Медалон, стр. 109

Брэк выбросил женщину из головы и опустился на колени рядом с Р'шейл. Тарджа все еще держал ее на руках, словно его объятия могли помешать жизни покинуть тело. Он отказывался позволить Р'шейл умереть. Под влиянием чар Гленанарана смерть не могла достать ее своими цепкими когтями, но эта магия бессильна была вернуть девушку к жизни — она лишь отодвигала неизбежное.

— Если мы позовем Шелтарана, он придет? — спросил он харшини.

— Если я велю ему прийти, он придет.

Тарджа вскинул голову на громовой голос. Брэк оглянулся и обнаружил, что все люди замерли, застыв где-то в межвременье. Время не остановилось лишь для него, Гленанарана и Дэйса. Надо всем, даже над верховыми хитрианцами, возвышался Зигарнальд в сияющих золотых доспехах и в серебряном украшенном перьями шлеме. Его огромный отделанный драгоценностями меч в длину был выше человеческого роста, а щит так сверкал, что на него больно было смотреть.

— Зигарнальд.

— Предполагалось, что ты доставишь нам дитя демона, Брэканадаран, — пророкотал бог войны. — Видимо, ожидать, что ты доставишь ее живой, было чрезмерным.

Брэк встал на ноги и посмотрел богу в лицо.

— Зигарнальд, все это время ты знал, где она. Ты, Дэйсендаран и Кальяна. И Майра знала. Каэларн тоже наверняка был в курсе, — добавил Брэк, подумав о косяке голубых арленов, из-за которого оказался в Гринхарборе. — Даже Хафиста знал о ней все. Я был вам ни к чему. Зачем эта карусель?

— Меч не готов к бою, пока не пройдет закалку. Подготовка оружия требует времени и испытаний.

— Так вот как ты ее называешь.

— Дитя демона придется схватиться с богом, Брэканадаран. Для этого она должна стать отважной. Она должна пройти через огонь бед и лишений и выйти из него живой. Иначе она не сможет победить.

— А то, что из-за этой твоей «закалки» может разразиться война, тебе лишь на руку, да?

Бог войны пожал плечами.

— Что поделаешь, если обстоятельства всякий раз складываются в мою пользу.

Брэк сердито покачал головой и перевел взгляд на Р'шейл. Может, и к лучшему, если она не выживет.

— Что ты собираешься делать?

— Я не обязан перед тобой отчитываться, — он был не в настроении отвечать на вопросы Зигарнальда.

— Ладно, несмотря ни на что, ты был нам… полезен. Так что я прощаю тебя. Я отнесу ее в Убежище. Шелтаран ее вылечит. Тогда мы сможем продолжить закалку.

— Продолжить?! Разве она еще недостаточно настрадалась? «Да и мы все», — мысленно добавил он.

— Она знает, кто она, но не принимает это знание. Закалка будет окончена, когда дитя демона поймет и примет свою судьбу.

— Ну что ж, надеюсь, она унаследовала долгожительство своего отца, — съязвил Брэк. — Ибо ждать тебе придется немало.

— Твоя наглость бодрит, Брэкандаран, но уже начинает выводить меня из себя. Дай ее мне.

Возражать было бессмысленно. Зигарнальд обеспечит безопасность Р'шейл хотя бы ради того, чтобы она дожила до схватки с Хафистой. Гленанаран поспешил подчиниться, взяв безвольное тело девушки из рук Тарджи, чье неподвижное лицо выражало горькое отчаяние. Бог войны наклонился и с неожиданной нежностью прижал Р'шейл к себе.

— Ты должен примирить хитрианцев и медалонцев, чтобы они вместе отправились на север, — приказал Зигарнальд. — Хафисте известно, кто разрушил жезл. Всевышний может с тем же успехом воспользоваться силой дитя демона, что и мы, если она попадет к нему неподготовленной. Попытка выкрасть ее провалилась. Его следующий шаг будет куда менее деликатным, а твои друзья-люди предоставили ему отличный повод. Так что, Брэкандаран, желаешь ты или нет, придется тебе пока остаться у меня на службе.

— Не будь грубияном, Зиги.

Рядом с Зигарнальдом появилась Кальяна. Сегодня она приняла свой самый обворожительный вид, хоть и едва доходила богу войны до колена. Даже после огромного количества неудачных попыток она не потеряла надежды, что Зигарнальд в конце концов падет к ее ногам и полюбит, как и все остальные.

— Кальяна, тебя это не касается. Занимайся сводничеством и не лезь туда, куда не просят. Ты и так уже натворила дел своим вмешательством.

— Это я-то вмешиваюсь? Да кто бы говорил! Ты сам постоянно во все лезешь и других заставляешь! Да если бы я не…

— Эй! — оборвал их Дэйсендаран. — Вы тут препираетесь, а Р'шейл умирает.

Боги, изумленно взглянув на своего собрата, мгновенно замолчали. Не говоря ни слова, Зигарнальд растаял в воздухе с Р'шейл на руках. Кальяна, театрально закатив глаза, последовала за ним. Удивленный Брэк повернулся к Дэйсу. Мальчик-бог весело оскалился.

— Не часто мне выпадает удача поставить этих двоих на место.

Ответить Брэк не успел — с уходом великих богов люди очнулись от летаргии, и Тарджа вскочил на ноги, испуганный и обескураженный исчезновением Р'шейл. Для него исчезновение девушки из его рук произошло мгновенно.

Тарджа с подозрением посмотрел на Брэка.

— Где Р'шейл? Что вы с ней сделали?

— Она в безопасности. Позже я все тебе объясню.

— Что здесь происходит? — сурово спросил Дженга.

— Да, мне тоже хотелось бы знать, — подал голос Дамиан, продвинувшись немного вперед. — Что случилось с девочкой?

Брэк глубоко вздохнул. Все равно без объяснений не обойтись.

— Милорд, меня зовут Брэкандаран ти Карн, я — харшини. Это лорд Гленанаран ти Дайлин. А это Дамиан Вулфблэйд, военлорд Кракандара. Тарджа, полагаю, вы с лордом Вулфблэйдом уже знакомы.

— Мы не были официально представлены, — кивнул военлорд. — Но мы неплохо знаем друг друга. Кто ранил дитя демона? Покажите мне этого негодяя, и я заставлю его корчиться в муках, пока он сам не станет молить меня о смерти.

— Спасибо, но я хотел бы заняться этим лично, — сказал Тарджа.

— Тарджа, — начал было Дженга, — что…

Но Тарджа жестом пресек его расспросы и обратился к Брэку:

— Так, значит, хитрианская атака была призвана нам помочь?

— Атака? Капитан, вы полностью заблуждаетесь относительно наших намерений! — возразил Дамиан. — Мы здесь, чтобы предложить вам помощь. Лорд Брэкандаран сообщил мне об угрожающем Медалону вторжении кариенцев. Если кариенцы пройдут через Медалон, следующей под их сапоги ляжет Хитрия, где первым окажется мой Кракандар. Я предпочел бы остановить ублюдков на вашей границе, а не на своей.

Тарджа повернулся и взглянул на Дженгу.

— Милорд?

Для Дженги события развивались слишком быстро. Он посмотрел на готовых броситься в бой — пусть и с голыми руками — защитников, на напряженно застывших хитрианцев, затем перевел взгляд на стоящих рядом Тарджу и военлорда — все они ожидали его ответа. Еще он увидел совершенно растерявшегося Драко и созерцающую небо Верховную сестру. На лице Джойхинии было написано радостное изумление, а в ее улыбке было что-то странное и необычное. И сама она выглядела какой-то… по-детски наивной и невинной. Брэку стало не по себе. Хитро ухмыляющийся от уха до уха Дэйсендаран подбрасывал в руках сияющий шарик.

— Верховная сестра?

Джойхиния не отвечала. Она казалась полностью погруженной в разглядывание облаков.

— Сестра Джойхиния?

— Она тебя не слышит, — пояснил Дэйс. — Точнее, не так — она слышит, но ей все равно.

— Дэйсендаран, что ты еще натворил? — сурово спросил Брэк.

— Я украл это, — заявил озорник, бросив шарик прямо через головы Тарджи и Дженги. Брэк поймал его и принялся с любопытством разглядывать.

— Что это?

— Это ее интеллект.

Дженга непонимающе уставился на мальчика, а Тарджа взял сияющий шарик из рук Брэка и спросил:

— То есть как это — ее интеллект? Что ты имеешь в виду? Дэйс пожал плечами — мол, здесь и так все ясно.

— Интеллект — это все то, что делает ее такой, какая она есть. Я не мог стащить его полностью — тогда бы она умерла, а мне не позволено ее убивать, — но ее память я выкрал всю. Теперь она — как ребенок.

— Что будет, если это разобьется? — спросил Тарджа, поднимая шарик к свету. — Она умрет?

— Нет. Просто останется такой, как сейчас. Правда, здорово получилось?

×