Кейн. Печать богов (СИ), стр. 2

— Вторжение, — безразличный голос пробирал до дрожи. Хотелось исчезнуть, слиться с пространством, но сделать это было нереально — вокруг змеились энергетические линии и сбежать я не мог, — Старик решил использовать свой последний шанс? Как глупо!

К точке моего сознания со всех сторон стягивались странные сущности. Я ощущал на себе их враждебные взгляды и это мне очень не нравилось.

— Убей его и закроем этот вопрос, — прошелестел в пространстве приятный женский голос, — Раз он сам отдал нам ключ, то уже сдался. Нет смысла тянуть дальше…

— А если это ловушка? — произнёс ещё кто-то, — Если мы снова лишь игрушки в его руках?

— А вот сейчас и узнаем! — пророкотал первый голос и сеть вокруг меня начала неумолимо сжиматься, — Если это ловушка, то он не придёт, а если…

Что будет в противном случае, я не услышал. Сознание горело в огне. Каждое прикосновение энергетических нитей вызывало новую волну боли. Я втягивал отростки своей сущности, но это не помогало. Ещё секунда и я сгорю заживо!

— Ааааа!!! — дикий первобытный крик сам вырвался на волю. Вокруг меня появилось облако оранжевого света и на миг раздвинуло обжигающую паутину.

Всего на секунду, но именно в это мгновение с поверхности планеты ударил золотистый луч и, словно якорь, потащил меня вниз.

Позади бесновались странные существа, а я кувырком летел через облака. Тяга луча была настолько сильной, что я не мог даже посмотреть по сторонам.

Беспорядочный полёт закончился так же внезапно, как и начался. Я упал на камни и бессильно растянулся во весь рост. Шероховатая поверхность холодила разгорячённое лицо. Вокруг было темно и прохладно, двигаться не хотелось. Может, я наконец умер?

— Они должны быть где-то здесь! — яростный вопль донёсся откуда-то справа, — Найдите этих тварей, во имя пресветлого Чарыга! Среди этого сброда должен найтись хоть один ублюдок с атрибутом. Вперёд!

Я резко откатился в сторону и рухнул в какую-то яму, больно ударившись локтем. Кого бы ни искал обладатель раскатистого баса, встречаться с ним мне не хотелось.

Глаза постепенно привыкли к темноте, и я сумел нормально осмотреться. Прямо перед лицом находилось каменное возвышение, с которого я умудрился свалиться на пол. По камням бежали причудливые руны. Воздух пах серой и чем-то приторно-сладким.

У дальней стены виднелся выход из зала. Периодически мимо него пробегали люди с факелами. Доносились крики и звон металла. Почему никто не заглянул ко мне, оставалось загадкой. Но сейчас меня интересовало совсем другое.

Тело, в котором я оказался, однозначно было не моим. Причём его бывший хозяин следил за ним откровенно паршиво. Хотя может и не он был в этом виноват. Я осмотрел жилистые, покрытые шрамами запястья. Возле ладоней были свежие рубцы, ещё сочившиеся сукровицей, как от очень толстых наручников. Вот только в них жить нужно, чтобы так разодрать кожу.

Мысли о том, что происходит и как я тут оказался, сразу задвинул подальше. Мозг привычно переключился на решение текущих задач. Сначала выжить, а потом всё остальное.

С главной задачей сразу возникли трудности. Ребята в коридоре настроены были крайне агрессивно, а у меня, кроме грязной набедренной повязки, ничего не было. Ни удавиться, ни зарезаться нечем. Хотя почему нечем?

В переплетении вяло пульсирующих рун я заметил знакомый предмет и тут же жадно сцапал его рукой.

— Иди ко мне, дорогой, — хищно улыбнулся я. Фамильный кинжал уютно лёг в ладонь и сразу добавил уверенности в завтрашнем дне. Как он тут оказался, буду разбираться позже.

Я быстро пробежался вдоль стен, но выход из зала был всего один. Неприятно. В отдалении слышались отрывистые приказы командира, но слов я разобрать не мог. Что-то мешало, и только вернувшись к арке выхода, я понял, в чём дело. Проём был затянут лёгкой оранжевой дымкой, которая немного искажала звуки.

— Вы в обители лжи и обмана! — глухо рыкнул предводитель неизвестного отряда, — Неужели вам нужно даже такие простые вещи объяснять? Проверить стены! Чарыг смотрит на вас!

Тут же несколько человек бросились исполнять приказ. Кто-то на бегу скрежетал оружием по камню. Звуки приближались и нужно было срочно что-то делать. Я метнулся назад, надеясь укрыться за возвышением, но не успел.

Скрежещущий звук оборвался и следом донёсся радостный вопль:

— Нашёл!

Я рывком обернулся к выходу и увидел за ним человека в тяжёлом несуразном доспехе, будто из исторического голофильма. Воин с усилием, будто преодолевал препятствие, шагнул вперёд и мы столкнулись взглядами.

— Есть! — заорал боец, — Грисс Тарс, ещё один еретик нашёлся!

В груди шевельнулась ярость. Слова человека явно намекали, что говорить со мной никто не будет. Я перехватил кинжал обратным хватом и скользящим шагом двинулся вперёд.

Противник многообещающе усмехнулся и медленно пошёл ко мне.

— Если не будешь дёргаться, то всё пройдёт быстро, — бодро произнёс он, — Лучше так, чем идти на костёр, поверь!

Смешно. Будто он там бывал.

— Пожалуй, откажусь, — произнёс я. Воин вздрогнул и нервно оглянулся. Я и сам удивился. Мой голос прозвучал настолько зловеще, что по спине невольно пробежали мурашки.

Успех нужно было закрепить, и я рванулся вперёд. Короткую заминку противника я использовал по максимуму. Успел добраться до него и всем весом ударить в грудь, сшибая на землю. В полном контакте меч бесполезен и у меня было преимущество. Могло быть…

Плечо взорвалось болью. Левая рука повисла плетью, а воин даже не пошатнулся. Я оскалился и бросился в новую атаку.

— Ну, как хочешь! — рявкнул воин. Наносное дружелюбие исчезло, и он наотмашь рубанул мечом.

Увернуться удалось с огромным трудом. Тело слушалось плохо и реакции запаздывали. Я проскользнул за спину противнику и ударил его под колено. Голень взорвалась болью, но какого-то эффекта я добился.

Воин пошатнулся, но не упал. Чёрт! Ну чисто танк, а не человек! Я прыгнул врагу на плечи и замахнулся ножом, метя в шею. Позади уже грохотало сапогами подкрепление. Доносились отрывистые команды.

Лезвие кинжала почти коснулось тёплой кожи противника, как вдруг исчезло. Растаяло золотистым дымом в воздухе. Я с силой врезал пустым кулаком по шее бойца и растерянно замер. Какого чёрта?

— Ковыль, заканчивай! — повелительно выкрикнул кто-то. Меня тут же схватили за волосы, стащили на землю и пнули тяжёлым сапогом в живот, — Последнего еретика уже взяли. Кто тут у тебя?

— Сам не знаю, грисс, — ответил Ковыль, — Дикарь какой-то. Ловкий, как кошка! Насилу поймал!

Чужой разговор доносился урывками. Я корчился на земле и мучительно пытался вдохнуть. Ощущения были такие, будто в меня ударили шпалой.

— Дикарь, говоришь? — перед моим лицом появились окованные железом ботинки. Кто-то опять схватил меня за длинные патлы и поднял в воздух. Кожа на голове натянулась до хруста. Я буквально чувствовал, как отрывается скальп, — Странный какой-то… На раба бывшего похож.

Я висел в руке матёрого воина огромных размеров. Мой противник казался на его фоне сущим ребёнком. Про меня и говорить не стоит. Гладковыбритое лицо пересекал уродливый рваный шрам.

— Хилый. — вынес свой вердикт главарь отряда, — В расход.

Сказано это было настолько безразлично и буднично, что смысл фразы до меня дошёл не сразу. Я рванулся вперёд, оставляя в чужом кулаке клочья своих волос, зацепился ногами и попытался бросить противника через себя.

Предводитель с интересом наблюдал за моими потугами и даже не пытался опустить руку. Я так и болтался на ней, как никчёмная обезьяна на крепкой ветке.

— Я ж говорю шустрый, — довольно заржал Ковыль и его поддержали ещё несколько воинов.

— Смотри, как пыхтит! Того и гляди, доспех гриссу запачкает! — воины подошли ближе. Началось бурное обсуждение

— Смех, да и только! Будет о чём вечером поболтать!

Я резко спрыгнул на землю и широко развёл руки в стороны. Люди вокруг моментально ощетинились оружием. Клоуном я никогда не был и становиться им не собирался.

×