Дар Элизабет, стр. 3

Так ничего и не поняв, Хоксли поудобнее устроил голову на подушке и закрыл глаза. Его измученное тело требовало отдыха, а не загадок; но едва он забылся долгожданным сном, дверь тихо открылась.

– Ой, бедный усталый человек! – прошептала Элизабет.

Дверь за ней закрылась, и по мягким шагам он понял, что она удаляется.

Хоксли, конечно же, услышал ее, но вставать не спешил. Он снова вспомнил приказание Элизабет, и это вывело его из себя. Что, в конце концов, может быть таким важным, чтобы он среди ночи срывался с места и бросался ей помогать?! Но поскольку он все равно проснулся, то решил хотя бы открыть окно: в комнате было очень душно, что типично для жилья, где обитают одни женщины. Ясно, что если бы они одевались более разумно, а не носили эти дурацкие платья из тонкого муслина, мужчина не испытывал бы постоянного желания выйти, чтобы глотнуть свежего воздуха.

Хоксли подошел к окну, открыл его и глубоко вздохнул. «Чудесно! – подумал он. – Чудесный, свежий, бодрящий воздух!»

Он посмотрел на низко плывущие облака, которые четко вырисовывались на фоне полной луны, затем высунулся из окна, чтобы рассмотреть прибитые дождем вязы, отдыхающие после бури. Прислушавшись к звукам ночи, он отчетливо различил крики совы, щелканье сверчков и… Что за черт?! Натан прищурился и увидел маленькую фигурку, которая уверенно направлялась через подъездную дорожку, посыпанную гравием, в сторону конюшни. «Элизабет! – подумал он. – Наверное, опять решила удивить меня своей эксцентричностью».

В одной руке она несла фонарь, а в другой – плетеную корзину на длинной ручке, которую поставила на землю, чтобы открыть тяжелую дверь конюшни. Элизабет проскользнула внутрь и через мгновение появилась вновь, неся какой-то большой предмет – что-то явно тяжелое и неудобное, судя по тому, как трудно ей было засунуть его в корзину. Она неуклюже пошла обратно к дому – тяжелая корзина болталась у ее ног, ударяясь о них при каждом шаге, – и остановилась прямо под его окном.

– Ну? – прошипела она, глядя прямо на него. – Ты собираешься помогать или нет?! Выходи через дверь в кухне, там открыто.

Натану ничего не оставалось, как выйти к ней и узнать, в чем дело: его бы заело любопытство, если бы он позволил ей уйти одной. Но главное – его прельщала возможность вернуться к деду с решением загадки в руках.

Он бесшумно выскользнул из комнаты, спустился по задней лестнице, которая, по его расчетам, должна была привести в кухню, и вскоре нашел выход во двор.

Элизабет молча протянула ему корзину, в которой находился тяжелый моток веревки, и он последовал за ней, заметив, что она поразительно напоминает мальчика-конюха в рваных ботинках и просторном рабочем халате. «Несомненно, она все-таки любопытная личность», – подумал Натан, на этот раз улыбаясь сочувственно: ему уже самому не терпелось узнать, что будет дальше.

Он шел за ней, ориентируясь на фонарь, который покачивался у нее в руке. Элизабет миновала маленькое пастбище и быстро спустилась по крутому откосу в направлении темных очертаний деревьев. Наконец она остановилась под раскидистым старым дубом и обратилась к Натану:

– Залезай на эту большую ветку и крепко привяжи веревку с того конца, который висит над ручьем.

– Привязать веревку к ветке? – повторил он. – Среди ночи?

Она что, сошла с ума? Она хотела, чтобы он взобрался на ветку, которая, вполне возможно, сломается под его тяжестью, и он упадет в ручей? Да еще облака постоянно закрывают луну, ему и не разглядеть, где там этот конец ветки, не говоря уже о воде. Может, эта ветка вообще висит над глубоким оврагом?

Конечно, Хоксли должен был последовать своему первоначальному импульсу и отправить ее домой, где она и должна была находиться с самого начала. Но соблазн расшифровать ребус деда был слишком велик. Если здесь действительно существует некая тайна, то, по всей вероятности, это ночное приключение является частью ее. Он решил подыграть Элизабет, сделав вид, как будто верит, что во всем этом есть какой-то смысл.

– Ты можешь показать мне, где ручей? – спросил он преувеличенно вежливо, вглядываясь в темноту.

– Вон там, – сказала она, подводя его к низкому арочному мостику, который был перекинут через довольно широкий после дождя поток воды.

Элизабет опустила корзину на землю и подняла фонарь над водой, высветив большую ветку дерева, застрявшую под мостом, около которой уже начал собираться всякий мусор. Потом она повесила фонарь на перила и взглянула на него очень серьезно.

– Завтра Мэриан будет представлять тебя своим друзьям и, возможно, тебя попытаются склонить покататься с ними в лодке.

Хоксли изогнул темную бровь, ясно показывая, что «склонить» его к чему-то мало кому удавалось.

– Тебе придется вести себя как джентльмен, – уколола она его в отместку за изогнутую бровь. – Ты еще помнишь, как это делается? Девушки в платьях с рюшами и в шляпках с цветами кокетничают с тобой, а ты осыпаешь их комплиментами и выполняешь каждое их желание… – Она помолчала. – Ты ведь умеешь плавать?

– Да, – автоматически ответил он, пытаясь понять, почему она так резко сменила тему, – но…

– Хорошо, – нетерпеливо прервала его Элизабет. – Запомни: если Мэриан упадет в воду, ее может затянуть под эту ветку, а ты сам видишь, как просто в ней запутаться волосам. – Внезапно она схватила его за руку с неожиданной силой. – Сразу прыгай за ней! Не теряй времени на поиски около лодки: течение здесь очень сильное, и ее отнесет к мосту быстрее, чем можно предположить. Когда доплывешь до веревки, обвяжи ее вокруг талии Мэриан, а потом освободи ее волосы. Она очень нервная, будет брыкаться и отталкивать тебя, наглотается воды и задохнется. Когда ты ее вытащишь на берег, просто сильно нажми ей на живот и хорошенько потряси.

Она отняла руку и облокотилась на перила, глядя на белые гребешки воды, бьющейся о застрявшую ветку. Ее голос немного дрожал, когда она сказала:

– Может быть, этого и не случится. Я молю Бога, чтобы этого не было! Но мы не можем рисковать, ты согласен?

Эта чертовка, видимо, сошла с ума! Хоксли внимательно вгляделся в ее детское личико, которое казалось очень серьезным. Говорила она достаточно спокойно, даже деловито… Нет, Элизабет не была похожа на сумасшедшую. В таком случае, может быть, это он повредился в рассудке? Элизабет напоминала яркую бабочку, сверкающую и летающую слишком быстро, чтобы ее поймать. Но неужели она просто-напросто решила все это подстроить из каких-то неведомых ему соображений?! И это – всего-навсего глупый розыгрыш? А может – просто слишком развитое воображение? Как бы то ни было, но проигнорировать ее сценарий завтрашней экскурсии было абсолютно невозможно. Равно как и поверить в него…

Попался! Теперь он был обязан провести завтрашний день, ухаживая за выводком хихикающих девиц. Но ничто не заставит его купаться в ледяной воде! Должен быть какой-то выход…

Кончиками пальцев Натан приподнял ее подбородок и решительно повернул к себе ее лицо.

– Элизабет, зачем ты это делаешь? Откуда у тебя вообще появилась мысль, что Мэриан упадет завтра в воду? – Она закусила губу, не отвечая, но он продолжал настаивать: – Это что, какой-нибудь глупый план Мэриан, чтобы привлечь к себе внимание?

– Нет, конечно же нет! – воскликнула Элизабет, а затем добавила, усмехнувшись: – Ты можешь представить Мэриан или любую другую девушку, готовую испортить платье ради чего бы то ни было?

«Попытайся еще раз», – сказал себе Натан, дипломатично давая ей возможность признать, что у нее просто разгулялось воображение. Но Элизабет молчала, и тогда он предложил:

– Ну, хорошо. Ты сама сказала, что девушки не падают нарочно с лодки, и я уверяю тебя, что буду очень осторожен завтра, чтобы этого не случилось. Так что, можно считать, что нам не о чем волноваться. Давай просто забудем о всех этих страшных предосторожностях и вернемся домой. Я уверен, что нам обоим не мешало бы поспать, и…

– Не-е-ет! – простонала Элизабет, в отчаянии отталкивая его. – Пожалуйста, ты должен поверить мне! Я не ребенок, которого нужно успокаивать…

×