Дикий (СИ), стр. 1

Интерлюдия 3

В белой пустоте междумирья:

– Он выбрал не ту сторону. Просчитался. Теперь он в окружении врагов, и я не вижу пути развития, способного привести тебя и его к победе.

– Он не считал. Он принимал решение сердцем. У смертных такое случается.

– Не у тех смертных, которых выбрали другие игроки. И не у моего тоже. Если твой подопечный и выживет, сократить отставание от остальных ему уже вряд ли удастся. Это полный провал.

– Не согласна. Далеко не все избранные успели подняться так высоко. Двадцать четвёртая ступень – это хороший результат. И вырос он не только в ступенях.

– Это всё ещё старт. На данном этапе десяток ступеней туда-сюда не играют особой роли. Сейчас важнее занять удачную позицию для дальнейшего роста. У наследника сильного клана были хорошие шансы подняться.

– У изгоя они ещё больше. У него развязаны руки.

– Меня поражает твоя вера в него. Посмотри на избранника Ода. Всего месяц – и ему доверяют возглавить ударный отряд. Через год он поднимется в армии Ниро до звания генерала. Через пять…

– Через пять игра завершится. Если парень вообще проживёт так долго. Взрывать стены молниями – это всё, на что он способен. Он – инструмент. Од всегда выбирает таких – упёртых и исполнительных. И всегда проигрывает.

– Вопрос – сколько проживёт твой избранник? Форт превратился в ловушку. До бесконечности он отбиваться не сможет.

– Ты видел, как он быстро освоил свой новый дар?

– Удачное стечение обстоятельств. Ему повезло. Если он догадается прикрыться своими людьми, как щитом, может даже прорвётся за стены. Но одарённые дети слабы, и в них мало энергии. На большее ему этих запасов не хватит.

– Он не сделает этого.

– Сейчас и узнаем. Они как раз выходят. Послушаем.

– Что я говорила? По чужим трупам – не его путь. Тем более по трупам друзей.

– Он глуп. Думать сердцем – путь мертвеца. Путь к твоему поражению. Вчетвером у них ещё меньше шансов.

– Впятером.

– Девчонка – обуза.

– Ты словно не на моей стороне. Давай просто посмотрим. Я уверена, у него всё получится. Лучше пожелай мне и парню удачи.

– Поздно. Это отец носителя.

– Творец! Телепортация – это не честно!

– Я снова слышу эмоции.

– Молчи и смотри!

Глава первая – Свобода

– Ну здравствуй, Рейсан.

Из-под уродливой маски на меня смотрел Дрейкус. Чёртова телепортация! Про эту способность скоростников пятого ранга я совершенно забыл. Папаша Рэ со своей сороковой ступенью хапнул этот питерский дар, и теперь может прыгать в любое различимое взглядом место хоть на несколько лиг. Хотя ночью, даже при его усиленном магией зрении, слишком далеко не сиганёшь. Наверное откуда-то от жилых корпусов прилетел. Значит скоро подоспеет и свита.

– Здравствуй, отец.

Поднимаясь, я непроизвольно попятился. Судя по голосу, с Тайре он уже пообщался. Сучка пережила-таки бомбардировку обломками, и послушным сынком можно больше не притворяться.

– Отец? И ты ещё смеешь так меня называть?

Дрейкус медленно двинулся мне навстречу.

– Я знаю, как ты отплатил мне за доверие, Рейсан. Предать свой клан… Зачем я только сделал тебя своим наследником? Ведь ты всегда уступал Тайре во всём кроме твоих любимых драк. Ошибка. Ты – самая моя большая ошибка, Рейсан.

Шаг за шагом он поднимался ко мне, а я с той же скоростью пятился, судорожно пытаясь придумать, как из этой задницы выкарабкиваться. Удирать на шурсе не выход – догонит. Нападать бессмысленно – этот монстр меня уработает в пару секунд. Звать на помощь – только ребят подставлять. Даже если вмешаются, им он тоже не по зубам.

– Ты мне больше не сын, Рейсан, – покачивая головой, вывел заключение Дрейкус.

«Да и пожалуйста» – хотел я бросить в ответ с целью разозлить противника, но вместо этого из моего рта сами собой вылетели совершенно другие слова.

– Отец, он забрал моё тело! Это всё он, Пожиратель! Спаси меня!

Дрейкус замер. Вот сцукко! Рейсан смог перехватить управление! Пусть на пару секунд, но сам факт… Стиснув снова мне подконтрольные губы, я один за одним метал в своего «второго пилота» импульсы боли. Вот ублюдок! Стоило мне открыться Граю, и этот кус всякий страх потерял. Зря я решил на него положить за ненадобностью. Пусть спалился с предательством клана и потерял всякий шанс на сотрудничество, но легенду про свою нечеловеческую сущность надо было поддерживать. Кто же знал, что прежний хозяин тела на такое способен? Зуб даю, сам Рейсан тоже не знал. Видно речь отца так сейчас пробрала, что он на эмоциях сотворил невозможное. Но со всем этим потом разберёмся.

– Ха-ха-ха… – залился хохотом Дрейкус после секундного замешательства. Оказывается это чудовище тоже умеет смеяться. – Пожиратель. Неужели ты думал, что я поверю в такую чушь? Впрочем, покопаться у тебя в голове нам придётся в любом случае. Я хочу знать, кто подбил тебя на предательство.

Внезапный удар в грудь снова бросил меня на ступени. Я даже не заметил момент, когда Рэ ушёл в шурс. Активированная на автомате каменная кожа спасла мой организм от увечий, но снова вскакивать глупо. Я так и остался лежать на спине непробиваемой статуей.

– Улитка спряталась в домик, – хмыкнул вернувшийся в обычный режим Дрейкус. – Ну ничего. Десять секунд я готов подождать. Давай, сжигай ману.

Уверенность в собственном превосходстве из всех щелей так и прёт. У самого-то обоих видов энергии три четверти баков. Ну ничего, мудак, сейчас я тебя удивлю.

В этот момент темноту ночи вспорол огненный росчерк. Откуда-то со стороны торца правого крыла ГУКа к ступеням реактивным снарядом примчался шар пламени размером с футбольный мяч. Осветил округу, шипяще свистнул и улетел дальше. Через секунду парой сотен метров левее нас вспыхнуло какое-то невезучее дерево. Реальная же цель атаки, легко уклонившаяся на шурсе от файербола, уже снова стояла рядом со мной.

– Смотри-ка, малыши-Джи переживают за тебя. Какие смелые сиротки, – ехидно проговорил Дрейкус. – Поймать бы их сейчас, да поджарить на собственных шариках, но не хочу расстраивать Тайре. Их жизнь обещана ей.

Отец Рейсана, так и не вынувший из ножен-креплений оружия, поставил правую ногу мне на окаменевшее горло и, скрестив на груди руки, принялся ждать.

– Что-то долго уже. Давай, отмирай.

Интересно, когда он заметит, что его собственные запасы ресурса и маны тают с довольно приличной скоростью? Пылесос работает уже несколько секунд. Врубил одновременно с появлением огненного шара. У меня резервуары на максимуме, а волшебная бронекожа поддерживается исключительно за счёт Дрейкуса. Ещё полминуты – и я его выпью досуха. Тут-то ему и конец.

– Не может быть…

Чёрт! Заметил!

– Это… Это…

Молниеносным движением Дрейкус вырвал из креплений на бёдрах свои цельнометаллические клевцы с дополнительными остриями, продолжающими ось рукоятей. Медленно отступая от меня, завертел головой. Немного пригнулся, напрягся. Что, мудак, не смешно уже?

Удар камня о камень сотряс округу, как в плане звука, так и в прямом смысле. Ступени вздрогнули, заставив статую имени меня немного сползти вниз. Ракурс зрения изменился. Мёд мне в рот! Вот это прыжок!

На расколотой в нескольких местах плитке, что покрывала землю перед центральным входом в ГУК лицом вниз лежало тело Дрейкуса. На спине рейсанова папика с упёртым в затылок главы клана Рэ клевцом восседал Грай. Пока мы тут болтали, Дикий через какое-то окно снова влез в здание, поднялся на второй, а то и третий этаж – не иначе на шурсе – и сиганул оттуда прямо на голову Дрейкусу. Причём, подлетая к противнику успел нанести удар и застыть. Высший класс! Беда лишь одна – пятиранговый скоростник тоже успел накинуть на себя камень.

– Накачивай! – крикнул Грай и тот час же отлетел в сторону, отброшенный пришедшим в себя Дрейкусом.

Удар клевца Рэ высек искры из мгновенно затвердевшего плеча дикого. Теперь в спрятавшихся под панцирь черепашек мы играли вдвоём. И это уже было малой победой. Мой пылесос тянул из Дрейкуса энергию быстрее, чем мы её тратили. Серебристый столбик ресурса, как и голубой шарик маны отца Рейсана начали таять с удвоенной скоростью.

×