Черный рыцарь (фрагмент), стр. 2

И, тем не менее, оба путника были невольно напряжены. С момента нападения на их обоз разбойников-украинцев они не ощущали такого напряжения. Цель их была, по их меркам - меркам бывалых путешественников, - совсем рядом. Погода стояла сухая, благоприятствовавшая переходу. Встретить в этих местах опасных людей - разбойников- украинцев, разбойных татар, беглых москалей, воинов недавно разбитого мятежного князя или членов кровавой секты жертвоприносителей, обитающих в могилевских лесах, казалось маловероятным. Откуда же эта невольная тревога? Спутники так давно знали друг друга, столько времени проводили вместе, что понимали друг друга без слов. И внезапно охватившую их обоих тревогу они разделяли, не издавая ни единого звука. Если бы один из них внезапно расхохотался, или, как ни в чем не бывало, вдруг принялся бы рассказывать какие-то байки, другой решил бы, что в него вселилась нечистая сила.

Так вот они и шли сейчас молча, стараясь ступать беззвучно по не так густо теперь покрытой листьями почве. Неожиданно среди высокого, заставляющего притихнуть, леса впереди показалась линия нзкорослого кустарника - как на берегах рек или оврагов. Это привело путников в крайнее замешательство.

- Как ты, не слышал ни о чем подобном? - спросил своего товарища высокий.

- Нет, в жизни не слыхал.

- Тогда как ты это объяснишь?

- А зачем мне объяснять? Подойдем ближе - увидим.

- Некогда нам смотреть. Жены дома ждут.

- С каких это пор, Ян, ты стал таким трусливым?

- Я не трусливый. Я смелый и осторожный. Это ты трусливый: как все трусы, без оглядки в пекло лезешь.

- А где тут пекло? Где горит? Может, тебе это пекло приснилось?

- Ну, ладно. Так и быть. Пойдем прямо. Только на меня потом вину не взваливай.

- На тебя - не буду. Буду Б-гу жаловаться на Б-га.

- Ах, ты...

- Все, все, молчу.

И они двинулись дальше.

Все вокруг их резко изменилось. Продираясь через кустарник, они шли среди низкорослого леса, разнообразных трав и сети много лет назад пересохших ручьев. Ни один, ни другой никогда не видели такой резкой границы между двумя типами леса - и теперь просто не верили своим глазам. Хотя они прошли не менее одной третей мили*, никакой реки не было и в помине. Они изрядно устали, перепрыгивая через русла пересохших ручьев, перешагивая через корни или прорываясь сквозь кустарник, и теперь внимание их было притуплено. Пора было делать привал, но, заинтригованные, они, не сговариваясь, были полны решимости продолжать путь до тех пор, пока не начнутся очередные изменения ландшафта.

_______________________ * Польская миля - примерно 7 с половиной километров

Тем временем вокруг них на земле потемнело, и на все легла глубокая тень. Сквозь редкие просветы ветвей над их головами видно было, что небо нахмурилось.

- Ну, этого еще нам нехватало, - сказал высокий, Ян.

- О-очень нехватало... - отозвался Идель.

И, через два шага, вдруг исчез. Как будто провалился сквозь землю. И правда, оттуда, из-под земли, раздался его глухой и сдавленный голос: "Эй, Ян, кажется, я пришел. Стой на месте и не двигайся. Я куда-то упал".

Идель находился в узкой и глубокой щели, на дне которой лежал толстый слой гнилых листьев. Если б не эти листья, не ходить бы больше Иделю, а, может, и не говорить. Эти листья спасли его. Сколько он не смотрел наверх, в сторону смутного, расплывающегося пятна света, он не мог различить ничего конкретного и не мог услышать ответного голоса Яна. Идель готов был уже набрать побольше воздуха и закричать что есть мочи, пока Ян еще где-то близко, но вдруг услышал отдаленный, но сильный и рокочущий голос друга: "Подвинься, отойди подальше от края. - "Да ты никак прыгать собрался! Не смей этого делать, сукин сын! - извини, Янка! Вытащи меня отсюда - и пойдем дальше." Но он знал, что, если взбрело что-то в голову Яну, никакими клещами уже это оттуда не вытащить, и потому выполнил приказ - освободил место на листьях. И вовремя: через мгновение его товарищ плюхнулся на то место, где Идель только что был. "Зачем ты это сделал? Теперь мы оба попались!"

- Клад будем искать, - ответил на это Ян.

- Да ты в жизни не искал кладов.

- А теперь буду. Пошли.

- Куда?

- А вот туда, - и Ян направился вниз, по щели, которую когда-то давно, десятки, а, может, сотни лет назад, вымыла бегущая вода.

Тут вертлявый Идель не на шутку испугался.

- Ты что, решил до самой преисподни меня вести? Мы итак низко спустились, куда еще ниже? Что за блажь? Я знаю, что с твоими способностями подняться наверх не такое уж неисполнимое дело. Поднимись - и вытащи меня отсюда.

- А кто говорил только что, что я трус? А? Так вот - молчи!

- Не доказать ли свою смелость мне ты вознамерился? Сам сказал, что нас жены ждут. Да верю я, что ты смелый, верю.

- Сними-ка лучше свою детскую саблю и пошуруй ей впереди: как бы нам еще ниже не провалиться.

- Обижаешь ты меня, Ян. Разве не помнишь, что эту саблю я в бою добыл?

- Как не помнить - помню. Пана Сапегу мы тогда сопровождали. Знатный должен быть тот москаль. Если жив, то где-то сейчас ходит - и свою саблю вспоминает. Только непонятно, откуда у него взялась эту странная сабля и зачем была она ему нужна...

- Ну, что? Я пошуровал. Чертей, вроде, пока еще нет...

- А, чтоб тебя!.. Пошли!

Слабый, рассеянный свет тускло освещал стены расщелины, и было удивительно, что при этом путники могли без труда различать силуэты друг друга. Проход между тем постепенно расширялся, и теперь, даже вытянув руки стороны, они, идя в посередине, не могли достать до темнеющих стен. Дорога неизменно шла вниз, слой листьев под ногами истончился, и ноги больше не уходили в него, как в перину. В нос бил тяжелый, гнилостный запах, а из стен, как щупальца, как пальцы мертвецов, тянулись засохшие, переплетающиеся корни. Стало еще темней, и в самый раз было остановиться - и вернуться назад, либо... либо подумать о факеле для освещения дороги. И тут впереди блеснула неясная полоска далекого дневного света. Значит, расщелина не уходила под землю, не продолжалась пещерами или подземной рекой, но выходила наружу, на белый свет. Может быть, место, с которого они начали свой спуск, находилось на значительной возвышенности, и теперь они просто выйдут на один из склонов этой "горы"?

×