Контроль особых посещений (СИ), стр. 1

  Мы никогда не рождались! Мы никогда не умрём!

  Мы просто есть! Останься со мной под огнём.

Нуки. "Мы просто есть"

  <a name="Part1"></a>

Часть первая. Поручитель

1. Перевёртыш

  Переход на кольцевую линию уже был закрыт, и никакой пассажир бродить там не мог, но Мамонт всё равно пошёл проверить, потому что у Косы вдруг появилось ощущение, что где-то поблизости есть щенок. Сам Мамонт ничего такого не чувствовал, но напарнице доверял: он в деле новичок, а у неё за плечами почти шестилетний опыт, а значит, не просто так говорит. Хотя объективно ничто её слов не подтверждало. Щенки всегда появлялись, когда пассажиры уже вышли на платформу, и напарники заранее знали где: минут за пятнадцать до этого на станции становилось на пару градусов холоднее, о чём им сразу же сообщали. А сейчас и температура была нормальная, и все сошедшие с предыдущего поезда уже ушли на выход.

  Все, да не все... - убежав в переход, Мамонт не видел, что одна молоденькая девушка ещё стояла возле колонны, усиленно роясь в своей сумочке. Пройдя весь переход и никого не обнаружив, он спустился на безлюдную кольцевую и попытался вызвать напарницу, но связи с ней не было.

  - Коса! - он обеспокоенно замер. - Эй, слышишь меня?.. Отзовись! Коса!!

  - Чёрт, Мамонт! - вдруг ясно прозвучал в ухе её голос. - Хренли так орать?

  - Связь пропала! - мгновенно сбавив децибелы, буркнул напарник. - В чём дело?

  - Да у меня дусим почему-то дёрнулся...

  - Как это дёрнулся?! И чего?

  - Да, похоже, ничего!

  Коса продолжала наблюдать за девицей - та замешкалась у лестницы, усиленно тыча пальцем во внезапно отказавшийся работать смартфон. Увидев, что с гаджетом всё снова стало в порядке, девчонка испуганно стрельнула глазами в сторону странной женщины и заспешила наверх, на выход. И чего надо этой тётке - фигли уставилась? Проскочив лестницу, девушка не выдержала, обернулась, страшась вновь столкнуться с неприятно цепким, прилипчивым взглядом женщины, но та уже смотрела в пол, что-то бубня в свою телефонную гарнитуру.

  - Я и переход и всю станцию излазил: тоже ничего, - с сопением сообщил Мамонт. - Не знаю, что там у тебя дёргается, лично у меня Дус - как мёртвый.

  - А может и правда? - улыбнулась Коса.

  - Что?

  - Дус твой - мёртвый! Придавил его случайно телесами да и не заметил?

  - Слышь, Коса... - угрожающе зарычал Димка Мамонтов.

  - Ладно, ладно! - со смехом перебила его напарница. - Уже и пошутить нельзя?

  - А задолбали вы одно и то же шутить! Не толстый я, ясно? Не толстый! Просто большой и...

  - Могучий! - вполне серьёзно ответила Кира Косулина. - Да. Я в курсе.

  Димка, несмотря на лишний жирок, и вправду был мощного телосложения и огромной физической силы, вполне оправдывая свою фамилию.

  - Ну...

  - Тихо! - резко оборвала его Кира, прислушиваясь к собственным ощущениям, и тут её вдруг осенило: - Щенок - в поезде!

  Гоня подспудную мысль, что так не бывает, Мамонтов бросился к переходу на радиальную. Вызывать напарницу снова он не пытался, всё равно не услышит: как только дусимы начинали свою деятельность, любая связь обрывалась, а изображение на камерах, если таковые имелись поблизости, пропадало.

  Коса двинулась к краю платформы. Из туннеля рвался холодный ветер, температура на станции падала, и нарастал гул прибывающего состава, а Дус внутри уже не просто дёргался - он полностью проснулся и пёр на контакт, словно танк, требуя от хозяйки предельной концентрации.

  'Легче Дус, легче, спокойно!' Мысленный поводок натянулся, удерживая собственного подселенца, пока поезд плавно замедлял ход и с шипением открывал двери. Вышли два человека: мужчина средних лет - из первого вагона и молодой парень - из середины состава.

   'Вперёд!' - Кира ослабила зажим, позволив 'поводку' раскручиваться, и дусим резво рванулся к парню. Перед глазами замельтешили чёрные точки, а когда развеялись, Кира увидела, как из щенка навстречу её ручному Дусу высунулся дикий подселенец. Бесплотные, но на вид блестящие и переливчатые, словно ртуть, они сомкнулись, 'обнюхивая' друг друга. Сидящий в парне дикарь оказался на редкость крупным, она раньше таких не встречала... Киру вдруг обожгло страхом и не зря: слившийся с дикарём Дус вместо того, чтобы выманить пришельца наружу, вдруг, наоборот, потёк внутрь щенка.

  'Назад!!! Назад!! Назад! - хозяйка с силой рванула 'поводок' на себя. Её подселенец опомнился и стал медленно выдвигаться, увлекая за собой чужого. - Вот так! Хорошо! Ко мне!.. ко мне...'

  Тащить, тащить, тащить!

  Кира расстегнула спрятанную под курткой кобуру и, достав револьвер, заряженный инъекционными дротиками, взяла парня-щенка на мушку. Потом ослабила контроль над своим дусимом, давая ему возможность почувствовать сладость власти над человеческой плотью: он вздрогнул, рванувшись обратно к хозяйке, но дикарь удержал его на месте.

  'И откуда только взялся такой здоровяк, мы же всё здесь вычистили?!' - поразилась Кира и, ещё сильнее понизив контроль, замерла, стараясь не обращать внимания на побежавшие по спине мурашки. Ручной подселенец забился, как сумасшедший.

  'Давай, давай, родной, вытащи его, вот сладкая конфетка!' - Палец чуть придавил спусковой крючок в ожидании выхода чужака, но подселенцы не разлепились и, что ещё хуже, дикарь оказался настолько сильнее, что начал снова затаскивать Дуса обратно внутрь щенка. Дальше понижать контроль было очень опасно: в голове уже вовсю 'стрекотали кузнечики', предупреждая о близости перевёртыша. Если дикарь в человеке, дротиком его не усыпить, и, по инструкции, она должна достать боевой пистолет и убить щенка, пока он не вырос в настоящего пса...

  - На-за-а-а-д!!! - давая 'кузнечикам' волю, заорала Кира, последним клочком человеческого сознания отмечая, как меняется голос, переходя в низкий, животный рык.

×