Траун. Измена, стр. 1

Тимоти Зан

Траун. Измена

Всем, кому когда–либо приходилось задумываться о цене правильного выбора

Давным–давно в далекой Галактике…

Пролог

Над голубовато–зеленым шаром планеты величественно проплывал имперский звездный разрушитель, и слабые отблески от небесного тела смешивались на обшивке с тенями, которые создавало далекое солнце. Патрульная смена подошла к концу, и экипаж, убедившись, что в окрестностях все спокойно, начал разворот в сторону открытого космоса. Все так же неспешно достигнув границы гравитационного поля планеты, корабль в одно мгновение исчез в гиперпространстве.

Адмирал Ар’алани, сидевшая на мостике «Стойкого», боевого корабля Флота обороны чиссов, нахмурилась. Ее лицо было подсвечено лишь мерцанием звезд и огоньками тех индикаторов на приборной панели, без которых совсем уж было не обойтись. Случайно помешавший им чужак наконец–то отправился своей дорогой. Оставалось выяснить, успел ли тот, кого они преследовали, воспользоваться форой и ускользнуть от их локаторов из–за того, что им пришлось вынужденно перейти в режим скрытности.

— Средний коммандер Таник? — тихо позвала она.

— Сию минуту, адмирал, — приглушенно отозвался он. На самом деле шептать было необязательно — вряд ли преследуемый их услышит сквозь тысячи километров вакуума, — но Ар’алани давно заметила, что режим скрытности оказывает свое психологическое воздействие, и экипаж старается лишний раз не шуметь. — Отслеживаю последний известный вектор.

— Если только наша цель не успела его сменить, — прорычал стоявший рядом с ее креслом старший капитан Креш. — Безмозглые имперцы. Нашли время и место…

— Терпение, капитан, — протянула Ар’алани, не отрывая глаз от усыпанной звездами завесы в иллюминаторе. Ее, как и Креша, огорчила нечаянная помеха, которую создал им звездный разрушитель, но это был не повод терять самообладание.

Адмирал покосилась на пост управления датчиками. Тем более Танику с его места все прекрасно слышно.

И точно — оператор систем наблюдения, занятый поисками ускользнувшей цели, коротко усмехнулся. Можно не сомневаться, что слух о несдержанности Креша, пускай и совсем безобидной, дойдет до Доминации и там подольет масла в огонь разгоравшейся вражды между двумя семьями.

К несчастью, Креш тоже заметил эту усмешку.

— Вас что–то забавляет, средний коммандер? — рявкнул он.

— Отнюдь, старший капитан, — спокойно ответил офицер.

— Вы определили, куда скрылась наша цель? Если нет, советую выбросить из головы все праздные мысли и сосредоточиться на задаче.

— Слушаюсь, сэр. — Таник выпрямился в кресле. — Хотя постойте, — с нарочитым задором спохватился он. — Поправка, адмирал: мы их засекли.

— На мой пульт, — приказала Ар’алани.

— Вот они. — Креш ткнул пальцем в яркий круг на тактическом дисплее, помечавший выбросы двигателей беглеца. — Похоже, они не свернули с курса.

— Адмирал, корабль снял маскировку, — сообщил Таник. — Но он все еще слишком далеко, чтобы мы могли определить его конфигурацию. — Офицер покачал головой. — Надо отдать должное их самоуверенности.

— Самоуверенности, граничащей с высокомерием, — согласилась она. Как только в системе нарисовался звездный разрушитель, преследуемый корабль тут же окутал себя маскировочным полем, скрывшим его от незваного гостя. Но, судя по его нынешнему расположению, вместо того чтобы заглушить двигатели и замереть, как сделал «Стойкий», беглец продолжил движение, явно рассчитывая на то, что имперцы не заметят его следов.

Которых он, разумеется, не оставил.

— Похоже, они готовятся к прыжку… — подал голос Креш. — Только их и видели.

— Выйти из режима скрытности, — приказала Ар’алани. — Вы засекли их вектор?

— Так точно, адмирал, — отчеканил Таник. Мостик и весь корабль пришли в оживление. — Отправляю данные рулевому.

Ар’алани повернулась к девочке, молча сидевшей в кресле навигатора на рулевом посту:

— По готовности, навигатор Май’ярик.

— Слушаюсь, адмирал, — ответила та. Собравшись с духом, девочка взялась за рычаги и склонила голову. С секунду она сидела неподвижно, а потом глубоко вдохнула и выдохнула.

Миг спустя «Стойкий» нырнул в гиперпространство.

— Будем надеяться, что там такие же неумехи, как и на звездном разрушителе, — проворчал Креш.

— Исключено, — возразила Ар’алани, постаравшись скрыть раздражение. Преследовать нарушителя, чтобы узнать его намерения и пункт назначения, — это одно. Преследовать врага, вторгаясь чуть ли не в центр чужой территории, — совсем другое. — Вызовите всех старших офицеров. Через десять минут собираемся в конференц–зале, чтобы обсудить текущую ситуацию.

— Слушаюсь, адмирал. В том числе?..

Креш намеренно оставил вопрос повиснуть в воздухе.

Разумеется, она прекрасно знала, к чему он клонит. Проблема заключалась в том, что многие офицеры и члены экипажа до сих пор не приняли новичка. Инородца. В момент кризиса, пусть даже вызванного столкновением политических интересов, недоверие вело к промедлению, а промедление — к краху.

Но ей, скорее всего, срочно понадобятся информация и анализ, а новичок, несомненно, был для этого на «Стойком» наилучшим кандидатом.

Хороший командир никогда не разбрасывается ресурсами.

— Да, — кивнула она. — С ним тоже свяжитесь. Пригласите лейтенанта Илай’вэн’то в конференц–зал.

Глава 1

Звездный разрушитель «Химера» принимал и рассылал депеши во всех направлениях и со всевозможными грифами. Каждое сообщение было помечено цифровым кодом, определявшим степень важности и то, как и каким сотрудником оно будет обработано.

Коммодор Кэрин Фейро знала все эти коды наизусть. Но в каком–то закутке ее сознания, сохранившем юношеский задор даже после многих лет суровой и формализованной армейской муштры, цифры превращались в цвета.

Идентификационные коды от находящихся поблизости кораблей и дежурные отчеты от окрестных баз — рутинный поток, с которым справлялись младшие офицеры, — окрашивались в зеленовато–голубые оттенки. Немногочисленные приказы и сводки с Корусанта, который по нынешним временам фигурировал в бюрократической переписке как Центр Империи, были желтыми или оранжевыми. Этими сообщениями занимались старшие офицеры. Жизненно важные или секретные послания, изредка приходившие от адмиралов из Верховного командования, Фейро рассматривала сама. Они представлялись ей темно–красными и бордовыми.

Единичные сообщения, поступавшие в обход официальной флотской иерархии лично гранд–адмиралу Трауну, были непроглядно–черными.

И вести они приносили недобрые.

— Ваш проект по созданию СИД-защитников под угрозой, — вкрадчиво произнес гранд–мофф Таркин.

Фейро, присутствовавшая в кабинете гранд–адмирала, не могла разобрать выражения лица Таркина, потому что стояла за спиной возвышавшейся над столом голограммы. Зато ей прекрасно было видно, что лицо Трауна словно окаменело, и от этого по ее спине поползли мурашки.

— Орсон Кренник, — продолжил гранд–мофф, — виртуозно перетянул финансирование на собственный проект «Звездочка».

— Император уверил меня, что поддержит мое начинание, — заметил чисс. Он совладал с собой, и в голос вернулась привычная размеренность.

Но Фейро уловила нотки, которые ей уже доводилось слышать. С самого первого появления Трауна на Корусанте у него завязались особые отношения с Императором. Поговаривали, что как раз в те ранние годы они часами пропадали в центре стратегического планирования во дворце, обсуждая с высокопоставленными адмиралами и избранными моффами неизвестные широкой публике вопросы. Решив подставить подножку любимчику Императора, Кренник ступил на тонкий лед.

Ладно бы он лишь ударился в нелепые политические интриги, но нет — он подверг риску само существование Империи. Стараниями Трауна на Лотале готовился к открытию завод по производству лучших в истории истребителей: быстрых, маневренных, тяжеловооруженных и — в отличие от остальных моделей СИДов — оснащенных щитами и гиперприводом. Эти корабли были способны разгромить любой заслон, который выставит против них разросшаяся пиратская банда или вольнолюбивая звездная система. Они могли разнести в пух и прах неуклонно растущее повстанческое движение.

×