Я ставлю всё и столько же сверху. Часть 1 (СИ), стр. 1

Вступление.

Вступление, в котором Юра появляется весьма ненадолго.

***

Туен и подумать не могла, что собственные зубы могут стучать так громко. Да и вообще, по её личному мнению, выражение «стучать зубами» являлось исключительно образным выражением. И тем не менее, наплевав на её же мнение, зубы стучали. Но ладно зубы, они — полбеды. Всю её буквально трясло от волнения. И это было исключительно плохо, так как отрицательно влияло на длительность активного сейчас навыка, имя которому — групповая невидимость.

Чёртов коридор лабиринта в очередной раз повернул, после чего показался долгожданный выход в следующий зал-перекрёсток. Алиса, которую кореянка держала за руку, сжала её ладонь столь сильно, что Туен чуть было не вскрикнула от боли. Невольно возникла мысль, что можно выглядеть эталоном хрупкости, однако, 20 системный уровень не шутка и он солидно отличает тебя от обычного человека.

Увидев то, что заставило Алису напрячься, идущий впереди Виктор остановился, отчего прекратила движение скрытая невидимостью группа из пяти человек.

Путь перекрывало серьёзное препятствие в виде заплетающих проход колючих лиан с человеческую руку толщиной.

Этими же лианами были увиты стены и потолок коридора, по которому продвигалась сейчас их спонтанно собравшаяся группа. Да и на полу хищных «шлангов» хватало.

При этом, растения словно следовали некоему неписаному закону, предоставляя возможность пройти коридор. Особую опасность представляли лишь свисающие с потолка отростки, задевать которые было никак нельзя. Что именно происходит когда лианы узнают о наличии в подконтрольном им коридоре «гастрономического разнообразия», товарищи прекрасно поняли по паре вплетённых в зелёную массу иссохших трупов.

— И что нам делать? — глядя на препятствие, тихо прошептал Виктор.

Почувствовав постороннее присутствие, оплетающие стены растения нехорошо зашевелились. Некоторые из них вспучились и настороженно выставили десятисантиметровые чёрные шипы, на конце которых выступили блестящие капельки прозрачной жидкости. Неприятно запахло чем-то химическим.

Мардан, которого словно и не волновала опасная обстановка, недовольно проворчал:

— Вы хоть на что-то годны? Или наличие рядом трушных парней отменяет необходимость думать собственным мозгом?

В принципе, копейщик был прав: подобные препятствия — прямая обязанность человека со специализацией мастер. Самое верное здесь использовать специализированный гербицид, который у Туен и компании имелся и который они, к великому сожалению, уже использовали. Строго говоря, за те полтора часа, что прошли с момента входа в сеть тоннелей, они уже успели много чего пережить и кучу всего потратить.

Виктор, к скрытой радости Алисы и Туен, показал себя хорошо:

— Предлагаю использовать расходник «Морозная ночь». Я кидаю его к проходу, он срабатывает, после чего Мардан прорубает нам путь.

Упомянутый расходник являлся одним из выбитых ранее итемов. Вообще, расходники в лабиринте падали в каком-то ненормальном количестве, однако тут же, не отходя от кассы, тратились для продвижения по коридорам и залам. Так на Туен уже дважды использовали «Полный откат» и «Восполнение маны». Индеец и Мардан буквально на ходу сливали на себя все подходящие усиления. Пару залов прошли исключительно благодаря прихваченным с собой «заначкам». Очень дорогим заначкам…

Мардан, разыгрывая некий «педагогический спектакль», зашептал:

— Попытка воспользоваться мозгом засчитана, пусть и оценена на тройку с минусом. Морозить расходником коридор необходимо не впереди, а позади. Обрати внимание откуда растут эти хреновы лианы. Именно, из трещин в полу. А у входа, прошу заметить, таких трещин нет вообще, лианы к входу «приползают». Короче, проходим чуток вперёд, после чего кидай заморозку назад, в место, откуда они лезут. Когда корни замёрзнут, лианы впереди парализует, и я порублю то, что перекрывает нам вход.

«А ведь и правда», — восхитилась Туен.

Ей даже захотелось простить мужчине сделанное ранее глупое замечание, что кореец — это бракованный казах.

Увы, но резко стало не до мелких обид, так как обстановка изменилась радикально.

Со стороны выхода, за переплетением лиан которого проглядывался большой светлый зал, раздался довольно громкий шум. Заскрежетало. Грохнуло и вспыхнуло. Ударило. Ещё раз грохнуло. В зале явно происходило активное движение. Замершие под покровом невидимости попаданцы насторожились и принялись прислушиваться.

Из зала донёсся ясно различимый женский выкрик:

— Молчун, я расчищу проход. Если что, валим туда…

Далее же началось нечто очень ёмко описываемое словом трэш. В перекрывающую проход сеть лиан влетел огненный сгусток. Разорвавшись, он превратил опасные растения в пепел и, что плохо, дыхнул жаром в тоннель. Виктор, который находился к месту взрыва ближе всех, то ли на автомате, то ли спасаясь от жара, бросил расходник «Морозная ночь» чуть ли не под ноги. Если судить по описанию, данный итем атаковал живых противников холодом, а неживую материю замораживал в температуру под сотню градусов. Жар, отголоски которого докатились до Туен, в момент сменился обжигающим холодом. Невидимость слетела.

Мардан и Индеец в силу возраста и опыта соображали быстрее, отчего сразу потянули остальных в зал, прочь от кусающего тело холода.

Буквально ввалившись в большой, заставленный колоннами цилиндрический зал, компания дезориентировалась, а Виктор так вообще завалился на пол, обхватив обожжённое лицо руками.

Выскочив из коридора, товарищи занялись тем, чем заняться немедленно следовало, а именно, попытались разобраться в обстановке. Обстановка удивляла и настораживала. Мягко говоря.

Кроме десятка не касающихся потолка внушительных колонн, в зале имелось четыре спящих портальных круга. Порталы — дело хорошее, полезное, вот только воспользоваться ими не имелось возможности по причине того, что хранитель зала всё ещё был жив. И не только жив, но и сильно недоволен нарушителями.

Другими нарушителями.

Над полом, на высоте около семи метров, парила сидящая на посохе женщина в фиолетовой мантии. В дополнение к ведьминскому образу просилась остроконечная шляпа, которой, конечно же, не оказалось. Вместо шляпы на голове женщины красовался широкополый металлический шлем. В правой руке «ведьма» сжимала раскрытую книгу, в левой серебряный шар с кулак размером. Бросив на Туен и компанию довольно безразличный взгляд, она громко крикнула своему напарнику:

— Давай!

В другом конце зала сражались два вооружённых увесистыми молотами голема — белый и чёрный. Услышав выкрик, чёрный голем нырнул под защиту столба-колонны. Белый голем, вместо того чтобы колонну обогнуть, словно разъярённый бык бросился напрямую, зачем-то вмазав своим молотом по массивному каменному столбу. Столб разлетелся, однако, на его месте остался стоять рыцарь-голем поменьше.

Серебряный шар в руках «ведьмы» вспыхнул красноватым светом, после чего в голема-миньона влетел огненный сгусток. Подловив момент, отскочивший чёрный голем с силой швырнул в него свой молот. Вдребезги разбив небольшого белого голема, оружие влетело в грудь большого. И что интересно, было заметно, что большой голем в момент гибели своего маленького собрата растерялся.

В этот момент Туен, Индеец и Мардан осознали, что чёрный голем — никакой не голем, а закованный в полный латный доспех высокий мужчина. И ладно бы просто высокий, так ещё и обладающий титаническим телосложением.

Бросив своё оружие, что являлось, пожалуй, не самым умным действием, здоровяк протянул в его сторону облачённую в латную рукавицу руку. Упавший на пол молот подскочил и словно гвоздь к магниту рванулся обратно к своему хозяину. Здоровяк ловким привычным движением поймал тяжёлое оружие за рукоять.

А вот Виктора и Алису происходящее волновало мало: Алиса спешно накладывала на мастера исцеляющую магию.

×