Ини мини мани мо (СИ), стр. 2

— А что за биоробот сидит у нас в гостиной?

— Что, прости? — нехотя отвлекся от своего занятия Чарльз. От его нижней губы до головки протянулась тонкая блестящая нитка слюны и выглядел он так соблазнительно, что Винсу стоило немалых усилий, чтобы не вернуть его рукой обратно, но присутствие незнакомца в доме царапало и отвлекало от секса.

— Там, в гостиной, сидит странная особь мужского пола, с таким лицом, словно он пришел пробоваться на роль Терминатора, — объяснил Винс очевидное, теряя терпение. — Так трудно уточнять заранее, кто к тебе приходит на прием?

— Ты пил? — недобро прищурился Чарльз, стирая с подбородка слюну и выпуская эрегированный ствол из ладони.

— Сейчас одиннадцать утра! — возмутился Винс. — Иди сам посмотри.

— Когда тебя это останавливало? — фыркнул супруг и побледнел.

— Постой, он что — не твой клиент? — в ужасе зажал рот Винс, словно боялся, что его ужас вырвется наружу. — Погоди, тогда кто он?

Чарльз Тирли на цыпочках подкрался к двери, ведущей в коридор, потом передумал и, поискав глазами, вытащил откуда-то клюшку для гольфа.

— Дорогой, умоляю, только не Берту! — взвизгнул Винс, заправляя хозяйство обратно в штаны трясущимися руками. — Она же стоит семь сотен фунтов. Возьми что-нибудь другое!

Но Чарли нервно дернул головой. Держа клюшку на изготовку, он, стараясь не издавать лишнего шума, вышел в коридор. Винс семенил следом на цыпочках, прячась за его спиной. Чарльз достиг, наконец, прохода в гостиную и приоткрыл дверь. Мужчина как ни в чем не бывало сидел на том же самом месте и все так же читал газету. Выглядел он при этом достаточно мирно и даже не особо шевелился. Понаблюдав за ним несколько минут, известный адвокат медленно опустил клюшку и нерешительно вошел в комнату.

— Доброе утро, — чинно поздоровался он с непонятным визитером. Тот с улыбкой отложил газету и посмотрел на него.

— Доброе утро, лорд Тирли.

— Чем могу быть полезен? — решил не сбиваться со светского тона Чарльз. Винс нерешительно мялся на пороге, прикрывая голый торс диванной подушкой.

— Меня зовут Кастор Эксархидис, я профессиональный телохранитель. Меня прислало агентство по вашему запросу, — привстал с дивана мужчина, являя супружеской паре свой исполинский рост, квадратную фигуру и мрачность сотрудника похоронного агентства. Он протянул Чарльзу руку для приветствия, а Винса, мявшегося на пороге, лишь аккуратно мазнул взглядом.

— Экзорцидист? — машинально попытался повторить странную для слуха фамилию адвокат.

— Эксархидис, — спокойно поправил визитер и любезно пояснил: — Я грек.

— А по какому запросу? Ты что, подыскиваешь мне телохранителя? — подал голос Винс, но Чарльз остановил его движением руки.

— Позвольте, но как вы вошли? Я точно помню, что дверь была закрыта. Винс?! — обернулся он к супругу. — Ты не запер дверь, отправляясь на пробежку?

Обвиненный в разгильдяйстве открыл рот, чтобы возмутиться, но Кастор Эксархидис обрубил зарождающуюся ссору одним-единственным властным жестом. Недовольные стороны как по команде закрыли рты и уставились на него.

— Нет, дверь была закрыта, но такой замок может открыть и ребенок. Должен сказать, у вас потрясающе бестолковая система безопасности. Поверьте, муляж камеры наблюдения на фасаде не спасет жилище от проникновения. А ваш супруг, — Кастор кивком головы показал на Винса, — абсолютно не удивился присутствию в доме постороннего человека. Это его мне предстоит охранять? И еще, за последние полчаса я взломал вашу электронную почту и получил доступ к вашему аккаунту. Мистер, — он подавил улыбку, — Ханни Пай. — В этом месте лорд Тирли прогнозируемо сильно покраснел. — А если это смог сделать я, значит, и английские спецслужбы сделают то же самое играючи. Но, не беспокойтесь, мы все исправим.

— Я его боюсь, — прошептал Винс из-за двери, однако его никто не спрашивал.

— Вы приняты, — отмахнулся от него Чарльз.

========== 2. Беспечный шепот в общественном туалете ==========

Комментарий к 2. Беспечный шепот в общественном туалете

Обязательно к прослушиванию Careless Whisper - George Michael

Винсу Витале снилось, что он стоит на пересечении Оксфорд и Риджентс-стрит в первый день рождественской распродажи. Людская масса сдавливала его со всех сторон, и Винс, обливаясь потом, пытался протиснуться к входу в подземку, однако толпа покупателей не давала ему шелохнуться. Он набрал в легкие побольше воздуха, чтобы заорать что есть мочи, и… проснулся. Причина кошмара лежала практически на нем, обездвижив его руками и ногами. Привычка лорда Тирли обниматься во сне приводила к тому, что иногда он попросту залезал на супруга верхом. Винс аккуратно высвободился из цепких объятий и посмотрел на часы. Электронное табло показывало четверть шестого. Сон больше не шел. Витале обреченно вздохнул и сполз с кровати. Время можно было использовать с толком, поэтому он стянул со спинки стула треники и футболку и на цыпочках двинулся к выходу из спальни. В дверях бросил взгляд на Чарльза, который воспользовался его исчезновением и теперь лежал поперек кровати. На супруге как обычно была его любимая пижама. Винс поморщился: пижама являлась предметом их неизменных пикировок с мужем, поскольку, во-первых, это была пижама — «Чарли, серьезно? Пижама?», во-вторых, ее украшал принт мишки Паддингтона, ну и, наконец, в-третьих, это был подарок леди Тирли.

В прихожей Винс подхватил с пола кофр с фотоаппаратом и с опаской взялся за ручку входной двери. С тех пор как две недели назад Чарльз нанял на работу странного мужика с непроизносимой фамилией и неподвижным бесстрастным лицом, многое изменилось. По распоряжению Кастора особняк до отвала напичкали высокочувствительной техникой, призванной обезопасить хозяев, а на деле здорово осложнившей им жизнь. Все это привело к тому, что два дня назад Винс, спустившийся ночью на кухню с весьма прозаической целью — полакомиться остатками лимонного кекса, — был оглушен сиреной, наподобие тех, что извещали лондонцев об авианалетах во время Второй мировой войны. Быстро выяснилось, что весь первый этаж каждую ночь ставится на сигнализацию, которую необходимо отключать каждый раз, когда ты спускаешься с лестницы. Прибежавшие из разных концов дома Кастор и Чарльз: один — с пистолетом наготове, второй — со злополучной Бертой наперевес, нашли Винса, бьющегося в истерике с куском кекса в руке. Конечно же, ему популярно объясняли, чем и как пользоваться. И конечно же, он забывал все пароли и коды, как только Кастор и Чарльз заканчивали их озвучивать. И теперь Винс боялся взяться за что-либо или сделать что-то без опасения, что зажжется прожектор, подключенный к датчику движения, включится ревун сигнализации или его долбанет током.

Винс аккуратно прикрыл за собой входную дверь и с удовольствием вдохнул полную грудь холодного воздуха. Над районом Хайгейт, где проживала чета Тирли-Витале, занималось солнечное утро. Винс закинул кофр с фотокамерой на плечо, поплотнее запахнул куртку и бодрым шагом потрусил вдоль безлюдной, по причине раннего часа, улицы. Настроение у него было приподнятое. О том, что ему полагалось выбираться наружу только в сопровождении Кастора, ну или, на худой конец, Чарльза, он, естественно, вспомнил задним числом, но рассудил, что к тому времени, как его хватятся, — он уже десять раз вернется. Он не воспринимал волнение Чарльза по поводу безопасности всерьез. Он, вообще, не омрачал собственную жизнь лишними тревогами и беспокойствами, предпочитая отмахиваться от проблем, а не решать их. Фотограф уже заворачивал за угол, когда краем глаза заметил, что за ним кто-то идет. Голова незнакомца была предусмотрительно скрыта темным капюшоном. Сердце Винса ёкнуло. Несмотря на всю абсурдность ситуации, он тут же вспомнил все предостережения Чарльза. Винс постарался успокоиться, напомнив себе, что он в одном из самых спокойных и благополучных районов Лондона и сейчас полшестого утра и вовсю светит солнце, но под ложечкой все равно нехорошо засосало. Винс ускорил шаг и обернулся — фигура в темном определенно увеличила темп, сокращая дистанцию между ними. Тогда он в панике бросился бежать, уже не оборачиваясь и стремясь как можно скорее добраться до оживленного места. Мимо проехал ярко-красный двухэтажный автобус. Винс заорал и замахал изо всех сил водителю руками. Пожилой седой шофер радостно помахал ему в ответ. Винс, проклиная пресловутую английскую вежливость, обернулся проверить, насколько оторвался от преследователя, и в этот момент нога поехала на мокром асфальте и он, потеряв равновесие, грохнулся на тротуар. Винс застонал и попытался подняться, но тут светлое утро для него заслонила зловещая фигура в черном.

×