный ветерок пролетел над двором, и она вздрогнула. Наконец он сказал:

— Я соберу, что у меня там есть в бараке, и поеду.

Она вскинулась так, будто он дал ей пощечину.

— Почему, Джесс?! Скажи, почему?

— Элизабет, — сказал он, — от ковбойского барака до хозяйского дома — миллион миль.

Она прикусила губу и опустила глаза. А потом сказала:

— Джесс, было время, и совсем недавно, когда я сомневалась, что смогу даже поднять револьвер на человека, не говоря уже о том, чтобы нажать на спусковой крючок. Но в тот день, когда Грейди Джоунз вошел в сарай, там, в Пойнте, я знала твердо, что если он или Фрум начнут подниматься по лестнице, я подниму револьвер и спущу курок. Говорит это тебе что-нибудь? — И вдруг она раскинула руки, обведя ими все ранчо. — Зачем мне все это, Джесс? Мне нужен ты!

Она шагнула ближе к нему, и в ее глазах он прочел, что действительно нужен ей. Нет, это не была та потребность, которую испытывает хозяин, нуждающийся в управляющем, вовсе нет. Это была потребность, какую он сам испытал в тот день, когда второй раз привез ее из города на «Длинную Девятку»; потребность иметь какую-то цель для своего честолюбия; не просто стремление иметь скот, и землю, и чтоб на тебя смотрели снизу вверх. Всего этого вовсе не достаточно для человека, этим не утолишь его жажду. Главная цель, истинное исполнение желаний — это когда тебе нужен кто-то, и ты нужен кому-то.

— Я останусь, — сказал он.

Прядь волос упала ей на щеку; она убрала ее рукой. Она улыбнулась ему — и вновь вздрогнула от порыва ветра. Он снял с себя куртку и очень осторожно набросил ей на плечи…

×