Мисс Люси в столице, стр. 1

Мисс Люси в столице - pic_1.jpg

Генри Филдинг

Мисс Люси в столице.

Продолжение фарса «Урок отцу, или дочка без притворства»

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Гудвилл.

Томас.

Лорд Бобл.

Мистер Зоробэбл.

Синьор Кантилено.

Мистер Бэллед.

Миссис Миднайт.

Супруга (Люси).

Тодри.

Привратник.

Джон, лакей.

Слуги.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

У миссис Миднайт.

Миссис Миднайт и Тодри.

Миссис Миднайт. И даже шиллинга тебе не дал?

Тодри. Ни единого, клянусь честью!

Миссис Миднайт. Вот-вот. Они тратят столько денег на платье и экипажи, что подружкам своим могут платить не больше, чем поставщикам. Если бы не мистер Зоробэбл и его друзья, мне пришлось бы закрыть заведение.

Тодри. К тому же, сударыня, порядочные женщины и мужние жены нынче так дешевы, что за услуги веселых девиц и совеем платить перестали.

Миссис Миднайт. Я-то надеялась, что они там в Вестминстер-холле вволю насмотрелись на своих порядочных женщин, да видать – нет! И хотя разбирательство супружеских измен людям дохода не прибавило, количество дел не убывает. Может, лучше было бы, если б вышел специальный парламентский указ и нас совсем запретили!

Тодри. А вы уже вывесили на двери объявление, какое хотели, сударыня?

Миссис Миднайт. Как же, висит! Ах, Тодри, чтобы благовоспитанная женщина, всегда жившая как дама и занимавшаяся таким тонким делом, должна была опуститься до того, чтобы сдавать комнаты!

Тодри. Конечно, это весьма прискорбно.

Слышится стук у входной двери.

Стучат, слышите? И карета у крыльца остановилась.

Миссис Миднайт. Небось какой-нибудь повеса с пустым карманом, которого никто добром не помянет. Порядочные клиенты в эту пору не ходят. Честные горожане торгуют еще по своим лавкам.

Входит слуга.

Слуга. Там какой-то джентльмен с дамой, сударыня, справляются о квартире. Видать, прямо из деревни: лошади и карета все в грязи.

Миссис Миднайт. Чего же ты их не ведешь в комнаты?!

Слуга уходит.

Кто знает, может, нам какая удача, Тодри!

Тодри. Ну, кабы мне была удача, джентльмен бы явился один.

Возвращается слуга в сопровождении лакея Джона.

Слуга. Вот моя хозяйка, любезный.

Джон. Вы берете людей на житье? Потому как если берете, мой сквайр будет жить с вами, сударыня.

Миссис Миднайт. Значит, твой барин – сквайр, любезный? Подумать только!

Джон. Ага. Сквайр как сквайр – не хуже всех остальных в округе. А что раньше он был лакеем – велика важность! У хозяйки денег на двоих хватит!

Миссис Миднайт. Так проси их поскорее в дом! Думается, я сумею им угодить.

Слуги уходят.

Что ты скажешь об этих господах, Тодри, судя по их лакею?

Тодри. Коли мне будет не меньший доход от сквайра, чем вам от его жены (надеюсь, она хорошенькая!), нам, пожалуй, не придется сетовать на это знакомство. Вы мигом обратите ее в такую благовоспитанную даму, что она перестанет довольствоваться лакеем, особливо если он ее муж.

Миссис Миднайт. Сказать по чести, я предпочитаю женщин, знающих себе цену. Избави бог учить их тому, чтоб они поступали себе во вред! Такого греха я на душу не возьму!

Входят Томас и его супруга в сопровождении слуг.

Томас. Мое вам почтение, сударыня. Мой человек доложил мне, что вы изволите сдавать комнаты; любопытно узнать какие, сударыня?

Миссис Миднайт. О том сказано в объявлении, сударь.

Томас (в сторону). Черт возьми, она, кажется, решила, будто я неграмотный!

Миссис Миднайт (супруге). Сударыня, какие именно удобства надобны вашей милости?

Супруга. А все, милочка, какие надобны светским дамам! Я пока в точности не знаю какие. Я первый раз в столице, но все, что ни увижу, – мне будет надобно!

Томас. Надеюсь, у вас приличные комнаты и в них селятся светские господа?

Миссис Миднайт. Коли ваша честь желает, я провожу вас, сударь, и вы самолично все посмотрите.

Томас. Да-да, конечно. Проводите меня! Эй, Джон, позаботься о наших пожитках!

Супруга. Да, Джон, позаботься о большом пироге и холодной индейке, и еще там ветчина, цыплята, бутылка сухого вина, две бутылки крепкого пива и бутылка сидра.

Джон. Уж я позабочусь, будьте покойны! Только здесь вроде как на ярманке. Все так на тебя пялятся, будто людей не видали!…

Миссис Миднайт, Томас, Джон и слуги уходит.

Тодри. Вы, наверно, очень утомились с дороги, сударыня?

Супруга. Утомилась? Ни чуточки! Я бы еще двадцать миль пешком прошла.

Тодри. Скажите на милость! А светские дамы обычно страсть как устают с дороги!

Супруга. Да ну? Вот, значит, как! Может, и я устала: еще сама не пойму! Ну да: устала. Страсть как устала. (В сторону.) Нет, видать, никогда мне не сообразить, как положено вести себя светской даме!

Тодри. Миледи раньше не бывала в столице?

Супруга. Насколько помню, никогда, сударыня.

Тодри. Рада буду услужить вам, сударыня, и показать столицу.

Супруга. Весьма вам признательна, сударыня. Я решила посмотреть все какие ни на есть диковинки: королевские венцы [1], Тауэр, львов [2], Бедлам и еще парламент и аббатство [3]…

Тодри. Фи, сударыня! Это смотрят только простолюдинки! Светские дамы туда не ходят.

Супруга. Да ну? Так и я туда не пойду. Нужен мне этот мерзкий Тауэр и грязные львы! Что ж, сударыня, значит, светским дамам и ходить здесь некуда?

Тодри. Отчего же, сударыня. Они ездят на ридотто [4], в маскарады, ко двору, на пьесы и еще в тысячу мест. Всего этого так много, что светские дамы только и бывают дома, когда спят.

Супруга. Рада это слышать: я как раз ненавижу сидеть дома. Только вот скажите, милая сударыня, – вы, по всему видно, светская дама…

Тодри. К вашим услугам, сударыня.

Супруга. Что же вы, светские дамы, делаете в названных мостах? На маскарадах, к примеру? Я слыхала про них в деревне.

Тодри. Наши дамы наряжаются в замысловатые костюмы, разгуливают по залу и, кого ни встретят, спрашивают: «Вы меня узнаете?!» – и давай хохотать. Потом они посидят немножко, потом встанут – опять погуляют, а потом едут домой.

Супруга. Ну, это чудесно и совсем нетрудно. Я хоть сейчас могла бы ехать на маскарад. Только сперва расскажите про все остальное. А что они там делают на этих самых – на пьесах?

Тодри. А вот что. Они непременно стараются купить место в ложе у сцены и посылают туда лакея, который высиживает там два первых акта: чтоб все разглядели его ливрею. Затем появляются сами дамы. Они раскрывают веера, приседают перед знакомыми и начинают громко болтать и смеяться.

Супруга. Вот прелесть-то! И вовсе нетрудно быть светской дамой, как бог свят! Коли это все, тут и любая справится.

Ах, если у леди
Вся суть в туалете,
В ужимках, в пустой болтовне,
То стану я самой
Изысканной дамой,
Весь свет позавидует мне.
Забыв про усталость,
Я б в ложе трепалась,
Салон бы устроила там,
Болтала, болтала,
Болтала, болтала,
Трещала, трещала,
Трещала, трещала,
Как принято в свете у дам.
Крутясь в маскараде
При полном параде,
Среди прощелыг и хамья:
– Меня вы узнали?
– Не я вам нужна ли?
– Жеманно хихикала б я.
вернуться

1

В Векфилдской башне Тауэра со времен Реставрации выставляются короны и регалии английских королей. С 1867 г. здесь также выставляются драгоценности королевской семьи

вернуться

2

См. примечания к фарсу «Лотерея»

вернуться

3

«Имеется в виду Вестминстерское аббатство в Лондоне, Построенное в 1065 г., оно неоднократно перестраивалось и достраивалось. Теперешний вид оно приобрело только в 1735 г., когда за кончилось строительство Западных Башен. Впрочем, уже во времена Ричарда II Вестминстерское аббатство сложилось как ранне-готический собор.

вернуться

4

Праздничное представление с музыкой и танцами, завезенное в Англию из Италии.

×