Ини мини мани мо (СИ), стр. 17

— Об этом не беспокойтесь, — прервал его Винс, наконец переводя на него взгляд, и широко улыбнулся, кивком головы показывая на чемоданы, которые стояли у входной двери и которые Кастор так и не заметил, несмотря на то, что едва не снес их, врываясь в квартиру. — Мы уезжаем в Аргентину. Там всем плевать на ориентацию английского принца.

Эксархидис удовлетворенно кивнул и встал с места, направляясь к выходу. По дороге он рванул на себя дверь и, глядя на голого мужика, который от неожиданности чуть не завалился в ванну, отчеканил:

— Я за тобой слежу, Гарри. Если с Винсом что-то случится…

Гарри торопливо закивал, не дожидаясь подробностей того, что может с ним случиться, если бывший агент МИ-6 останется недоволен его поведением.

— Кастор… — позвал Винс. Эксархидис повернулся на зов. Солнце из окна било Винсу в спину, как когда-то утром на Парламент Хилл, золотя волосы и делая из парня настоящего ангела. «Не торкает», — с удовлетворением признался сам себе Кастор. — Позаботьтесь о Чарльзе. Думаю, вы ему нравитесь.

Кастор недоверчиво уставился на Винса, но тот уже отвернулся, посчитав разговор оконченным, и направился в сторону ванной комнаты. Кастор вышел из квартиры и аккуратно прикрыл дверь в эту квартиру и эту историю.

***

— Полагаю, он не вернется.

По тону Чарльза было непонятно: вопрос это или утверждение. Как было непонятно, что на самом деле он испытывает. По лицу прочитать тоже не было возможности, так как Чарльз упрямо стоял к Кастору спиной, да и вряд ли бы помогло. Лицом Чарльз умел владеть так же виртуозно, как и голосом. «Чертова аристократическая выдержка», — выругался про себя Эксархидис. Однако выдержка выдержкой, а слова, которые лорд Тирли произнес до того, как Кастор уехал искать Винса, плотно засели у того в мозгу.

Чарльз, стоявший у окна, наконец обернулся, так и не дождавшись ответа, и, взглянув на Кастора, кивнул сам себе. Видимо, лицо Эксархидиса как раз отражало все, что только можно.

— Я так и думал, — Чарльз ослабил галстук и прочистил горло, словно следующие слова требовали от него некоторых усилий. Кастор напрягся, и, как оказалось, не зря. — Получается, что ваша миссия в этом доме закончена и в телохранителе больше нет нужды…

— Это не так, — отозвался Кастор, и лорд Тирли вскинул на него глаза. В них было столько надежды, что Эксархидис почувствовал, как сердце начинает подтаивать, словно мороженое на жарком греческом солнце. — Телохранитель нужен вам.

Чарльз помолчал, прислушиваясь к шуму толпы с улицы, и даже присел в кресло. Кастор, в свою очередь, расположился на диване. Ноги гудели после сегодняшнего дня, а в голове была полная каша. Но очевидные вещи не подлежали сомнению.

— Так, значит, вы готовы остаться? — нарушил молчание лорд Тирли, не глядя Кастору в глаза.

— Нет, — твердо ответил Эксархидис, и уголок рта Чарльза горько дернулся. Он снова кивнул сам себе.

— Выходит, это конец…

— Нет, — так же твердо возразил Кастор и неловко улыбнулся, думая, что редко это делает — улыбается. — Я бы сказал, что это начало.

Теперь лорд Тирли выглядел по-настоящему растерянным. «Ну хоть не одному мне неловко», — с отчаянным облегчением подумал Кастор и откашлялся.

— Чарльз, — начал он уверенно, — с некоторых пор я решил не смешивать личную жизнь с работой и не пользоваться нечестными методами. Поэтому лично подыщу вам другого телохранителя, — и прежде чем Чарльз успел что-то возразить, добавил: — И я тут подумал… может, сходим куда-нибудь?

Чарльз мгновенно просиял, однако тут же прикусил губу, словно не желая торопить события.

— Вы имеете в виду что-то нейтральное, типа чашечки кофе?

В этот момент в животе у Кастора громко заурчало, напоминая, что он который день сидит на брокколи, шпинате и зеленом чае.

— Я бы скорее предположил стейк с картофелем, пару пинт Гиннеса и шоколадный торт на десерт, — перечислил он с наслаждением.

— Тоже неплохо, — согласился Чарльз. — А потом?

— А потом закончим начатое, — похлопал Кастор по злополучному дивану, с которого началось его пребывание в этом доме, и где он с таким остервенением набросился на Чарльза, подогреваемый только мятным ликером и собственным! — в этом он теперь был полностью уверен — желанием.

— Может быть, поменяем последовательность? — с невозмутимостью лорда в третьем поколении произнес Чарльз. Только легкий румянец на щеках выдавал его волнение.

«Вот тебе и тихоня-аристократ!» — поразился про себя Кастор, уже ослабляя галстук и снимая пиджак.

— Вы правы, последовательность тут совершенно неважна!

×