Несознательный 2.1 (СИ), стр. 27

— Лаврентий, тебе бы книги приключенческие писать. Так складно говоришь, аж зависть берет. Не пробовал? — посмеиваясь в усы проговорил Сталин. — Нет, ты продолжай, продолжай. Складно у тебя выходит.

Берия в свой адрес шутку Хозяина не принял, и продолжил обстоятельный рассказ:

— И тут с уходом Хруничева из НКАПа в Наркомат боеприпасов Яковлева назначают заместителем наркома. При этом Казанский моторный, который раньше выпускал двигатели М-105 для истребителей Яковлева в том числе, передают под серию иркутских двигателей. А у Климова пошел двигатель М-107. Вроде бы неплохой, мощный, но вот беда, ресурс никакой. В несколько раз меньше ресурса иркутских движков. И тогда Яковлев под разными вполне правдоподобными предлогами начал перетаскивать из Казани важных спецов в Уфу, Куйбышев и КБ Климова. Официально — потому как они специалисты по двигателям Климова и для целей улучшения качества М-107. Причем брал и тех, которых обучали иркутяне. Вообще это все внутренняя кухня НКАПа, и Наркомат имеет на нее право. Правда при одном условии. Если это не мешает перспективным планам развития производства. И вот тут уже начинается уголовное дело, поскольку эти действия замнаркома привели к тому, что Казань до сих пор не может нормально освоить новые для себя бесшатунные двигатели Иркутского завода. Просто не хватает высококвалифицированных кадров, которые и увел с завода Яковлев. Шахурин, когда это узнал, имел серьезный разговор с Яковлевым и грозился выгнать того нафиг. Спецов собирались вернуть, и даже кого-то из них вернули, но Шахурин выполнение своего приказа не проконтролировал. А когда дошло до того совещания и выяснения, кто же за все это будет отвечать, оказалось, что переведенные спецы в основной своей массе в Казань так и не вернулись, Шахурин, похоже, испугался, что Яковлев вместе с собой утащит и его, и чтобы не выносить сор из избы, прикрыл своего зама. В итоге на известном тебе и важном заседании НКАПа и ВВС все шишки достались директору Иркутского моторного завода и нашему вундеркинду. Причем, если б иркутяне взяли под козырек, ущерб от действий Яковлева и самого Шахурина был бы еще больше. Но благодаря решительности руководства Иркутского завода и КБ все пошло так, как пошло. В итоге вместо банальной зависти и злоупотреблении служебными полномочиями мы имеем дело о вредительстве. Сорван заказ на выпуск значительной партии бесшатунных двигателей в Казани к началу зимней кампании 43–44 годов, что влечет за собой срыв поставок в войска новой техники. А именно штурмовиков Су-8 и истребителей-бомбардировщиков По-6.

На этом Берия замолк, давая понять, что рассказ закончил. Верховный немного посидел, крутя в руках незажженную трубку, а потом выругался по-грузински.

— Вот чего им не хватает, а? Вот, скажи мне, Лаврентий, чего?! Интиллигенты хреновы! Что техническая интилигенция, что творческая. Как пауки в банке, как змеи ядовитые. Наградами не обошел, слава имеется. Ан нет, все мало. Все чего-то урвать хотят. Я ведь к этому Яковлеву давно присматриваюсь. Хотел даже своим советником по авиации сделать. Специалист грамотный, все может аргументированно по полочкам разложить. А все туда же.

Собеседники еще поговорили по обстоятельствам дела, а потом Сталин спросил:

— А что там с нашим вундеркиндом?

— Сейчас расскажу, — Берия устроился поудобнее на стуле и продолжил. — Если кратко, то проявил сообразительность и решимость в самом деле. Будучи в Москве подкинул интересную идею нашим нефтехимикам по каталитическому крекинга насчет катализатора. Там еще с времен командировки в Иркутск группы нефтехимиков эта тема тянется. Может что и выйдет. Пока сидел у наших осназовцев, набросал эскиз колесного бронетранспортера по типу американского М-3 «Скаут». Показывали эскизы инженерам с ЗИСа. Они дали довольно высокую оценку нарисованному на коленке. И армейские первичный интерес проявили. Я отправил эскизы на ГАЗ. Если разрабатывать бронетранспортер дальше, то как раз горьковчанам. Кроме того пока Шибалин сидел взаперти, с ним было проведено несколько бесед на тему его многочисленных успехов. Но тут ничего добиться не удалось. Осторожный он и скрытный. Если судить по его объяснениям, то у него все выходит просто и логично. Но у других то так не получается. Я нюхом чую, что что-то тут не так. Что-то он скрывает. Неспроста все его достижения во многих областях. Но не арестовывать же его из-за этого и не применять к нему специальные меры воздействия. Кто-кто, а он точно не враг. Нам бы таких, да побольше. Но при этом он себе на уме.

×