Рожденный для войны, стр. 143

LVIII

Тот, кто замышляет войну, готовится выпустить

на свет всю заразу ада и вскрывает вену,

которая до смерти обескровит нацию.

Томас Пейн «Кризис Америки»

Авалон-Сити, Новый Авалон

Пограничная область Красис

Федеративное Содружество

1 января 3058 г.

Вымотавшись на новогодних празднованиях, на которых обязан был присутствовать, Виктор Дэвион в одиночестве сидел в своем офисе. Расстегнув пуговицы на пиджаке, он откинулся в большом кресле и положил ноги на угол письменного стола. Одной рукой он покачивал суженный кверху бокал с бренди, а другой держал сигару. Виктор улыбнулся, вспомнив, что видел лишь раз или два, как отец расслаблялся в такой позе.

Но теперь ты не стал бы расслабляться, правда, отец? Решение Виктора принять предложение Томаса о конце войны давало всем людям повод по-настоящему наслаждаться праздником. К этому добавилась радость по поводу победы на Нанкине и смерти тирана на Цюрихе. Обе планеты вернулись в лоно Федеративного Содружества, что позволяло протянуть всего лишь палец помощи тому пространству, что позднее начали называть пограничной областью Хаос. Предаваясь удовлетворению от возвращения этих миров, Виктор не переставал размышлять и о настроениях, которые позволяли бы Сун-Цу позднее вновь вернуться к идее их захвата.

В любое другое время он сильно переживал бы из-за этого, но другие новости переводили проблему потенциального смутьяна Сун-Цу в плоскость второстепенных неприятностей.

Позавчера рано утром пришло сообщение от Моргана Келла, в котором заявлялось о создании оборонительного кордона Арк-Ройяла, простиравшегося от Кукена до Коница. Хотя кордон и прикрывал большую часть границы Лиранского Содружества с мирами кланов, все же оставалась достаточно широкая щель, которую предстояло прикрыть и Катрин, чтобы не подвергать себя опасности неожиданно быть атакованной врагами.

Для Верховного Правителя факт передачи столь большого куска Лиранского Альянса, пусть и с оборонительными целями, под контроль великого герцога Арк-Ройяла, являлся достаточно оскорбительным актом. Если бы Виктор сидел на троне в Таркаде, он или низложил бы Моргана, либо потребовал клятвы на личную преданность. Виктор понимал, что Катрин не способна ни на то, ни на другое, имея дело с Морганом. Двоюродному брату их матери удалось эффективно вырезать кусок суверенного государства в самом центре Лиранского Альянса, ослабляя Катрин, но укрепляя оборону против кланов.

Что ж, хорошо, вот ей и еще одна проблема для раздумий. С помощью собственных изобретений, а то и через Тормано она уже не раз досаждала мне. Виктор понимал, что еще не в полной мере оценил всю полноту воздействия на события Тормано, ставшего советником Катрин, но уже сам факт продажи Т-кораблей являлся плохим признаком. Но даже и в этих условиях Виктор чувствовал, что одним глазом Тормано всегда будет поглядывать на Конфедерацию Капеллана.

Принц Солнечной Федерации отпил бренди и с наслаждением ощутил, как в его теле разливается тепло. Оглядывая прошедшие годы, Виктор осознал самый главный из полученных им уроков, который состоял в том, что он недооценил Томаса Марика. В силу того, что Томаса сдерживало присутствие его сына Джошуа на Новом Авалоне, и Виктор, и его разведывательный аппарат полагали Лигу Свободных Миров слабой, а его лидера считали второстепенной фигурой в политике Внутренней Сферы. Ничто в прошлом Томаса Марина не указывало на возможность проведения этим правителем столь искусной операции по возвращению принадлежащих ему ранее планет.

Ясно, что все его восхищение технологией и романтизмом – лишь ловкая маска, Виктор понимал, что больше доверять Томасу нельзя, и он счел за необходимое распространить это правило и на всех остальных окружающих. Никаких друзей!

Тихий стук в дверь заставил Виктора повернуть голову.

– Войдите.

Пепельно-бледный Гален Кокс открыл дверь, шагнул внутрь офиса и захлопнул дверь за собой.

– Отлично! Вы сидите здесь, да еще с крепким напитком в руках.

Виктор спустил ноги со стола и сел прямо.

– Джерри, у тебя такой вид, словно ты увидел привидение. В чем дело? – Тысячи возможных вариантов развития событий пронеслись у него в мозгу, но из всех них лишь вторжение кланов могло довести Галена до такого состояния. – Похоже, именно тебе надо хорошенько выпить. Присаживайся, наливай.

– После, мой господин. Я хочу сначала покончить с делом. – Гален выставил перед собой руку с двумя распрямленными пальцами. – С двуми делами – маленьким и большим. Сначала маленькое, поскольку через него открывается вид и на большое.

– Я слушаю.

– Вы, разумеется, помните трех агентов Ляо, которые были убиты при попытке захватить Джошуа?

– Да.

– Война сместила некоторые разведывательные приоритеты, и наши дешифровалыцики занялись в первую очередь кодами и шифрами Лиги Свободных Миров, которые ранее были в загоне. Часть этих шифровок содержала приказы агентам Ляо. Так мы добрались до шифровки под номером пять тысяч семьсот семь. Номер означает, что задействованный в ней код применялся в июле прошлого года.

Виктор кивнул.

– Я весь внимание. Продолжай.

– Суть в том, что это послание пять тысяч семьсот семь содержалось у нас в компьютерах, и мы подобрали к нему ключи тогда, когда «Маскировка» впервые попыталась оживить законсервированных агентов, а мы воспрепятствовали прохождению к ним послания. Я уверен, что в «Маскировке» знали о том, что мы подобрали ключ, потому что они воспользовались новым кодом, которым мы не обладали, и уже через эту передачу мы идентифицировали их запасную систему кодирования передач. Наши работы с номером пять тысяч семьсот семь должны были не дать возможности вражеским агентам расшифровать полученные приказы.

Проблема состоит в том, что код пять тысяч семьсот семь должен был заменить пять тысяч семьсот девять для агентов на Новом Авалоне. Послание, которое агенты Ляо получили в сентябре, было закодировано июльским кодом, то есть тем кодом, о котором «Маскировка» знала, что мы его разгадали. А это означало, короче говоря, что июльским кодом воспользовались вновь, понимая, что послание будет раскодировано. Ни на одной другой планете код пять тысяч семьсот семь не повторялся.

×