Замуж за архимага, стр. 1

Ева Никольская

Замуж за архимага

Пролог

– Больше никаких мужей! – заявила я, сверкнув глазами на стоявшую у перил парочку. Ребята резко прекратили миловаться и поспешили на берег. Неудивительно – несмотря на ночное время суток, мы с подругой кричали и смеялись, всем видом демонстрируя безудержное веселье, способное не только насторожить редких прохожих, но и порядком напугать. А что? Парк, сумерки – свобода! – И никаких любовников! – Для пущей убедительности я махнула банкой пива, которое громко булькнуло, подтверждая мою правоту. – Кота себе заведу, вот… то есть кошку!

– Ой, не зарекалась бы ты, Катюха! – пьяно хихикнула Янка, идущая вслед за мной по пешеходному мосту, освещенному яркими фонарями. – Мужик в доме нужен.

– Зачем это? В качестве приставки к телевизору? – насмешливо уточнила я, обернувшись. – Или в виде довеска к ноутбуку с бесконечными «стрелялками», от которых нервный тик не только у меня, но и у соседей? А, точно, вспомнила! Мужик нужен, чтобы было о ком заботиться: стирать, убирать, кормить. И чьи капризы терпеть! Мы, женщины, ведь без этого никак не можем. – Я саркастически (или истерически?) расхохоталась.

– А как же лампочку в люстре поменять? Ту, которая у тебя в спальне вечно подмигивает, доводя меня до нервного тика. Или полку, к примеру, повесить, – не сдавалась подруга.

– И лампочку поменяю, и полку повешу. Сама! – фыркнула я, а потом со вздохом добавила: – Когда новую квартиру сниму. Ну а заботиться однозначно лучше о кошке. Она хотя бы оценит.

Глядя на воду, я еще глотнула «лекарства» от хандры. Впрочем, сегодня пивом я вовсе не горе заливала, а отмечала развод. Да-да, именно отмечала, что бы там ни говорили бывшая свекровь и ее дражайший сыночек. Потому что окончательное и бесповоротное избавление от клеща, три года сосавшего мою кровь, было самым настоящим праздником.

Несколько месяцев назад я наивно полагала, что у нас нормальный брак, несмотря на все проблемы, а некоторая холодность в отношениях – результат моей большой загруженности на работе. Потом все случилось почти как в анекдоте. Я раньше приехала домой с питерской выставки, репортаж о которой делала для местного телевидения, и увидела прелюбопытнейшую картину: мой благоверный, самоотверженно пыхтя, «объезжает» на наших шелковых простынях крашеную «кобылку», которую (внимание!) год назад его мама представила мне как свою ПЛЕМЯННИЦУ.

Я настолько охренела, что даже ничего не сказала. Просто взяла в руки пуфик, подаренный все той же свекровью, взвесила его, прицеливаясь, и швырнула в рванувшего с места преступления мужа. Под громкий визг любовницы он кинулся не к двери (там я стояла), а в шкаф. Не знаю зачем: возможно, вход в Нарнию искал. Ну или выход. Судя по грохоту, не нашел. Однако копаться в ворохе рухнувшей одежды, под которой оказался погребен изменник, я не стала. Плюнула и ушла… юристу звонить.

А самое забавное, что этот кобель еще и недоумевал потом, с чего я вдруг решила разойтись! Мол, все мужики изменяют – это нормально, а я строю тут из себя прЫнцессу. У нас ведь общий дом (моим отцом, кстати, купленный), машина, планы. А «постельные грелки» – это так, временное развлечение. И ладно бы только он, но и мамаша его по ушам мне ездила, требуя не обижать мальчика. Когда же поняла, что бой проигран, начала распускать сплетни о том, как я сильно страдаю, потому что от меня ушел такой перспективный муж.

О как!

В конце концов этот упырь и правда ушел… прихватив с собой все мои личные сбережения. Козлина, что с него взять! А ведь нам с ним еще дом продавать, чтобы поделить вырученную за это сумму… У-у-у, ненавижу мужиков! Где там мое «успокоительное»?

Потягивая хмельной напиток, я уставилась на темную гладь реки. Окунуться бы, смыть с себя все гадкие воспоминания. Жаль, не получится – май ведь, не июнь. А я не настолько захмелела, чтобы лезть в холодную воду.

– Кать, ну не все же парни такие, – встала на защиту условно сильного пола подруга.

Оно и понятно – у нее недавно новый ухажер появился: смазливый и при деньгах. Короче, находилась Янка сейчас на самом приятном этапе отношений – конфетно-букетном. Потому и смотрела на кобелиную натуру обладателей Y-хромосомы сквозь розовые очки.

Зря она так. Надо учиться на ошибках… моих!

– Все до единого! – возразила я. – Лжецы, подлецы, бабники или альфонсы. Эгоистичные сволочи, вытирающие об нас ноги и ждущие подходящего момента, чтобы всадить нож в спину. И твой красавчик такой же! – сказала, забираясь на перила. – Просто умело маскируется.

– Вовсе нет! – возмутилась Янка, с убежденностью не очень трезвой, но очень правой девицы, настаивая на своем.

– Да! – уперлась я, уверенная, что отныне вижу всех мужиков насквозь, ибо опыт.

– Нет! Ты его плохо знаешь.

– Не вопрос! Сейчас исправим, – загорелась «гениальной» идеей я. – Ради твоего спасения я на все пойду. Спорим, он клюнет на меня, невзирая на ваш роман? Где там его номерок был записан? А вот! – Достав мобильник, я быстро нашла нужный контакт. – Все мужики такие. ВСЕ! Готовы врать, изворачиваться, изменять… Все они предатели! Вот прямо сейчас позвоню твоему хахалю и проверю…

Я не успела договорить, ощутив внезапный толчок: резкий и сильный. Дальше все происходило будто не со мной и отчего-то напоминало замедленную съемку. Нелепый взмах руками в бестолковой попытке ухватиться хоть за что-нибудь, удивленное лицо Янки и ее отчаянное «нет!», резанувшее по ушам…

Я так толком и не поняла, чего именно она испугалась: того, что скинула с моста подругу, или того, что ее парень действительно на меня клюнет. Жизнь перед глазами не пролетела – то ли помирать я пока не собиралась, то ли память из-за шока подвела. Очутившись в реке, начала яростно барахтаться в попытке выплыть, но что-то тянуло вниз, будто камень, а сердце, казалось, вот-вот вырвется из груди. Когда холодные воды с громким чавком сомкнулись над головой, мозг и вовсе отказался анализировать ситуацию, запоздало напомнив, что я все-таки дура, раз умудрилась довести до греха даже лучшую подругу.

Мгновение – и расплывающиеся огни фонарей исчезли в ночной черноте… как та проклятая лампочка, которую давно следовало заменить.

Позже…

– Действительно дура! – поддержал меня незнакомый женский голос в кромешной темноте: раздраженный и неприятный. – Это ж надо было так нелепо самоубиться!

– А может, пусть еще поживет? – предложил голос мужской. Несмотря на мое негативное отношение к сильному полу, я сразу прониклась к нему симпатией.

– Пусть! – согласилась невидимая стервоза. – Но не здесь, – добавила она мстительно и захихикала в лучших традициях маньяков из дешевого хоррора.

Я, затаившись, слушала их странный диалог. Вокруг было темно и холодно, но совсем не мокро. А еще мне почему-то казалось, что я не человек, а невесомая пылинка, увязшая в чернильно-черном желе. Ни пошевелиться, ни вздохнуть… ни возмутиться, в конце-то концов! Неужели я все-таки утонула?

Эй, народ! Мне нельзя так глупо умирать! Это нечестно! Я только жизнь с чистого листа начала!

– Успокойся, дитя, – сочувственно произнес таинственный незнакомец. – Ты получишь второй шанс, обещаю. Я даже сделаю тебе особый подарок.

Хм, а он правда хороший. Может, Янка все-таки права: НЕ все мужики сволочи?

– Может, и не все, – снова захихикала стервоза, отвечая на мои мысли. – Но тебя ждет встреча с отборными экземплярами. Уж я-то позабочусь.

И что я ей такого сделала?

– Самоубилась по-идиотски! – заявила обитательница тьмы, вернувшись к тому, с чего начала, хотя я вроде не сама с моста прыгнула. А потом эта незримая злыдня как гаркнет: – Брысь!

Я даже понять не успела, что происходит, не то что огрызнуться. Меня с бешеной скоростью понесло в неизвестность. Испугаться тоже не вышло (что, кстати, хорошо!), потому что мрак, царивший вокруг, поглотил не только чужие голоса, но и мои мысли.

×