Ускользающая любовь, стр. 2

И тут, как назло, на приборной доске «Порше» зажглась красная лампочка, извещая ее о том, что бензин на исходе. Во мраке ночи на бездорожье, посередине бушующей грозы, этот сигнал выглядел особенно тревожно. По спине у Кейт побежали мурашки. Как ей теперь добраться до дома? Да и где он, ее дом?

Перед ней лежала мокрая от дождя и совершенно пустынная дорога. Колеса автомобиля начинали прыгать по выбоинам всякий раз, когда она сбрасывала скорость в поисках хоть какого-нибудь дорожного знака, извещающего о близости скоростной магистрали. Несмотря на дождь, усложнявший видимость, Кейт замечала, что качество дорожного покрытия все ухудшается, но боялась признаться себе в том, что ее шансы выбраться в скором времени на приличное шоссе становятся все более призрачными.

Так она проехала еще минут десять, пока не оказалась у развилки. И снова никаких дорожных указателей.

– Черт побери! – в сердцах пробормотала незадачливая автомобилистка. – И что мне теперь прикажете делать?

Пожав плечами, она поехала по правой дороге.

И почти тут же поняла, что ошиблась в своем решении. Примерно через милю асфальт кончился и его сменила неровная дорога, посыпанная гравием. Предательские лужи скрывали глубокие колдобины. Стояла непроглядная темень, и почти не оставалось сомнений, что колеса машины в скором времени попадут в большую глинистую выбоину да там и застрянут. Однако повернуть назад Кейт тоже боялась: разворачиваясь, она непременно съедет в наполненную водой канаву на обочине, откуда ей самостоятельно уже не выбраться.

Сжав зубы, она решила ехать вперед, куда бы ни привела ее узкая дорога. «Ведь куда-то она все-таки ведет», – успокоила Кейт сама себя. И оптимизм ее вскоре подтвердился. Свет фар упал на выцветшее от времени и непогоды название: «Ферма «Гавань ветров» .

Страх, нараставший в последние полчаса и сжавшийся комком в ее груди, слегка отпустил. Ферма! Должно быть, молочная, в этой части штата чаще всего встречаются молочные фермы. При этом ей представилась толстая и добрая жена фермера, которая радушно встретит ее и угостит горячим кофе, а потом проводит в ванную комнату с горячей водой. А Кейт объяснит ей, почему оказалась без денег… договорится, чтобы ей перевели их в местный банк… В этот момент «Порше» рванулся вперед, дернулся и заглох, так что она едва не ударилась о рулевое колесо.

На миг Кейт просто не могла пошевелиться, пораженная случившимся, а затем нерешительно открыла дверцу и шагнула под яростный ливень. Через минуту на ней уже не осталось сухой нитки. В некотором отдалении она заметила силуэт фермерского дома и с облегчением поспешила к нему. В босоножки на высоком каблуке попадала вода, дыхание вырывалось из груди Кейт с прерывистыми всхлипами. Золотистые волосы облепили лицо, а шелковое платье прилипло к телу, подчеркивая все его формы. Но Кейт сейчас было наплевать на то, как она выглядела. Скорее бы укрыться от непогоды – только об этом она сейчас и мечтала.

Она почти без сил прислонилась к двери фермерского дома и забарабанила костяшками пальцев по дереву. Тишина. Кейт снова постучала. «Ведь внутри горит свет, – сказала она себе, подавляя страх. – Кто-то должен быть дома».

Дверь отворилась настолько внезапно, что Кейт не удержалась на ногах и сильно качнулась вперед. От падения ее удержало лишь то, что она вцепилась в руку появившегося перед ней высокого мужчины.

Он окинул ее быстрым, недовольным взглядом и хотел закрыть дверь.

– Убирайся вон, – процедил он сквозь зубы. – И можешь передать Саше, что я не вернусь.

Лишившись от удивления дара речи, Кейт так и стояла, почти прижимаясь к нему и ощущая всем телом его жесткую мускулатуру. Нелегко было вообразить кого-то менее похожего на толстую и радушную фермершу. Его худощавую, наделенную опасной силой фигуру подчеркивали черный свитер и туго облегающие бедра линялые джинсы. Черные волосы небрежно падали на лоб, а при скудном свете тусклой лампочки кожа, несмотря на загар, выглядела не лучшим образом, словно он провел на солнце много часов, а после этого какое-то время не выходил из дома. Глаза казались еще темней от горевшей в них ненависти, а от тела исходили такие разряды едва сдерживаемой злости, что Кейт внезапно пробрала дрожь.

Резким, почти презрительным жестом молодой человек высвободил руку из вцепившихся в нее пальцев Кейт.

– Где твоя машина? – отрывисто поинтересовался он. – Я укажу тебе дорогу со своего участка. Ты тут у меня долго не задержишься.

– Там внизу… На дороге. – От холода и испуга ее зубы начали выбивать мелкую дробь. – У меня кончился бензин. Машина не может никуда больше ехать.

Он засмеялся резким горьким смехом.

– Как неоригинально! Даже противно. Неужели Саша не мог придумать чего-нибудь более убедительного?

– Кто такой Саша? Я не знаю никого с таким именем.

Кейт обхватила голову руками, стараясь унять бешеную пульсацию крови в висках. Она совсем растерялась, и голос ее звучал неуверенно. Внимательно вглядевшись в ее лицо, мужчина слегка смягчился. Он буквально втащил ее в дом и подтолкнул к стулу под единственную лампочку без абажура, намереваясь получше разглядеть непрошеную гостью.

– Ты похожа на тонущую крысу, – отрывисто заявил он. – Что произошло? Ты заблудилась, пытаясь отыскать мой дом? И вообще, откуда Саше стало известно, что я в Висконсине, черт побери?

Он встряхнул Кейт за плечи с таким бешенством, что она испугалась еще сильней.

– Я заблудилась, – умоляющим тоном произнесла она. Теперь конвульсивная дрожь сотрясала уже все ее тело. – Прошу вас, отпустите меня. Я п-посплю в машине. А вас больше не побеспокою.

Мужчина отпустил ее столь же внезапно, как и схватил, и вновь пристально всмотрелся в ее лицо. Гнев ушел из его черт, сменившись безразличием.

– Можешь переночевать и тут, если хочешь. Дом большой, для двоих места в нем достаточно. – Он отвернулся, даже не потрудившись дождаться ее реакции на такое нелюбезное приглашение. – Наверху в бельевом шкафу возьмешь чистые полотенца и простыни. Справа от лестницы ванная комната. За ней свободная спальня.

И снова он даже не поинтересовался, как она отнесется к его кратким и неприветливым инструкциям. Налетевший порыв ветра захлопнул входную дверь за ее спиной. Мужчина чуть заметно пожал плечами, как будто ветер решил участь гостьи, и теперь она непременно останется в его доме. Затем удалился в соседнюю комнату и закрыл за собой дверь. Как ни была Кейт растеряна, она все же заметила, что при ходьбе хозяин дома слегка прихрамывает на левую ногу.

Она стояла в тусклом свете коридора, дрожа от холода и страха, не зная, на что решиться – остаться ли на ночь под одним кровом с этим странным человеком или вернуться обратно к своей машине. Раскат грома, раздавшийся совсем близко, избавил Кейт от дальнейших колебаний. Она зябко поежилась и огляделась.

На голый каменный пол с ее платья натекла целая лужа. Струйки воды сбегали по ее спине и груди, щекоча и холодя кожу. А в голову пришла нелепая мысль: почему из всех ферм Висконсина ей на пути попалась именно эта, с сумасшедшим хозяином? Шум грозы слегка утих, и Кейт поймала себя на том, что напрягает слух, пытаясь расслышать, что творится за дверью, за которой скрылся темноволосый незнакомец. Но оттуда не раздавалось ни звука.

Стряхнув с себя оцепенение, вызванное не только усталостью, но и голодом и жаждой, – ведь в этот день она почти ничего дома не ела, – Кейт приняла решение.

Несмотря на то, что сил у нее практически не осталось и выходить под дождь на размытую дорогу совсем не хотелось, здравый смысл подсказал ей, что в этом доме оставаться не стоит. Спать в машине безопасней, хоть и менее удобно. Она уже сделала шаг по направлению к входной двери, но в этот момент пряжка на левой босоножке расстегнулась, и Кейт неловко подвернула ногу на мокром каменном полу.

Небо рассекла ослепительная молния, за ней последовал раскат грома, такой оглушительный, что, казалось, на крышу фермерского дома обрушилась небесная твердь. Снова вспыхнула молния, и свет в доме, мигнув ей в ответ, тут же погас. Коридор погрузился в полнейшую темноту.

×