Рожденный для войны, стр. 144

Виктор задумался.

– Ты хочешь сказать, что кто-то воспользовался старым кодом и послал старое сообщение, чтобы активизировать агентов, находящихся здесь. Такие действия предполагают участие Ком-Стара или последователей «Слова Блейка». Учитывая наши сердечные отношения с Ком-Старом на сегодняшний момент, скорее всего подозреваются последние. А отсюда вывод: регенты «Слова Блейка», отправив это сообщение агентам Сун-Цу, создавали повод к войне: попытка покушения на Джошуа, которая должна была обнаружить подмену.

Гален кивнул.

– Я думаю, мы должны считаться с фактом, что Томас знал о подмене сына. Он сначала подготовил базу для ведения войны, а затем выступил с обвинением.

– Используя агентов Ляо, он не стал подвергать риску своих людей, тем самым указывая на Сун-Цу и даже готовясь извиниться за Сун-Цу в случае, если бы тот вышел из повиновения. Томас извлек массу преимуществ из одной простой акции, которая, как он знал, не навлекла опасности на его сына. – Виктор протяжно присвистнул. – Это впечатляет даже меня.

– Подождите, это еще не все. – Гален глубоко вздохнул. – Помните, когда война началась, вы сказали мне, что хотите получить дубликат генной пробы, которая, со слов Томаса, доказала, что двойник не является сыном Томаса?

– Да. И ты передал мне результаты проб неделю спустя.

Гален покачал головой.

– Нет, я передал вам результаты лишь некоторых из проб. Оставались еще одни, решающие, имеющие отношение к сравнению анализов отца и сына. Так вот, лабораторные техники – это люди, обитающие в своем мире. И уж если им что-то взбрело в голову, они вывернутся наизнанку.

– И наши ребята из лаборатории оказались именно такими одержимыми людьми?

– Еще более одержимыми, нежели вы, гэр. Виктор удивленно поднял брови.

– А разве такое возможно?

– Да, но только потому, что для этих специалистов не существует другой жизни, что проходит вне стен лаборатории, и на них не давит важность результатов. Сегодня в семь часов утра, когда я готовился к приему, руководитель департамента генетической идентификации сбросил мне несколько файлов с сопроводительны ми замечаниями. В этих файлах содержались результаты остальных анализов крови.

– И что же?

– Когда Джошуа прибыл на Новый Авалон вперыые, его семья вслед за ним прислала сюда же и боль шой запас крови на случай необходимости переливания. Лабораторные техники провели генетический анализ этой крови. Они проверяли кровь не только двойника и его семьи, но и настоящего Джошуа, а также совместимость ее с кровью, присланной семьей. Как и ожидалось, настоящий Джошуа имел кровь, соответствующую крови матери и отца, но не соответствующую крови Изиды.

Ну, разумеется, нет, ведь она же ему гестра только наполовину.

– Ваше высочество, отсутствие данного соответствия означало отсутствие родственной связи. Они вообще не являются братом и сестрой, судя по крови.

Виктор вскинул голову.

– Ты хочешь сказать, что мать Изиды была беременной не от Томаса, и лишь потом заявили, что это ребенок Томаса? Если я правильно помню всю историю, Изида родилась через месяц после взрыва, направленного на уничтожение Томаса. И его дочерью Изиду объявили, пока Томас прятался и лечился у Ком-Стара.

– Правильно, но суть не в этом. Когда Изида родилась, Томас числился погибшим. Чтобы доказать отцовство, Изиде провели ДНК-идентификацию, сделанную на сравнении с кровью Томаса, которая содержалась в запасе на случай крайнего срочного вмешательства при возможном спасении его жизни.

– Я понял, понял, у меня и самого не один литр крови выкачали на непредвиденный случай лечения от каких-либо ранений. Ты хочешь сказать, что раз у Изиды и Джошуа нет совпадения по крови, то Джошуа не является истинным сыном Томаса?

Он еще не успел до конца проговорить вопрос, как парадоксальность ситуации наконец дошла до него.

– Постой, Джошуа совпадает по крови с отцом. Изида тоже совпадает по крови с отцом. Но по отношению друг к другу они не совпадают. А это означает, что ее отец не его отец?

Гален хмуро кивнул.

– А это означает, что Томас Марик – вовсе не Томас Марик.

Во рту у Виктора пересохло.

– Все считали целых восемнадцать месяцев, что Томас мертв. Затем Ком-Стар вернул его и посадил на трон Лиги Свободных Миров. Это произошло во времена правления Миндо Уотерли – первой в Ком-Старе. Со своим Томасом – кем бы он ни был – на троне Лиги Свободных Миров она могла так направить войну, что Внутренняя Сфера превращалась в некую разновидность теократии Блейка.

– Но она уже мертва, а Томас по-прежнему правит Лигой Свободных Миров.

– А мне представляется, что, как ее агент, он должен был бы приветствовать «Слово Блейка» с распростертыми объятиями, но, насколько я знаю, он не подпускает их к себе.

– Но и Ком-Стар он целиком не отвергает.

– И это означает, что у этого Томаса свои цели и средства к их достижению.

Гален устало кивнул.

– Совершенно верно, ваше высочество. – Он протянул руку. – Могу я теперь выпить?

– Прошу. – Виктор наполнил бокал и протянул его своему другу. – Я еще налью и подожду, пока ты наверстаешь упущенное в выпивке. Что ж, если так начинается три тысячи пятьдесят восьмой год, то он сулит нам определенно много интересного.

×