Путеводитель хитч-хайкера по Галактике, стр. 33

— Они же стреляют в нас! — крикнул Артур, скорчившись в углу. — Мне показалось, мы нужны живыми.

— Угу, и мне показалось, — согласился Форд.

Зафод на мгновение высунулся из укрытия.

— Эй, — крикнул он, — я думал, вы сказали, что я нужен живым, — и тут же нырнул обратно.

Они подождали.

Через несколько секунд последовал ответ: — Тяжела работа фараона!

— Что он сказал? — пораженно прошептал Форд.

— Он сказал: Тяжела работа фараона!

— Ну, так это его проблема, а?

— В общем, конечно, так…

Форд крикнул: — Эй, послушайте! Вы тут палите в нас, так что нам своих забот хватает. Может, если вы не будете навешивать нам еще и свои, будет легче договориться?

Снова молчание, и опять искаженный мегафоном голос:

— Слушай, парень! Ты встретил не узколобых кретинов — палец на спусковом крючке, нижняя челюсть, глаза с прищуром и все такое прочее, и поговорить с ним не о чем. Нет! Мы — интеллигентные фараоны, душевные, и, может, даже подружились бы с вами — если бы встретились в другом месте. Я не стреляю налево и направо в каждого встречного и поперечного, чтобы потом хвастаться в притонах для космических бродяг — хотя я знаю фараонов и такого сорта! Я стреляю налево и направо в каждого встречного и поперечного, а потом меня долго мучает совесть, и я со слезами признаюсь во всем своей подружке!

— А я пишу романы! — подключился другой. — Но еще ни одного не издали, так что предупреждаю: у меня жу-у-у-уткое настроение!

Глаза Форда полезли из орбит.

— Кто это? — спросил он.

— Не знаю, — сказал Зафод. — Честно говоря, стрельба меня устраивала больше.

— Руки за голову и выходите оттуда! Впереди — двухглавый! — снова послышался голос. — Или вас выкурить?

— А что вам больше нравится? — крикнул Форд.

Микроскопической долей секунды позже снова начался обстрел, и смерть-вужас-разряды вонзились в блок, защищавший их.

Несколько секунд обстрел не прекращался.

Когда он прекратился, на время наступила полная тишина, и только где-то по коридорам еще блуждало далекое эхо.

— Вы еще там? — крикнул один из фараонов.

— Да, — крикнул Форд.

— Все это дело не доставляет нам особого удовольствия, — прокричал другой.

— Мы чувствуем, — ответил Форд.

— Теперь слушай, Библброкс, и слушай внимательно!

— Ну что? — крикнул Зафод.

— Слушай внимательно! То, что мы скажем — очень разумно, достаточно выгодно и гуманно. Итак — или вы сдаетесь и позволяете нам побить вас — не сильно, мы категорически возражаем против бессмысленной жестокости — или мы взрываем к чертям эту планету и еще парочку тех, что видели по дороге сюда!

— Вы что, спятили? — крикнула Триллиан. — Вы не сделаете этого!

— Еще как сделаем! — ответил фараон. — Точно ведь?

— Конечно. Придется, о чем разговор, — ответил другой.

— Но зачем?

— Да затем, что есть вещи, которые приходится делать, даже если ты просвещенный фараон — либерал, гуманист и все такое прочее!

— Я этим ребятам не верю, — пробормотал Форд, покачав головой.

За блоком снова послышались голоса.

— Еще чуть-чуть?

— Давай.

И они снова открыли огонь.

Жар и шум стали невыносимыми. Медленно, но верно блок компьютера начал плавиться. Передняя панель расплавилась почти вся, и ручейки горячего металла уже подбирались, змеясь, к четырем фигурам, съежившимся в углу.

Они забились в самый угол и ждали конца.

Глава 33

Но конец так и не пришел, по крайней мере, на этот раз.

Выстрелы внезапно оборвались. В неожиданно наступившей тишине вдруг прозвучали несколько странных сдавленных возгласов, и затем — короткие звуки падения чего-то тяжелого.

Четверо уставились друг на друга.

— Что случилось? — спросил Артур.

— Они перестали стрелять, — пожал плечами Зафод.

— Почему?

— Не знаю. Хочешь — пойди и спроси.

— Нет.

Они ждали.

— Эй, — крикнул Форд.

Ответа не было.

— Странно.

— Может, они притаились, чтобы нас выманить?

— Ума не хватит.

— А что это были за звуки.

— Не знаю.

Они подождали еще немного.

— Ладно. Я пойду посмотрю, — вызвался Форд.

Он оглядел остальных.

— Никто не скажет: «Ты здесь нужнее. Пойду я»?

Все промолчали.

— Ну что же, — сказал Форд и встал.

В первую секунду ничего не произошло.

Еще через секунду или две так ничего и не произошло. Форд пытался что-нибудь разглядеть через густой дым, клубами валивший из развороченного компьютера.

Форд осторожно вышел из укрытия.

Так ничего и не произошло.

Сквозь густой дым Форд с трудом увидел в двадцати метрах одного из фараонов. Тот лежал, скорчившись на полу. Неподалеку лежал второй. Больше никого не было видно.

Все это показалось Форду необычайно странным.

Каждый нерв его дрожал, когда он медленно подходил к ближнему телу. Оно лежало успокаивающе неподвижно, пока он шел, и продолжало лежать успокаивающе неподвижно, когда он приблизился и наступил на смерть-вужас, который все еще сжимали мертвые пальцы.

Форд нагнулся и поднял его, не встретив сопротивления.

Фараон был очевиднейшим образом мертв.

Поверхностный осмотр показал, что он — метанодышащая форма жизни с Каппы Благулона, и в кислородной атмосфере Магратеи полностью зависел от качественной работы своего скафандра. Как оказалось, миникомпьютер в ранце, обеспечивавший качество работы скафандра, неожиданно взорвался.

Форд огляделся вокруг в весьма понятно изумлении. Питание к таким компьютерам поступает от главного корабельного компьютера, с которым они напрямую связаны через суб-эфир. Такая система полностью застрахована от неполадок, и причиной ее отказа может быть только полный выход всех системы питания вместе с дублирующими сетями из строя — вещь неслыханная.

Форд поспешно осмотрел второе тело, и обнаружил, что с ним случилась та же невероятная вещь — скорее всего, в то же самое время.

Он позвал взглянуть остальных. Они тоже были очень удивлены, но не разделяли его любопытства.

— Давайте уносить ноги, — сказал Зафод. — Если то, что я, предположим, ищу, находится здесь, то мне этого уже не надо. — Он схватил второй смерть-вужас, развалил пополам абсолютно безвредный шкаф поблизости, и ринулся по коридору. Остальные последовали за ним.

Вылетев за угол, Зафод едва не раскромсал на мелкие кусочки аэрокар, который ждал их чуть поодаль.

За рулем никого не было, но Артур узнал машину, принадлежавшую Слартибартфасту.

К приборной доске была прикреплена записка от него. На записке была нарисована стрелка, указывающая на одну из кнопок.

И еще там было написано: Может быть, это та самая кнопка, которая вам нужна.

Глава 34

Аэрокар тронулся с места, и помчал их на скорости больше 17 R по стальным туннелям на удручающую поверхность планеты, сдавленную очередными тусклыми утреннеми сумерками.

R — единица скорости, определяемая как разумная скорость следования и зависящая от трех параметров: вреда для здоровья, ущерба для психической полноценности, и опоздания не более, чем на пять минут. Таким образом ясно, что эта единица изменяется практически беспредельно в зависимости от обстоятельств, поскольку первые два параметра зависят не только от абсолютной скорости, но и от того, насколько принят во внимание третий параметр. Если к решению этого уравнения не относиться с должным спокойствием, дело может кончиться немалым потрясением, травмами, а возможно, и летальным исходом.

17 R — не точно определенная величина, но совершенно ясно, что это очень и очень слишком быстро.

Аэрокар еще прибавил скорости, доставил их к Золотому Сердцу, торчавшему на равнине, словно окаменевшая кость из земли, а затем без колебаний отправился обратно, видимо, по своим важным делам.

Дрожа от холода они стояли и смотрели на корабль.

×