Девушка с гитарой (ЛП), стр. 2

Кайли так и видела, как подруга морщит лоб и наматывает прядь волос на палец, какого бы цвета они сегодня ни были.

— Ну, я только что въехала в отель, который смогу оплачивать, по меньшей мере, неделю. Завтра собираюсь встать пораньше и пройтись по Мьюзик Роу[4] и Принтерс-Элли. Возможно, в местные бары и рестораны ищут работников.

— Ладно, а дальше?

— Дам объявление в газету: «Девушка с гитарой нуждается в деньгах на демо-запись. Готова на всё». — Услышав брюзжание подруги, Кайли рассмеялась: — Лу, шучу же. Я планирую подать заявки на участие в каждом любительском вечере из списка и постараюсь наскрести деньги на демо-запись. А после разошлю её куда только можно и буду молиться, чтобы всё сложилось как можно лучше.

Кайли уже запланировала выступить на вечере открытого микрофона в «Рам Руме». Она давно наткнулась на их афишу в интернете и сразу же там зарегистрировалась. Именно для этого они с подругой собирались приехать сюда… но не получилось.

— Я тоже буду молиться, — прошептала Лулу.

Судя по всхлипам, она уже плакала.

— Как близнецы?

Шестилетние братья Лу всегда были отличным поводом перевести разговор в более непринуждённое русло. С тех пор как их мать устроилась на вторую работу, Лулу практически воспитывала их сама, одновременно посещая занятия в школе косметологии в Овоссо[5]. Когда они учились говорить, то оба называли сестру «Лулу», а не Оливией, и теперь Кайли не могла представить, что её можно звать как-то иначе.

— В порядке. Шкодят, как и всегда. Не дай бог, я увижу ещё хоть одну ящерицу или скользкую лягушку, которую они привезут в своём грузовичке.

Кайли хихикнула, хоть и не смогла побороть укол зависти из-за того, что у подруги есть семья. Люди, с которыми можно вместе сидеть за столом, болтать, смеяться и спорить — всё то, что она потеряла, когда погиб отец.

— Люблю тебя, Лу. У меня всё будет в порядке, обещаю, — сказала Кайли, ощущая себя слишком уставшей для дальнейшего общения.

Девушка надеялась, что не соврала подруге. По крайней мере, она очень хотела, чтобы это оказалось правдой.

Глава 2

Когда в кармане у Кайли осталось меньше ста долларов, она подумывала отказаться от своей сумасшедшей мечты, которую преследовала в Нэшвилле. Её денежные запасы опустошались с невероятной скоростью — а всему виной почти две недели в отеле плюс питание и отсутствие работы.

В субботу ей отказали в четвёртый раз, и Кайли отправилась бесцельно бродить по городу, но куда бы она ни заходила, на должность официантки была очередь длиной в километр. И многие из кандидатов оказывались начинающими композиторами или исполнителями. Их было так много, что вряд ли хоть кто-то из них представит что-то новое и оригинальное на музыкальном поприще. Почти год Кайли копила деньги, чтобы купить отцу надгробие, и спустила их за две недели. Только в двух местах менеджеры приняли её резюме. В ресторане под названием «Бэк Элли Диннер» и в баре и по совместительству ночном клубе «Виски Джекс». Но ей так и не перезвонили. На самом деле, вообще никто не перезвонил.

Когда она прошла под вывеской какого-то заведения, то красные огни неоновой гитары вернули Кайли в действительность. Каким-то образом она добрела до «Рам Рума». Именно там пройдёт вечер открытого микрофона, на который она записалась ещё две недели назад, и, судя по тому, как у неё шли дела, к тому времени она могла стать бездомной. Старый пикап отца, «шевроле» восемьдесят восьмого года, после его смерти достался Дарле, поэтому, когда закончатся деньги, Кайли даже негде будет переночевать. Она уже оставляла в «Рам Руме» резюме на должность официантки, но всё равно вошла внутрь, полагая, что в субботний вечер хотя бы сможет послушать неплохую музыку.

Группа на сцене играла музыку, которую Кайли назвала бы чем-то средним между блюзом и джазом. Девушка заплатила за вход шесть долларов, прекрасно понимая, что останется без ужина. Но чем дольше она слушала выступление группы, тем сильнее убеждалась, что оно того стоило.

Кайли опустилась в кресло рядом с баром и погрузилась в музыку. Через минуту её ботинок отстукивал в такт басам, а тело покачивалось под звуки успокаивающего голоса солиста. Да, это определённо лучше еды.

— Что тебе принести, дорогая? — спросила официантка — брюнетка с невероятно высоким начёсом.

Она напомнила Кайли молодую миссис Пэм, её бывшего работодателя в Оклахоме, только с большим количеством теней для век и более красивым телом.

— Э-э, я пришла послушать группу, — ответила Кайли, зная, что у неё нет возможности потратить лишние три бакса на колу.

— Поняла. Наслаждайся.

Официантка подмигнула и повернулась к другому столику.

Кайли знала этот взгляд. Женщина решила, что она фанатка группы. Кайли осмотрела толпу, состоящую в основном из молодых особей женского пола. Ах. Обычно она находила таких девушек поверхностными и раздражающими, но солист этой группы действительно выглядел сексуально. Тем не менее, не все в баре наблюдали за ним. Большинство клиентов эсэмэсились или общались друг с другом, а не следили за выступлением.

— Где же он, чёрт возьми?

Двое мужчин стояли между креслом Кайли и баром, при этом выглядели так, словно вынуждены терпеть общество друг друга.

— Он будет, Клайв. Застрял в пробке, — привлекательный седой мужчина с аккуратной бородкой убеждал второго, довольно крупного и носившего кольца почти на каждом пальце.

— Это уже в третий раз, Поли. Мне плевать, кто он такой, если сначала он договаривается о встрече, а потом подводит людей. В частности, меня.

— Э-э, Клайв?

Официантка, которая обслуживала Кайли, была явно не в восторге, что приходится вмешиваться в разговор.

— Что? — ответил мужчина, которого, по всей видимости, звали Клайвом, свирепо уставившись на женщину, словно она была виновна во всех смертных грехах.

Кайли знала, что подсматривать невежливо, но она беспокоилась за официантку, которая была так мила с ней.

— Кимми не придёт. Её пригласили сыграть на какой-то элитарной вечеринке, так что она пропустит смену.

— Ты, должно быть, шутишь? — Клайв провёл толстой рукой по лицу. — Скажи ей, что она уволена.

— Хм, серьёзно? Клайв, нас и так мало. Кто сможет управляться одновременно с залом, грин-румом и комнатой отдыха?

Официантка переложила поднос на другую руку.

— Я надеюсь, ты не хочешь получить расчёт в один день с Кимми?

Мужчина пристально смотрел на брюнетку, пока та не кивнула и не отошла. Когда она удалилась, Клайв продолжил свой спор с Поли. А Кайли быстро помолилась и затаила дыхание.

— Эй… хм… мэм? — Она помахала официантке рукой.

— Да, золотце, ты передумала? — Женщина поставила поднос на столик Кайли и достала блокнот для заказов.

— Э-э, нет.

Женщина устало опустила блокнот.

— Тогда что я могу для тебя сделать?

Кайли показалось, что та начала выходить из себя.

— Я официантка. То есть у меня есть опыт работы и хорошие рекомендации.

— Ты сможешь начать прямо сейчас?

Сердце Кайли подпрыгнуло к горлу.

— Ага! То есть да, мэм.

— Сколько тебе лет? — Женщина оглядела её с ног до головы.

— Восемнадцать. — Кайли хотелось сказать, что через два месяца ей исполнится девятнадцать, но так говорят лишь малолетки.

— Ладно, слушай внимательно, потому что дважды я не повторяю. Ты моя двоюродная сестра, которая приехала… Так, откуда ты?

— Из Оклахомы.

— Отлично. Кстати, я Тоня.

— Приятно познакомиться, сестрёнка, — ухмыльнулась Кайли.

Тоня лишь закатила глаза.

— Пойдём, деточка.

Вскользь представив девушку Клайву, который, видимо, владел этим заведением, Тоня бросила Кайли меню и фартук, попутно проинформировав, что она нанята.

Уже через час Кайли поняла, что это место совершенно не похоже на «Пэмс Кантри Китчен» — домашний ресторанчик, в котором она трудилась раньше — как и то, что работы здесь выше крыши. Хотя чаевые были получше. Три часа спустя группа, которая должна была выступать, так и не явилась, отчего Клайв был в ярости. В тускло освещённом баре посетители щипали и лапали Кайли за такие места, о которых она даже думать не желала. Но ни за что на свете она бы не упомянула об этом при Клайве.

×