Медалон, стр. 2

Ночь тянулась в гнетущей тишине, пока первые робкие утренние лучи не возвестили о начале следующей, с куда большим нетерпением ожидаемой части церемонии.

Как только мгла стала постепенно рассеиваться, Франсил подняла голову:

— Помянем нашу сестру!

— Помянем нашу сестру! — в унисон отозвались сестры, послушницы, трудницы и защитники. Все были измотаны и держались из последних сил, желая лишь, чтобы все поскорее закончилось.

— Двинемся же вперед, к новому будущему, — воззвала Франсил.

— Двинемся же вперед, к новому будущему, — повторила Р'шейл, чувствуя нарастающий интерес. Пришло время назвать собравшимся того, кто станет преемницей Трайлы. Решение, которое повлияет на жизнь всего Медалона.

— Приветствуем Верховную сестру Мэгину Кортанен!

— Приветствуем Верховную сестру Мэгину Кортанен! — пропела толпа.

При виде выступившей вперед принимающей приветствие собрания Мэгины у Р'шейл от изумления перехватило дыхание. Невероятно. Что за политические махинации и подвохи кроются за подобным решением? Как это возможно, чтобы при всех интригах и хитроумно разыгранных партиях Кворуму удалось избрать кого-то действительно способного хорошо делать свое дело? Р'шейл с трудом справилась с желанием расхохотаться.

Когда наконец стихли аплодисменты и приветствия, Мэгина повернулась к Дженге:

— Милорд Защитник, принесете ли вы мне клятву верности защитников?

— С радостью, ваша милость, — отозвался Дженга.

Он обнажил меч и выступил вперед, положив сверкающий клинок на песок арены к ногам новой Верховной сестры. Опустившись на одно колено, лорд Дженга подождал, пока к нему присоединятся старшие офицеры. Защитники прижали к груди напротив сердца сжатые кулаки, и голос Дженги разнесся над притихшим амфитеатром:

— Кровью в моих венах и землей Медалона клянусь в верности и подчинении защитников Верховной сестре. Да будет так, пока смерть не заберет к себе меня или вас, сестра.

Ряды защитников всколыхнули воздух громким горловым рыком одобрения. Дженга поднялся на ноги и встретился взглядом с глазами Мэгины. Р'шейл не терпелось увидеть, как она примет принесенную ей клятву. Никто и никогда еще не был столь непохож на Верховную сестру.

Мэгина кивнула Дженге с молчаливой благодарностью и, широко раскинув руки, обратилась к собранию.

— Объявляю день отдыха, — огласила она свой первый декрет на новом посту. После ночи, проведенной у ярко пылающего погребального костра, ее голос прозвучал хрипло и сухо. — В этот день мы будем поминать славную жизнь возлюбленной Трайлы. В этот день мы засвидетельствуем позорную смерть ее убийцы. Завтра мы откроем новую главу в жизни Сестринской общины, а сегодня — день отдыха.

Слова Верховной сестры были встречены еще одной усталой волной приветствий. Получив позволение оставить амфитеатр, члены общины с облегченными вздохами потянулись к туннелю, ведущему к выходу в город, домой. Ряды сестер на арене быстро рассасывались. Уходящие тихо переговаривались между собой, несомненно, столь же удивленные решением Кворума, как и Р'шейл. Защитники даже не шевельнулись. И не шевельнутся, пока последняя из сестер не покинет амфитеатр. Впереди шагала Мэгина. Р'шейл пристально разглядывала лица — Джойхинии и остальных членов Кворума, но на них не проскользнуло даже намека на истинные чувства мистресс.

Предутреннее небо было уже достаточно светлым, когда зеленые юбки последних из остававшихся в амфитеатре трудниц скрылись в туннеле, и Дженга наконец позволил своим людям расслабиться. Р'шейл немного подождала, пока разойдется основная масса, надеясь улучить минутку и переговорить с Лордом Защитником один на один. Когда стройные ряды защитников зашевелились, в гаснущем костре еще постреливали угли. При каждом щелчке вокруг разлетались снопы искр. Многие воины уселись прямо на землю, большинство же просто согнули затекшие ноги в коленях и растирали кулаками утомленные спины. Дженга подозвал к себе двух капитанов. Они с усилием выпрямились, но отсалютовали столь же четко, как если бы дело происходило на параде Дня Основательниц.

— Джордж, оставьте здесь несколько человек, чтобы они поддерживали огонь, пока останки полностью не превратятся в пепел, — устало приказал лорд младшему.

— А пепел, милорд? — спросил Джордж.

— Смешайте с песком арены, — пожав плечами, ответил Дженга, — он теперь ничего не значит, — и повернулся к старшему: — Нхил, скажите своим людям, что у них есть время на отдых, только пока кормят и приводят в порядок лошадей. Затем призовите добровольцев для сопровождения преступника к месту казни. Мне понадобятся десять человек.

— Для этой цели у вас будет гораздо больше десяти добровольцев, — предрек Нхил.

— Тогда отберите десятерых самых надежных и благоразумных, — нетерпеливо проговорил Лорд Защитник. — Это публичная казнь, капитан, а не карнавал.

— Милорд, — капитан отсалютовал, прижав кулак к сердцу. Он еще мгновение поколебался и неуверенно добавил: — Милорд, вы не думаете, что решение Кворума несколько неожиданно?

— Я не думаю, капитан. И вам не советую, — холодно отрезал Дженга. Он нахмурился, пресекая улыбку младшего капитана, которого позабавил столь глупый комментарий сослуживца. — Уверен, что Верховная сестра Мэгина будет мудрым и справедливым лидером.

Для Р'шейл было очевидно, что за вежливыми словами отца скрывалась искренняя радость по поводу назначения Мэгины. Это было хорошим знаком для того, что она собиралась предпринять.

— На самом деле мне в голову приходит лишь выражение «на пороге смутных времен», — почти неслышно пробормотал Нхил.

— Попридержите язык, капитан, — предостерег его лорд. — Не в вашей власти обсуждать решения Сестринской общины. Лучше посоветуйте офицерам не слишком набираться ночью в тавернах. Напомните им, что до завтрашнего утра Медалон в трауре.

— Милорд!

Дженга отвернулся от затухающего костра и впервые за это время заметил Р'шейл. Утро уже полноправно царило в амфитеатре, обещая наступление жаркого летнего дня. Лорд Защитник направился к ведущему в город туннелю, где ожидала его дочь.

— Лорд Дженга? — отважилась обратиться к отцу Р'шейл, когда он подошел ближе.

— Разве тебе не следовало вернуться к себе вместе с остальными? — резко бросил Дженга.

— Я хотела кое о чем вас спросить.

Дженга на ходу оглянулся через плечо, чтобы убедиться, что его приказания уже выполняются, и кивнул. Войдя в прохладный сумрак туннеля, Р'шейл подстроилась под его шаг.

— Что теперь будет, лорд Дженга?

— Назначение новой Верховной сестры всегда влечет за собой смену курса, пусть даже незначительную.

— Мама говорит, что Трайла была безынициативным лидером, что у нее не было достаточного воображения. Она даже называла ее бесполезной южной коровой.

— Тебе, как никому иному, известна истинная цена подобных разговоров, Р'шейл.

Р'шейл слабо улыбнулась и продолжила:

— А что насчет Мэгины? Джойхиния считает ее идеалистичной дурой.

— Сестра Мэгина пользуется заслуженным уважением — как моим, так и всех сестер Клинка.

— Вы думаете, ее избрание означает изменение образа мыслей общины?

Лорд Защитник остановился и, явно раздраженный ее вопросом, внимательно посмотрел на дочь.

— Р'шейл, ты, кажется, хотела о чем-то спросить. Спрашивай, или оставим эту тему. Я не собираюсь вдаваться с тобой в политические дискуссии, равно как и обсуждать высосанные из пальца слухи и сплетни.

— Я хочу знать, что происходит. Что теперь будет?

— Для начала я приглашен на присягу Первого Копья Верховной сестры. Несомненно, это будет лорд Драко.

— Он считался телохранителем Верховной сестры, — возразила Р'шейл, — но Трайла погибла от руки убийцы.

— Должность Первого Копья — крайне тяжелое бремя: многих претендентов отталкивает необходимость принятия обета безбрачия.

— Так он останется на своем посту? Даже если он не справился? — Терпение Дженги быстро иссякало.

— Р'шейл, Драко отсутствовал в кабинете момент убийства. Трайла посчитала, что в одиночку разберется с презренным мальчишкой-язычником и приказала телохранителю выйти. Ну, теперь ты все спросила?

×