Служанка-интриганка, стр. 1

Служанка-интриганка - pic_1.jpg

Генри Филдинг

Служанка-интриганка

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Гудолл.

Валентин.

Прайд, Пуфф – лорды.

Блефф, полковник,

Олдкасл.

Рейкит.

Маркиз.

Слэп.

Трик.

Секьюрити.

Миссис Хаймен.

Шарлотта.

Летиция.

Трасти.

Слуга.

Дамы.

Констебль и его помощники.

Место действия – Лондон.

ПОСЛАНИЕ К МИССИС КЛАЙВ [1]

Сударыня, обращения подобного рода первоначально назначены были выражать признательность автора за оказанную ему благосклонность или прославлять достоинства кого-либо из его друзей и, хотя ныне их сочиняют для целей совершенно иных, вы имеете полное право на такое послание.

Посвящения, равно как и большинство других панегириков, редко исходят из сердца; они обычно обращены к сильным мира сего и вызваны отнюдь не их высокими добродетелями и даже не благодарностью за былые милости, а надеждой на будущие; их авторы задавались вопросом не о том, кто больше заслуживает столь щедро расточаемых похвал, но кто лучше сумеет их оплатить. Послание в результате оказывается исполнено такой явной, грубой и бессмысленной лести, что должно бы заставить покраснеть и поэта, его написавшего, и покровителя, его принимающего.

Пока рука моя держит перо, я не устану повторять, что порок следует осмеивать, даже когда он вознесся очень высоко, а добродетель достойна похвалы, даже когда она ютится в сферах достаточно низких; иными словами, нет объекта для сатиры слишком высокого, а для панегирика слишком низкого.

К несчастью, ваше замечательное дарование раскрылось в ту пору, когда среди актеров царят раздор и интриги [2], а глупость, пристрастность и невежество столичной публики грозят совершенно разрушить английский театр и принести его в жертву нарочитому и нелепому увлечению иностранной музыкой; в не меньшей степени и аристократы стараются перещеголять друг друга в безудержных похвалах итальянскому театру и хуле по адресу отечественного.

Ваши незаурядные таланты встречают, однако, заслуженное одобрение у немногих зрителей, сохранивших вкус к английской сцене и присущее нашему народу добродушие; более того, своей замечательной игрой вы заставляете аплодировать даже тех, кто тоскует до сих пор по Кутзони [3].

При этом меня радует сознание того, что столица, во всяком случае та часть ее, которая не совсем еще обитальянилась, должна быть признательна мне за то, что я впервые открыл всю меру ваших способностей и помог вам выдвинуться раньше, нежели позволили бы невежество одних и зависть других. Ваши достоинства как актрисы общеизвестны, и я не буду на них останавливаться, ибо один выдающийся представитель нашего времени и прекрасный судья сцены [4] сказал, что вы превосходите в комедии всех, кого ему только удалось видеть.

Однако публика восхищалась бы вами еще больше, если бы она догадывалась о ваших человеческих качествах; знают ли они, сколько денег, заработанных замечательными выступлениями на театре, отдаете вы своему престарелому родителю; знают ли они, что вы, покоряющая их в ролях глупых и порочных женщин, представляете собой в жизни замечательный пример жены, дочери, сестры и друга.

В том, как повели вы себя во время недавнего столкновения между актерами и владельцами театра, проявилось столько достоинства, что, принадлежи вы к высшим слоям общества, о вас говорили бы как о величайшей героине века. Вы сострадаете мистеру Хаймору и миссис Уилкс, и никакие посулы, никакая корысть не заставят вас перейти в другой лагерь. Вы не щадите сил (что сказалось и в том, как быстро вы подготовили роль в этом фарсе), если надо поддержать тех, кого считаете оскорбленными и страдающими, и никогда не стремитесь получить непомерную награду от тех, кто не в состоянии ее предоставить; вы даже, как я знаю, отказались от жалованья, чтобы владельцы патента не понесли убытка из-за малочисленности публики. Короче, сударыня, ваша порядочность, здравомыслие и чувство юмора естественно вызывают всеобщее уважение, в котором вы всегда можете быть уверенной, равно как и в искренней дружбе вашего преданного слуги

Генри Филдинга.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Явление первое

Ковент-Гарден.

Миссис Xаймен, Летиция.

Миссис Хаймен. А, это вы, милейшая Летиция! Рада вас видеть! Вы-то мне и нужны.

Летиция. Я к вашим услугам, сударыня.

Миссис Хаймен. Ну да, конечно, и еще, без сомнения, всякого другого, кто вам платит. Впрочем, мне от вас только и нужно, милейшая, чтобы вы передали кое-что своему хозяину. Потрудитесь сообщить ему, милочка, что он – негодяй из негодяев и я прошу его отныне даже близко не подходить к моему дому. А если я еще раз застану его у себя, я выставлю вон свою племянницу.

Летиция. Право, сударыня, лучше бы вам передать это с кем-нибудь другим! Но что, скажите, натворил мой хозяин, чтоб заслужить подобную немилость?

Миссис Хаймен. Надеюсь, пока ничего: бог хранит да и я гляжу в оба. Но ведь я знаю, что он затеял!

Летиция. Ручаюсь, ничего такого, что не приличествовало бы джентльмену.

Миссис Хаймен. Еще бы! Джентльмену, милочка, без сомнения, вполне прилично совращать девицу. Только уж я постараюсь уберечь свою племянницу от сих достойных джентльменов!

Летиция. Но, сударыня, вы на редкость несправедливо судите о моем господине. У него самые честные намерения относительно вашей племянницы, мне ли того не знать!

Миссис Хаймен. Постыдились бы!

Летиция. Ей-богу, сударыня, никто не знает его так хорошо, как я. Будь у него иные намерения, я, право слово, ни за что бы не стала ему помогать. Я ведь всей душой люблю вашу племянницу, сударыня, – неужто я б стала потакать волокитству, от которого ей был бы вред! Только, как мне ведомо, господин мой без памяти от нее, а она – от него, и они, ручаюсь, будут распрекрасной парой, и потому я жизни не пожалею, а помогу их браку!

Миссис Хаймен. Ведь эка дерзость! Да знаешь ли ты, озорная баба, что у меня для нее другие планы! Она выйдет за мистера Олдкасла!

Летиция. Так вот что я вам скажу: это у вас самих бесчестные намерения относительно племянницы!

Миссис Хаймен. Совсем обнаглела!…

Летиция. Да, сударыня! Я знаю, чем кончаются такие дела, когда девушку, влюбленную в молодого парня, отдают ненавистному ей старому хрычу. Тут уж добра не жди!

Если девушке мил паренек – поскорей
Предложите ей мужа, чтоб был постарей,
Чтобы был он седой да еще с бородой –
И тогда без труда победит молодой.
И пусть не вдруг, и пусть не враз,
Но если будет он упрям,
Я честью заверяю вас,
Я поклянусь и слово дам,
Что в дом ее войдет он!

Миссис Хаймен. И слушать больше не хочу! А вам, милочка, с вашим хозяином я посоветую держаться подальше от моего дома, иначе уж я постараюсь отбить у вас охоту к этим прогулкам! (Уходит.)

Летиция. Ишь ты! Да мы посильнее тебя будем! Увидишь – наша возьмет! А вот и сама барышня.

Явление второе

Летиция, Шарлотта.

Шарлотта. Это ты, душечка Летиция!

Летиция. Жаль, что вы запоздали, сударыня. Тут сейчас была ваша разлюбезная тетушка – она соизволила распорядиться, чтобы вы почаще к нам заходили.

вернуться

1

Перевод Б. Кагарлицкого.

вернуться

2

Имеются в виду события, последовавшие за смертью двух из совладельцев патента Друри-Лейна, Р. Уилкса (1732) и Б. Бута (1733), и уход от дел третьего совладельца, К. Сиббера. Сын последнего Т. Сиббер перешел после этого вХеймаркет, уведя с собой большинство лучших актеров. Новый руководитель театра мистер Хаймор, которого поддержала вдова Уилкса, подал в суд на отколовшуюся часть труппы и заставил ее вернуться. Однако его отношения с актерами оказались настолько испорченными, что ему пришлось навсегда покинуть театр.

вернуться

3

Кутзони, Франческа (1700 – 1770) – итальянская певица, сопрано; начала выступать шестнадцати лет и вскоре приобрела мировую славу. В 1722 г. Гендель пригласил ее в руководимый им итальянский театр в Лондоне, где она с успехом дебютировала в его опере «Оттон» (1723). Этот английский ангажемент Кутзони продолжался до 1727 г. В 1734-1736 гг. Кутзони снова пела в Англии в оперном театре Хеймаркет; последний раз она выступала в Лондоне в 1749 г., однако успеха на этот раз не имела.

вернуться

4

Имеется в виду Сэмюел Джонсон (1709-1784), знаменитый английский критик и лексикограф.

×