Клинки Юга, стр. 1

Инна Сударева

Клинки Юга

КЛИНКИ ЮГА

Если, идя по жизненному пути,

ты не устанешь проявлять мужество

и справедливость,

увидишь, пройдет время, и ты помолодеешь.

Ты совершишь то, о чем мечтал,

и станешь тем, кто ты есть на самом деле.

Песня арфиста Неферхотепа

Наводить порядок надо тогда,

когда еще нет смуты.

Лао-Цзы

Вступление

Небо на западе было еще темным и звездным, а солнце уже блеснуло первыми лучами на далеком востоке. Летом светает рано.

На небе ни облака – начинавшийся день обещал быть таким же жарким и сухим, как предыдущий. Земледелец вздыхал уже вторую неделю – молил о дожде. Но солнце щедро заливало жарким ослепляющим светом поля, луга и леса. В реках заметно спала вода, обнажив илистые берега, а многие мелкие ручейки совсем высохли…

По полю и тракту вдоль него ветер лениво кружит пыль. Старинный путь ведет через небольшой лес к озеру. Утром все здесь тихо, безжизненно…

Ну, не совсем так. По крайней мере, сегодня…

На дороге появился бегущий человек. Его ноги, обутые в мягкие невысокие сапоги, уверенно и быстро отталкиваются от земли, тревожа пыль. Человек одет в рыцарскую кожаную одежду и хорошо вооружен: за спиной – меч, на бронзовом наборном поясе – длинный кинжал. За ним, держась чуть позади, скачет всадник на гнедой лошади. Догоняет? Нет, скорее – сопровождает. К тому же за повод он держит еще коня – могучего серого, с шикарной гривой, с пышным хвостом и в богатой сбруе.

Бегущий с головы до ног покрыт дорожной пылью, дышит тяжело, но ровно, его волосы взмокли, и он то и дело вытирает обильный пот с лица. Видимо, уже не одну милю оставил позади. Однако бежит быстро и легко, не сбавляя темпа.

– Может, хватит? – скучным голосом осведомился всадник (похоже, уже не раз он задавал этот вопрос).

– Я же сказал – до моста! – ответил бегущий.

– Тогда я поеду, распоряжусь насчет ванны. – И всадник, пришпорив лошадь, ушел далеко вперед, а скоро совсем скрылся из виду, увлекая за собой и серого скакуна.

Бегущий рыцарь на какое-то время перешел на шаг, чтоб не попасть в пылевое облако, поднятое всадником. Он чуть прихрамывал. Остановился, расшнуровал левый сапог, вытряхнул из него камушек. Но хромать не перестал и, хмурясь, вновь побежал. Когда-то раненная нога изредка, но дает о себе знать.

Нельзя было точно определить, какого возраста человек. Бежал он, как резвый юноша, а седеющие волосы указывали на многие прожитые годы. На красивом, даже утонченном лице аристократа не было и тени морщин, а вот серые глаза смотрели так устало, будто все в этом мире ими было видано-перевидано и представлялось скучным и даже тягостным…

Впереди блеснула гладь огромного озера. В его центре величаво раскинулся продолговатый остров. Над ним зеленели раскидистые кроны высоких тополей, каштанов, берез и ясеней. Это делало его похожим на корабль, мерно плывущий под парусами из листвы. На острове, в самой гуще зеленых рощ проглядывала древняя кладка замка за высокой стеной с могучими угловыми башнями. На шпиле донжона развевался, стегая длинными белыми шнурами воздух, черный стяг с ощеренным драконом серебряного цвета – штандарт короля Южного королевства.

Крепость на острове называлась Цветущим замком и носила статус «государева дома»…

– Ванна, – пренебрежительно буркнул бегущий рыцарь.

Он свернул с дороги, направляясь к водной глади вместо тяжелого моста, что был перекинут с острова на берег. Не останавливаясь, человек сбросил куртку, сапоги и рубашку, не оставив при этом оружия, и в одних штанах с прыжка влетел в блистающие и спокойные волны озера. Вынырнул, мотнул головой и быстро поплыл. Было видно, что все это ему не в первый раз…

1

Княжна Уна вышла в сад. Да, ничего не скажешь, садовники в Теплом Снеге были превосходными: длящаяся уже больше недели засуха никак не сказывалась на здешних цветниках. Все пышно зеленело, благоухало. «Государь любит цветы», – так сказал ей один из садовников.

«Было бы лучше, чтоб он не только цветы любил», – думала Уна.

Отец обещал ей, что Король Юга без особых раздумий отдаст ей свою руку и сердце и она станет Королевой. «Ты юна и красива. Ты первая красавица в своей стране. Кто может устоять перед тобой?», – так говорил князь Деррик, ее отец. Так сказала и мать на прощание, целуя дочку в щеки. Почти то же молвил и Судья Гитбор – старинный друг отца, встречая Уну в Теплом Снеге. Но как это может получиться, если княжна до сих пор не видела Короля даже мельком.

Вот уже скоро будет две недели, как она прибыла со своей свитой в Цветущий замок Теплого Снега, родовое поместье Короля, а Фредерик не соизволил ее принять. Хотя, как уверяли здешние придворные, ему было сразу доложено о ее прибытии через голубиную почту. «Что за гостеприимство?» – возмущались дамы и рыцари из окружения княжны.

Княжна сперва тоже высказывала возмущение и недовольство, подозревая, что ей здесь не рады. Но вскоре поняла, что как раз наоборот: в замке все были с ней и ее окружением приветливы и предупредительны и даже часто выказывали сочувствие по поводу того, что им приходится так долго ожидать встречи с Королем. Поэтому она решила в полной мере наслаждаться здешним покоем и умиротворением, знакомилась с обитателями замка, узнавала много интересного о Короле и делах в Королевстве. «А встретиться мы встретимся, – думала Уна. – Рано или поздно. Главное – не состариться к этому моменту».

Как она выяснила, Фредерик когда-то был Судьей. Так назывались лорды Королевского Дома, которым от рождения предопределено следить за порядком в государстве.

Южное Королевство делилось на четыре округа – Южный, Северный, Западный и Восточный. И в каждый назначался свой Судья. Фредерик в свое время заправлял в Западном.

У каждого Судьи имелась команда – многочисленная дружина помощников, в которую входили и дворяне, и простолюдины. С некоторыми из них Уна познакомилась. Например, сэр Марк – верный адепт Короля-Судьи – подвизался знакомить княжну со всем тем в поместье, что ее интересовало. Сопровождая девушку в ее прогулках, он любил рассказывать о всевозможных приключениях, связанных с судейскими делами.

Фредерик, будучи Королем, не оставил прежнего занятия. Вот и теперь, как рассказывал Марк Уне, он пропадал где-то в приграничных районах Западного округа, наводя порядки на лесных разработках, где разгорелось нешуточное противостояние между лесорубами и землевладельцами.

– Я получил депешу от Короля: государь Фредерик шлет вам привет и извинения: дела задерживают его дольше, чем он рассчитывал, – так сказал Марк княжне однажды утром после завтрака.

– Что ж, – пожала точеными плечами девушка. – Буду ждать, буду слушать ваши истории, сэр Марк…

Пару дней спустя после своего приезда в Цветущий замок Уна познакомилась и с сыном Короля – бойким зеленоглазым малышом Гаретом. Ему было только два года, но он являлся источником почти всех возможных происшествий в поместье. То его всей челядью снимали с яблони, куда он забрался быстро и ловко, словно кошка; то королевич отправился на задний двор со своим игрушечным мечом и зашиб двух кур, прежде чем спохватились птичницы. Слуги, деловито сновавшие по коридорам замка, нередко падали из-за этого рыжего малыша, который вылетал, словно мячик, из-за угла или из какого-нибудь укромного места, чтоб ткнуться взрослым под ноги в самый неподходящий момент. Но это происходило тогда, когда Гарету удавалось остаться одному. Если же рядом с ним находилась дама Марта, все выходило по-иному.

×