Канатная плясунья, стр. 2

Когда же один из мужчин с факелом направился прямо в ее сторону, Кэрис совсем перестала дышать. Но ему не пришло в голову искать девушку наверху. Он вошел в сарайчик, на крыше которого она сидела, и принялся шарить среди тюков и бочонков, громоздившихся там. Кэрис едва не задохнулась, с трудом подавляя в себе рвущийся наружу крик ужаса, но вот человек вышел из сарайчика и, бормоча сквозь зубы проклятия и угрозы, поспешил к следующему. Удушающее чувство страха и паники слегка отпустило Кэрис, когда она поняла, что все строения тщательно осматривают только изнутри.

Какие же все-таки дураки эти мужчины, подумала девушка. Вспыхнувшая в ней искорка презрения слегка успокоила ее и заставила немного отступить смертельный страх. Неужели они считают ее настолько глупой, что она будет прятаться в этих сараях? Но Кэрис прекрасно понимала – эта временная передышка скоро кончится, как только преследователи обыщут все строения. Вот тогда-то и придет настоящая опасность. Чувство глубочайшего презрения, все еще владевшее Кэрис, слегка расслабило ее до боли напряженные мышцы, и она, медленно и осторожно продвинувшись вперед, огляделась по сторонам, пытаясь рассмотреть в кромешной темноте очертания лестницы. Там-то и будут высматривать ее стражники. Но с высоты своего укрытия Кэрис не заметила ничего подозрительного, и эта едва уловимая улыбка фортуны слегка приободрила ее. И все-таки девушка понимала, что не сможет долго прятаться на этой крыше. Что делать? Подъемный мост через крепостной ров ночью всегда поднят и надежно охраняется. Может быть, стоит спуститься вниз и спрятаться в одном из строений, которые уже обыскали? И это не выход. Кэрис не была уверена, что все надворные постройки не обыщут еще раз, когда станет светло. И тогда спрятаться ей уже не удастся. Ее выдаст яркое платье танцовщицы, так не одеваются ни крепостные женщины, ни слуги. Это платье не позволит ей сбежать и днем, когда мост опустят.

На глаза девушки навернулись слезы, и хотя она с трудом, но подавила в себе рыдания, отчаяние душило ее. Она может выбраться отсюда только ночью и только через ров за оградой. Если бы у нее была веревка... Но веревки не было, и достать ее было негде. Значит, ей придется прыгнуть вниз. Кэрис невольно поежилась. Она умела падать, но канат, на котором она танцевала во время выступлений, почти никогда не натягивали выше десяти, пятнадцати футов. Девушка снова задрожала. Эта озверевшая толпа услышит, как она упадет, и не успеет она опомниться, как ее найдут и схватят. Все еще болела спина, и ныли ноги. Наверное, падая из окна замка, она получила не один синяк. Если же она спрыгнет вниз, в ров? Какую боль ей придется вытерпеть тогда?

Пальцы Кэрис нащупали один из ножей и, вконец отчаявшись, она подумала, что, может быть, стоит одним взмахом ножа навсегда избавить себя от боли и ужаса. Но, даже думая о самоубийстве, она с беспокойством наблюдала за огоньками факелов, дрожащих в темноте двора, и испуганно вздрагивала от малейшего шороха. Ей все казалось, что она слышит шаги, приближающиеся к тому месту, где она пряталась. Но все это был только ее страх. На самом деле никто не направлялся в ее сторону, и факелы горели пока все так же далеко. Глядя на мерцающие огоньки, девушка вспоминала ту счастливую пору своей жизни, когда веселое пламя факелов и громкие голоса открывали представления труппы.

Тогда Кэрис была счастлива. Ей нравилось наряжаться в яркие нарядные платья, сверкающие драгоценными камнями, выходить на помост размеренно и неторопливо, говорить высоким звонким голосом, произнося слова, как знатная титулованная особа. И неважно, что при близком рассмотрении платье оказывалось сшитым из грубого сурового полотна, а драгоценные камни – всего лишь сверкающими кусочками стекла. И говорила она не на французском, а на простом английском языке. Главное, что деревенские жители, перед которыми она выступала, понимали ее. И что из того, что эта восхитительная утонченная леди начинала вдруг спотыкаться и падать, а потом и вообще превращалась в объект насмешек. Главное, что на этих представлениях царило всеобщее оживление и радость, помост освещался ярким светом факелов, и бурные аплодисменты сопровождали каждое выступление Кэрис. Как громко и весело смеялись люди! Ведь только смехом они могли отомстить своим хозяевам за все оскорбления и унижения, которым те их подвергали. Бедные люди наслаждались этими представлениями от души.

В те дни, когда ее еще опекал Морган Найфсроуэр, вся жизнь Кэрис была расцвечена маленькими искорками радости. Проснувшись, она тут же бежала будить одного из акробатов, порой нарываясь на кого-нибудь чересчур сердитого. Тот отбивался от нее, выкрикивая проклятия, но все же вставал и, пока Кэрис умывалась и чистила зубы расщепленной веточкой, натягивал ей канат в каком-нибудь укромном месте. Если же рядом был амбар с нужным расположением балок и перекладин, она забиралась наверх и занималась там. Кэрис тренировалась всегда, сколько себя помнила, тренировалась до тех пор, пока тело ее не начинало блестеть от пота, пока мышцы не сводило от боли. От тренировок зависело ее мастерство – без упорства и регулярных занятий Кэрис не стала бы столь искусной канатоходкой.

Потом они завтракали. В те дни, когда дела труппы шли хорошо, им всегда было что поесть, за исключением тех случаев, когда ночь настигала их в пути, и они ночевали на обочине дороги. Но если они добирались до городка или деревушки, их еда была горячей, сытной и вкусной. Готовили для труппы обычно женщины легкого поведения, которые незаметно появлялись и так же исчезали. Особыми талантами Господь их не награждал, все, что они умели, это готовить, шить и развлекать мужчин, а когда они начинали выражать недовольство или же просто надоедали Моргану, тот выгонял их.

Труппа обычно состояла из девяти человек. Девять артистов, которые действительно чего-то стоили. Во-первых, это сам Морган – метатель ножей. Мишенью для него чаще всего служила какая-нибудь хорошенькая девица из тех, что не задерживались в их труппе надолго. Кроме того, Морган предсказывал судьбу, планировал дальнейшие выступления труппы, следил за порядком, иногда льстил, иногда утешал, а иногда, случалось, и угрожал своим артистам. Второй была Кэрис – ее номер с танцем на канате приносил самый большой доход, заканчивался самыми громкими аплодисментами зрителей.

В-третьих, это были четыре жонглера-акробата, которых Морган часто менял, как только находил достойную замену. Еще в их труппе было два брата-карлика, один уродливее другого, оба горбатые, с выпяченной грудью, необычайно умные и злобные, Кэрис даже немного побаивалась их. И, наконец, в труппе был Ульрик, сильный, но глупый человек. Он катил небольшую повозку на двух колесах, которая и служила помостом для выступлений. В этой повозке хранились костюмы артистов и, как правило, сидели карлики, которые не могли идти быстро и долго.

Когда труппа прибыла в деревню или городок, карлики били в маленькие барабанчики и вообще выглядели очень забавно в нелепых, чересчур больших заплатанных костюмах, перемазанных яркими красками, с многочисленными разрезами, которые придавали костюмам еще более пестрый и необычный вид. 3а карликами следовали остальные члены труппы, одетые в яркие костюмы, и каждый из них предлагал жителям, встречающимся на улицах, маленькую сценку, раскрывающую все совершенство их мастерства. Карлики зазывали зрителей.

– Артисты приехали! Артисты приехали! – кричали они громкими, звучными голосами, указывая по очереди на каждого артиста труппы, рассказывали зрителям о его удивительных способностях, порой приукрашивая свой рассказ разного рода небылицами. Морган в это время подбрасывал в воздух ножи, Ульрик катил повозку, в которой лежал их скарб, и делал это с таким усилием, будто повозка была вдвое тяжелее, чем на самом деле, жонглеры перебрасывались друг с другом яркими блестящими шариками, а Кэрис, словно порхающая на крыльях молодости и задора, вытворяла все, что приходило в голову, – кувыркалась, ходила колесом, легко запрыгивала на повозку, а то и на плечи Ульрика, и так же грациозно спрыгивала вниз. Они, бывало, колесили по улицам, наполняя их криками и смехом, из домов и лавок выскакивали люди и, попав в водоворот всеобщего веселья, так же прыгали, шутили и смеялись.

×