Возвращение к звездам, стр. 3

– Джон Гордон! – позвал человек.

– Секунду, ваше высочество, – отозвался другой.

Гордон почувствовал, что ему приподнимают голову. Увидел руку, стакан в этой руке, автоматически выпил. Вновь внутри взорвалось ледяное пламя, приятное и тонизирующее. Туман рассеялся окончательно. Некоторое время он вглядывался в смуглое красивое лицо мужчины, потом произнес:

– Зарт Арн...

Могучие руки сжали его плечо.

– Слава Богу! А я начал уже бояться. Нет, не пытайся встать. Не двигайся, ты еще не оправился от шока. И неудивительно – ведь каждому атому твоего тела пришлось пронзить толщу времени. И все-таки это сделано! Наконец-то, после стольких лет! – Зарт Арн улыбнулся.

– Неужели ты мог подумать, что я забыл тебя?

– Мне казалось... – начал Гордон. «Кеог! – воззвал он мысленно, закрывая глаза. – Кеог, помогите! У меня снова галлюцинации, я схожу с ума. Но что есть реальность? Где она? А в том, что я вижу сейчас, я не сомневался никогда в жизни, несмотря на всю вашу точную логику. И это не есть реальность?..» Он не без труда принял сидячее положение и окинул взглядом лабораторию. Она была такой, какой он ее помнил разве что сложной аппаратуры стало гораздо больше. Посередине помещения возвышался предмет, подобный стеклянному саркофагу, подвешенному между двумя энергетическими решетками. Ничего подобного Гордон раньше не видел. Толстые силовые кабели змеились по полу – генератор, очевидно, находился где-то снаружи. Тем не менее это была все та же восьмиугольная комната с высокими окнами, в которые врывались потоки ярчайшего солнечного света, какой бывает только на большой высоте. И действительно, снаружи возвышались величественные гималайские вершины. Джон Гордон, стало быть, находился сейчас на старушке Земле. Он остро ощущал свои руки и тело, чувствовал мягкость и прочность обивки стола, на котором сидел, ткань покрывал, свежий ветерок на своей голой спине. Повинуясь внезапному импульсу, он схватил руку Зарт Арна. Кости, мышцы, кожа и кровь, горячие и живые.

– Где Лианна? – спросил Гордон.

– Она тебя ждет. – Зарт Арн махнул в сторону смежной комнаты. -

Она хотела быть здесь, но мы решили, что лучше, если она побудет там... пока ты окончательно не придешь в себя. Гордон почувствовал, как бешено заколотилось сердце. Реальность или видение, истина или безумие – какая разница? Он жив, и Лианна ждет его. Он вскочил и облегченно расхохотался, когда они бросились к нему, чтобы поддержать.

– Я долго ждал – сказал он Зарт Арну. – Иногда приходил в отчаяние. Но теперь все в порядке. Жизнь такова, какая она есть. Нельзя ли еще стаканчик этого адова огня, а? И хорошо бы какую-нибудь одежду.

Зарт Арн посмотрел на своего компаньона.

– Как вы считаете, Лекс Вель?.. Познакомьтесь с сыном Вель Квена,

Гордон. Он заменил здесь своего отца. Без него я бы никогда не решил эту труднейшую задачу.

– Да, – подтвердил Лекс Вель. И добавил, сердечно пожимая руку

Гордона: – А вставать вам пока что рано. Отдохните еще немного, потом мы вернемся к этому разговору.

Гордон не без сожаления лег снова. Зарт Арн сказал:

– Ты не представляешь, какой прием ищет тебя в Трооне. Мой брат

Джал – один из немногих, кто полностью в курсе всего. Он знает, чем я тебе обязан. Но отблагодарить тебя в полной мере, к сожалению, мы не в силах.

Гордону вспомнилось, как Джал Арн, только-только приняв всю

полноту власти после гибели отца, сам едва избежал покушения на

свою жизнь и взвалил на Гордона тяжелое бремя власти и защиты

Империи. И Гордон, надо отметить, выкрутился из ситуации с честью

– благодаря Небу и невероятному, сумасшедшему везению. Его губы тронула улыбка.

– Спасибо.

И, незаметно для себя, Джон Гордон вновь погрузился в сон. Когда он проснулся, свежий и отдохнувший, свет был не столь ярок, тени удлинились. Зарт Арн отсутствовал. Лекс Вель бегло осмотрел Гордона, указал на одежду, которая висела на спинке кресла. Гордон оделся. Он еще чувствовал дрожь в коленях, но силы быстро возвращались. Костюм из той самой шелковистой ткани, которую он хорошо помнил: безрукавка, брюки медного цвета и плащ. Гордон бросил взгляд в зеркало: никогда раньше он не видел себя в этом одеянии. На теле Зарт Арна оно выглядело совершенно естественно, а сейчас заставило его улыбнуться. Он словно попал на бал-маскарад. И внезапно ему открылась страшная правда: Лианна никогда его не видела! Она любила его, когда он был в облике Зарт Арна, и лишь потом узнала, что он – это Джон Гордон из ХХ века. Что случится, когда она увидит его в этом, настоящем обличье? Обманется в своих ожиданиях... найдет его самым обычным, быть может, непривлекательным?.. Гордон неуверенно обратился к Лекс Велю:

– Нельзя ли еще стаканчик этого стимулятора?

Тот оценивающе посмотрел на него, затем принес требуемое. Гордон осушил стакан, и тут появился Зарт Арн.

– Что происходит?

– Не знаю, – замялся Лекс Вель. – Все шло, как было намечено, а потом...

Зарт Арн приветливо улыбнулся Гордону:

– Кажется, понимаю. Это из-за Лианны?

Гордон утвердительно кивнул.

– Мне только что пришло в голову, что она... Что она меня ни разу не видела.

– Не беспокойся. Я же описал ей твою внешность. Она просила об этом как минимум десять тысяч раз. – Зарт Арн положил руку на плечо Гордона. – Возможно, ей понадобится какое-то время, чтобы привыкнуть к тебе, но наберись терпения. В ее чувствах не сомневайся. Она очень долго ждала – здесь, вдали от своего королевства. – Множество раз государственные дела требовали ее вмешательства, но она оставалась здесь. Игнорировала послания с Фомальгаута и не слушала меня. Единственная надежда, что тебя она будет слушать. Скажи ей, Гордон. Скажи, что она должна вернуться к себе.

– Так плохо идут дела?

– Всегда плохо, когда руководитель государства отсутствует. Она, правда, ничего не рассказывает, но послания с Фомальгаута шли сначала под грифом «срочно», теперь – «сверхсрочно». Поговоришь с ней?

– Конечно, – ответил Гордон, радуясь, что новые заботы вытесняют его собственные проблемы.

– Прекрасно, – сказал Зарт Арн, беря его под руку. – Смелее, друг мой. Не забудь – она знает тебя по моим рассказам. И никак не ожидает увидеть Аполлона. Он так посмотрел на Гордона, что тот не смог сдержать улыбки.

×