Лунная афера Гарри Поттера (СИ), стр. 2

— Мы с Гермионой, как и все прочие маги Великобритании, поданные её величества Королевы Елизаветы, и нет ничего неестественного в соблюдении общебританских законов и уложений. А насчет сохранения Гермионой девичей фамилии… Здесь несколько причин. И их объяснение займет слишком много времени. Считайте, что это знак моего безграничного уважения и любви к ней.

На самом деле все было немного сложнее. Её имя было слишком важно для их общего дела, что бы просто так от него отказываться. Тысячи людей знали её и верили в Гермиону Грейнджер, а Гермиона Поттер была бы для них чем-то новым и непривычным. «Гермиона Грейнджер» это был уже раскрученный бренд.

Скитер сменил молодой маг, одетый, как и сам Поттер, вполне по маггловски.

— Газета «Люмос». Мистер Поттер, вы всерьез заявляете, что можете аппарировать на Луну?

— Я сказал, что нет ограничений на дальность аппарации. Теоретически можно аппарировать и на другие небесные тела, — Гарри подумал, что кто-нибудь из недостаточно образованных молодых магов может сдуру попробовать сделать это, и решил внести ясность в вопрос. — Но без подготовки я не рекомендую это делать ни кому, поскольку там царит вакуум и человек, не защищенный скафандром, мгновенно погибнет.

— Но если бы у Вас был скафандр, Вы бы могли аппарировать за пределы Земли.

— При наличии скафандра это становится возможным.

Разговор прервал инициатор конференции, председатель научного совета достопочтенный Матус Айра. Он взял Гарри под локоток и, извинившись, увел от журналистов.

— Молодой человек, — начал он, — прошу Вас, выбросьте Луну из головы. Не превращайте науку в шоу.

— Мистер Айра. У меня и в мыслях этого не было, — Гарри Поттер даже обиделся. Но мистер Айра обиды не почувствовал и удовлетворенно кивнул.

— Вот и хорошо. Не надо говорить про Луну. Ничего хорошего из этого не выйдет, — и странным тоном добавил. — Цените то, что у Вас есть.

* * *

Спустя неделю, по возвращении в дом на площади Гриммо, Поттера ждал разговор с разгневанной супругой.

— Стоило оставить тебя одного на неделю, и ты снова нашел себе приключения на… одно место! — бушевала Гермиона.

— Не виноватый я! Я не утверждал, что прыгну на Луну! — отпирался Поттер. — Я просто сказал, что это теоретически возможно.

— Сейчас уже не важно, что именно ты говорил. Весь мир хором повторяет эту сенсацию. Вот послушай! — продолжила Гермиона, потрясая разворотом американской газеты «Люмос». — «Сенсационное заявление известного британского мага Гарри Поттера о том, что он всерьез собирается аппарировать на Луну, продолжает сотрясать американское магическое сообщество. В нашей редакции уже накопилось несколько мешков писем, с выражением восторга и словами поддержки герою. „Общество друзей Гарри Поттера«, объявило сбор средств на покупку скафандра и за первую же неделю собрало 100 тысяч долларов. Это только часть суммы, необходимой для его покупки. Представители общества надеются, что уже в скором времени смогут сделать бесстрашному магу ценный и необходимый для великого дела подарок».

— Или вот ещё, из французской «Tour Magique»: «… таким образом, введение в общемировую практику новой теории аппарации обещает сделать наш земной шар ещё меньше, а магическое сообщество наоборот больше и сплоченнее. Именно это нам необходимо в наши неспокойные времена, когда магглы стоят на пороге раскрытия нашего мира. Но, новым веяньям, как всегда, препятствует консерватизм научных и административных кругов. Чтобы преодолеть их сопротивление, автор теории решился на беспрецедентный по смелости и убедительности шаг. Аппарация на Луну и обратно. Если заявленная месье Поттером демонстрация действительно состоится, то у его оппонентов не будет ни малейшего аргумента против. И препятствовать прогрессу придется уже не прикрываясь добродетелями, а наоборот, демонстрируя некомпетентность, леность и трусость. Наша газета выражает безграничную поддержку месье Поттеру и его очаровательной супруге и желает успеха в предпринятом начинании».

Гарри посмотрел на «очаровательную супругу», зачитывавшую выдержки из статей и улыбнулся. Сильные эмоции всегда украшали её лицо. Негодование, радость… И сейчас, несмотря на раздражение супруги, созерцание её доставляло удовольствие. Ну и, кроме того, по-французски он не понимал, так что экспресс перевод в исполнении Гермионы был интересен.

— А вот из вчерашнего «Пророка», — Гермиона отбросила французскую газету и подхватила со стола знакомое консервативное издание министерства. — «… заявление Гарри Поттера, которому уже мало славы победителя Волдеморта, о том, что он собирается покорить Луну, являются только прикрытием его истинной деятельности. Ведь не зря глупый розыгрыш о „полете на Луну «был сделан сразу после того, как Поттер позволил себе очередной раз публично подвергнуть критике наше Министерство магии. Все эти заявления и шаги бывшего мракоборца призваны скрыть от нас один непреложный факт: Поттер готовится к решительным действиям по захвату власти в Британии. Убив Темного Лорда, он сам постепенно занимает его место. Сомнительные теории. Кружки магов, якобы занимающихся наукой. А вот теперь и решительный выход на международную арену и завуалированный призыв под свои знамена неосторожной молодежи. Эти сигналы невозможно истолковать как-то иначе…»

Гермиона отшвырнула газету.

— Скопище старых подонков и маразматиков! Трусы и параноики!

Гарри протянул ей витаминный коктейль, который сделал, пока она эмоционально зачитывала выдержки из прессы. Супруга сделала медленный вдох-выдох и, совершенно расслабившись, приняла бокал. Он сел рядом с ней.

— Гермиона, большую часть прессы я уже читал. По крайней мере, на английском. Так что у меня было время подумать. И, ты прости меня, но я дал предварительное согласие на эту авантюру.

Хорошо, что Гермиона уже успела успокоиться, пользуясь отработанной много лет назад методикой. Признание мужа не вывело её на новый виток возмущения, а только заставило с укором на него посмотреть.

— Нам подарен шанс начать то изменение магического мира, о котором мы мечтали, начиная с тех дней жизни вдвоем в палатке. Ты не хуже меня понимаешь, что магический мир скоро будет беззащитен перед миром магглов. Помнишь те исследования, которые по твоей просьбе провели ребята из Дурмстранга? О пределе необнаружимости их школы. Мы все тогда были шокированы тем, что у магглов уже есть карты местности, где нанесена школа. Пусть и сделанные не в оптическом диапазоне, а в других. И на них Дурмстранг видно. А потом этот эксперимент норвегов, которые простым рыбацким эхолотом преодолели фиделиус подводного дома самого Криса Олдена. Я ещё в аврорате слышал, что только в Британии маги столь сильно и принципиально отгораживаются от сотрудничества с правительствами магглов. А в других странах картина иная. Особенно в бывших сверхдержавах — России и США, где давление маггловских правительств на магов было огромно, и их вовлекали и будут вовлекать в дела своих государств. Уже недалек тот день, когда магглы смогут говорить с погрязшими в средневековье магами с позиции силы. И это будет скверный диалог.

Гарри помолчал. И взяв ладонь Гермионы в свои руки, продолжил.

— Дорогая! Маги уже не имеют ничего такого, аналога чего не было бы у магглов. А если у мага отнять палочку, то он чаще всего становится просто беспомощным и жалким. И одним из немногих реальных козырей остается способность аппарировать. Особенно сильным козырем эта способность станет, если маги смогут аппарировать на другие планеты. Магическое общество из отсталого изолята может превратиться в авангард человечества при освоении иных миров. Элитой. И первым шагом к установлению такого положения дел должен быть мой прыжок на Луну. После этого я смогу говорить о нашем будущем уже опираясь на международную известность, ибо моя слава победителя Волдеморта за пределы Британии практически не распространяется, а проблему надо решать одновременно на всем земном шаре.

×