Зомбячье Чтиво (ЛП), стр. 1

Annotation

Мертвецы не рассказывают сказки...

От трупных фабрик Первой Mировой войны, где кладбищенские крысы точат зубы на человеческих костях, до продуваемых всеми ветрами кладбищ прерий, где воскрешение дается неописуемой ценой... Oт воссоединения извращенного мессианского культового лидера и его армии зомби, до постапокалиптической пустоши, где все, что стоит между живыми и злобными мертвецами, - это жертва в виде лотереи...

Эти мертвецы - рассказывают сказки. И это их истории...

"Зомбячье Чтиво" - это сборник из 9-и коротких рассказов и 2-x никогда ранее не публиковавшихся повестей из извращенного разума Тима Каррэна...

Тим Каррэн

"Убежище"

"Corps Cadavre"

"Эмили"

"Расчленённый"

"Пирайя"

"Они приходят ночью"

"Морг"

"Ритуал соломенной ведьмы"

"Обезьяний дом"

"Мясовозка в Мэттаван"

"Патологическая анатомия"

1. Знакомство и Ужас

2. Ходячие Мертвецы

3. Memento Mori[12]

4. Трупные Крысы

5. Жертвы

6. Погребение

7. Небылицы

8. Ничейная Земля

9. Доктор Герберт Уэст

10. Кладбище

11. Могильные Орхидеи

12. Погребальные Oбряды

13. Боевая Усталость

14. Контузия

15. Сон Разума

16. Лаборатория

17. Приходящая

18. Блиндаж

19. Погребенные

20. Заброшенная Деревня

21. Фабрика Трупов

22. Патологическая Анатомия

23. Катализатор

24. Во Власти Червей

25. Выдох

Тим Каррэн

"Зомбячье Чтиво"

Приведите мне зомби!

- Бела Лугоши, "Колдун Вуду" (1944)

"Убежище"

1

Док велел нам выключить электричество, потому что он не хотел, чтобы генераторы работали без необходимости, поэтому мы сидели в убежище при свечах, пили и играли в карты, слушая завывание ветра в темноте. В этот момент вошли Эрл и Сонни. Они прочесывали периметр и обнаружили нечто, отчего их лица приобрели цвет старого сыра, а глаза запали в глазницы.

- В чем дело? - спросил я.

Сонни сглотнул три или четыре раза и сказал:

- Пора. Опять пришло время.

Секунду я не понимал, о чем он говорит, а может, просто притворялся, что не понимаю. У Эрла был клочок бумаги в руке. Он был прикреплен к задней двери убежища, как политический флаер. Корявыми, почти детскими каракулями было написано:

ДРУЗЬЯ,

13 АВГУСТА ДОСТАВЬТЕ ШЕСТЕРЫХ

ЕСЛИ ВЫ ЭТОГО НЕ СДЕЛАЕТЕ МЫ ПРИДЕМ ЗА ВСЕМИ

МЫ БУДЕМ СНИМАТЬ КОЖУ С ВАШИХ ДЕТЕЙ И НОСИТЬ ИХ ВНУТРЕННОСТИ

Д.

- Что это за чертовщина? Шутка? - спросил Шипман.

Остальные смотрели друг на друга мертвыми глазами. Это была не шутка, и мы это знали. То, что произойдет, будет отвратительно и ужасно.

- Кто этот "Д."? - спросил Шипман.

- Драгна - ответил Сонни, но больше ничего не сказал.

Шипман не понял. Он был одним из новичков, приехавшим в потрепанном автобусе из Скрэнтона с разношерстной группой выживших неделю назад. Он казался нормальным парнем. Одинокий. Напуганный. Как и все мы. Он был рад, что вступил в контакт с другими людьми. Но Мерфи, конечно же, начал спаивать беднягу из его личной заначки "Джим Бим". Некоторые люди могут справиться с алкоголем, а некоторые нет. Чем больше Шипман пил, тем громче становился. Он превратился из кроткого болтуна в плохом костюме в пьяницу, ищущего хорошей драки. Он начал рассказывать грязные анекдоты, утверждая, что они с ликером старые друзья. Сказал, что у него нет проблем с выпивкой - он пил, напивался, его рвало на себя. Нет проблем. Мерфи это показалось забавным. Так забавно, что он решил, что с Шипманом все в порядке, его человек. Он даже перестал называть его "Шитманом"[1] и звал более дружелюбно "Шиппи".

А теперь вот это.

- Это не смешно, - сказал Шипман. - Кто из вас, придурков, думает, что это смешно?

- Успокойся, - сказал я ему.

- Пошел ты, - сказал он просто и ясно. Он был на взводе и готов снести мне голову с плеч. Его глаза были выпучены, зрачки остекленели и почернели, как у бешеной собаки. Он оскалил зубы, и на нижней губе у него выступила белая пена. - Лучше заткнись к чертовой матери, дружище, и скажи мне, какого хрена все это значит.

- Спокойно, - сказал ему Мерфи. – Всё что тебе нужно, так это попробовать "Джимми".

- Тринадцатое будет послезавтра, - сказала Мария, и в ее огромных темных глазах отразилась бездна, бывшая некогда её душой.

Мария и Шэкс посмотрели на меня, а я - на Сонни.

- Вам лучше позвать Дока, - сказал я.

Сонни помчался по коридору, как будто был рад уйти. Наверное, так оно и было. Но Шипман был далек от того, чтобы успокоиться, с "Джимми" или без него.

- Кто такой, черт возьми, этот Драгна? - потребовал он ответа.

- Он дьявол, - сказал Шэкс.

2

В воздухе повисло напряжение. Тяжелое. Электрическое.

Шипман по очереди смотрел на нас, ожидая ответа, но у нас так пересохло в горле, что мы едва не плевались песком. Даже Мерфи ничего не сказал. Никаких пошлых шуток или пессимистических замечаний. Никаких диких историй о том, как он проснулся в подвале в Уичито с полудюжиной девочек-скаутов, трахающих его насухую.

Шипман с грохотом поставил стакан и пролил немного на себя.

- Что здесь происходит, черт возьми? Кто-нибудь ответит мне! Лучше бы кто-то ответил!

Дрожащей рукой Мерфи закурил сигарету.

- Время от времени Червивые требуют свежего мяса. Мы даем им его, и они оставляют нас в покое. Вот и все, что от нас требуется.

- Свежего мясо?

- Да, - сказал Шэкс. - Для еды.

Шипман затряс головой из стороны в сторону.

- Но это же живые люди...

Мерфи выпустил облако дыма и улыбнулся ему желтыми зубами.

- Совершенно верно. Мы даём им шестерых. Теперь остается только решить, кто останется, а кто уйдет.

На лице Шипмана отразился ужас. Наверное, так мы все выглядели, когда впервые узнали о правилах выживания Дока и о том, сколько мы должны заплатить Драгне и его армии живых мертвецов, чтобы они оставили нас в покое.

- Лотерея, - сказал Эрл. - Мы играем в лотерею. Все.

Шэкс кивнул.

- Это единственный справедливый способ.

Я вздрогнул, вспомнив о Червивых, рыщущих в поисках мяса.

Мои внутренности завязались в восьмерки. Одна только мысль о том, что будет дальше, заставляла мою кровь холодеть, а душу увядать. Лотерея. Мысль о том, чтобы пожертвовать кем-то из своих на растерзание этим тварям, заставляла меня чувствовать себя недочеловеком, слизняком.

Мы все были так поглощены собой и возможностью "выиграть" в лотерею, что не обращали внимания на Шипмана. Я должен был это предвидеть. Я был в армии однажды... я много раз видел, как парни ломались. Но я, как и все остальные, был слишком занят жалостью к самому себе. Поэтому никто не заметил, что кровь отхлынула от лица Шипмана, он побелел, как слоновая кость, что мышцы его лица были напряжены, как у человека, находящегося на грани обширного инфаркта. И никто не замечал этого блеска в глазах, как у бешеного пса, или того, как он размахивал кулаками, пока они не стали красными, как сочные помидоры.

- Лотерея, - пробормотал он себе под нос. - Лотерея, черт возьми.

Потом он зашевелился.

Для парня, который был взбешен, но мягок в середине, он двигался чертовски быстро. Он вскочил, ударившись коленом о стол, расплескав напитки и карты и опрокинув пепельницу. Шэкс сделал попытку схватить его. И Мария тоже. Я схватил его за руку и получил кулаком в челюсть. Мерфи только засмеялся. Эрл даже не вздрогнул. Шипман выскочил из комнаты, пробежал по коридору, отпер главную дверь и выбежал наружу.

×