Путеводитель хитч-хайкера по Галактике, стр. 34

Рядом с ним стоял еще один.

Это был полицейский корабль с Каппы Благулона — похожее на растолстевшую акулу судно, зеленоватое и покрытое черными кривыми надписями разных размеров и степеней враждебности. Надписи сообщали каждому, кому пришло бы в голову их читать, откуда этот корабль, к какому полицескому отделению он приписан, и где должны подсоединяться силовые кабели.

Корабль казался неестественно темным и неподвижным, даже для корабля, у команды которого несколько минут назад перехватило дыхание в наполненной дымом комнате глубоко под землей. Кстати, хотя это невозможно объяснить, но когда корабль мертв, это сразу видно.

Форд увидел это и решил, что здесь какая-то загадка — и корабль, и его команда вдруг ни с того, ни с сего скончались. Исходя из собственного опыта, он считал, что подобные вещи не входят в правила игры.

Зафод, Триллиан и Артур тоже ощутили дыхание смерти, но еще быстрее они ощутили резкий холод, и, страдая острым приступом отсутствия любопытства, поспешили в Золотое Сердце.

Форд остался один и пошел осмотреть благулонский корабль. На пути он споткнулся о неподвижное стальное тело, лежавшее лицом вниз в холодной пыли.

— Марвин! — воскликнул он. — Что ты делаешь?

— Прошу вас, считайте, что я не достоин вашего внимания, — послышался приглушенный траурный голос.

— Как дела, кибер? — спросил Форд.

— Я скорблю.

— Что нового?

— Не знаю, — сказал Марвин. — Ничто не ново под луной.

— А почему, — спросил Форд, опускаясь рядом на корточки, — ты лежишь здесь в пыли? И лицом вниз?

— Это очень хороший способ чувствовать себя несчастным, — ответил Марвин. — Не притворяйся, что хочешь со мной поговорить. Я знаю, ты меня терпеть не можешь.

— Совсем наоборот.

— Нет, не наоборот. Все меня ненавидят. Так устроена Вселенная. Стоит мне только заговорить с кем-то, и меня уже ненавидят. Даже роботы. А если ты не будешь обращать на меня внимания, может статься, я просто уйду.

Он резко поднялся на ноги и стоял, решительно отвернувшись от Форда.

— Вон тот корабль меня ненавидел, — сказал он, указывая на благулонское судно.

— Тот корабль? — Эта новость вдруг заинтересовала Форда. — Что с ним случилось? Ты знаешь?

— Он ненавидел меня потому, что я с ним заговорил.

— Ты говорил с ним? — воскликнул Форд. — Как это?

— Очень просто. Мной овладели скука и скорбь, я пошел и подключился к его внешнему входу. Я долго с ним говорил, и объяснил ему свое понимание Вселенной, — сказал Марвин.

— И что же случилось? — спросил Форд.

— Он покончил с собой, — сказал Марвин, и заковылял к Золотому Сердцу.

Глава 35

В ту ночь корабль Золотое Сердце спешил изо всех сил, стараясь оставить между собой и Туманностью Лошадиная Голова как можно больше световых лет. Зафод уселся в рубке под пальмой, и пытался привести свои мозги в порядок с помощью сверхдоз Всегалактического «Мозгобойного»; Форд и Триллиан сидели в углу и болтали о жизни и тому подобных мелочах; Артур же растянулся на койку в своей каюте, и лениво играл кнопками фордовского Галактического Путеводителя. Он решил: похоже, мне придется жить по здешним правилам, пора потихонечку их изучать.

Он наткнулся на следующее:

История любой крупной галактической цивилизации проходит три резко отличных фазы: фазы Выживания, Вопроса и Искушенности, известных также под названиями Что-, Зачем-, и Где-фаз.

К примеру, первая фаза определяется вопросом Что мы будем есть? вторая — Зачем мы едим? а третья — Где мы сегодня поужинаем? Тут его прервал сигнал вызова. Послышался голос Зафода.

— Эй, землянин! Как насчет пожрать?

— Ну что ж, я бы пожевал чего-нибудь, — ответил Артур.

— Отлично, держись крепче, — сказал Зафод. — Перекусим в ресторане «Конец Вселенной».

×