Обрученная с ветром, стр. 74

— Я рад, друг мой. Очень рад. Давайте выпьем вина, хорошо? — Он хлопнул Гарта по плечу. — Самого лучшего из погребов милорда Дефорта, а, добрый человек?

Гарт не возражал. Они все вошли в дом. Прежде чем закрылась дверь, Пирс поспешил обратно во двор. Люди короля проводили его до дома. Они снова толклись у ворот. Там были сэр Невилл и сэр Пейн, лорды Денонкорт и Мобли и еще несколько человек, которых он не узнал.

— Вина, друзья мои? — спросил он.

Они все выглядели слегка смущенными. Но потом Невилл всплеснул руками.

— Да, это звучит весьма привлекательно, прекрасное вино после долгих трудов! Мы все уснем в вашем зале, Дефорт.

— Войдите в дом, прошу вас! — сказал он, и все спешились.

На самом деле уже было утро, а вовсе не ночь. Не могло быть события более праздничного. Его лучшее вино текло ручьем.

Гарт, и Мэри Кейт, и Джеффри, и многие слуги присоединились к веселью.

По поведению Мэри Кейт и Гарта было ясно, что они увлечены друг другом. Роза и Пирс были в восторге от этого.

Когда наступил рассвет, король решил покинуть их в сопровождении нескольких человек. Пирс снова пожал ему руку; Роза с благодарностью поцеловала ее, с жаром удерживая. Карл, вечно вежливый король, высвободил руку.

— Нет, леди! Позвольте мне поцеловать вашу руку!

Он так и сделал, а затем удалился.

Знатные сэры и лорды спали в холле.

Мэри Кейт и Гарт суетились вокруг Вуди, она учила старого слугу, как все это делать по правилам, и, слушая, он был кроток как ягненок.

Ашкрофт, казалось, спал в кресле у стола.

— Не разбудить ли его? — прошептала Роза.

— Я думаю, не стоит! — ответил Пирс.

Потом он преодолел несколько футов, отделявших его от жены, и подхватил ее на руки. Он посмотрел ей в глаза и улыбнулся.

— Нам нужно было вернуться домой, — сказал он, направляясь к лестнице. — Здесь я смогу снова сказать, как сильно я люблю тебя. Но я это уже говорил.

Она обняла его за шею, улыбка осветила ее лицо.

— Я с величайшим восторгом выслушаю опять.

Розовые лучи восходящего солнца только что проникли сквозь окно с цветными стеклами на изгибе лестницы. Они омыли их обоих. Он остановился на середине лестницы и драматично прошептал:

— Я люблю тебя больше, чем рассвет, больше, чем воздух, которым дышу, и больше самой жизни.

— О! — прошептала она. — И я люблю вас, милорд. Больше всего на свете.

— Больше, чем землю, море, небо… Хриплый смех прервал его речь.

— Говорил я тебе, дочка, — мило окликнул Ашкрофт, — милорд Дефорт действительно самый невероятный улов из всех возможных!

Они посмотрели друг на друга, потом вниз.

— Иди спать! — хором скомандовали они.

Затем Пирс снова нежно улыбнулся жене и пообещал:

— Еще несколько ступенек, и я смогу показать тебе, как сильно я тебя люблю.

Она нежно пригладила непокорную прядь черных как вороново крыло волос.

— И я просто с восторгом посмотрю! — нежно ответила она.

И он поднялся по лестнице и вошел в спальню. И там чрезвычайно нежно и страстно занялся выполнением своих обещаний.

×