Мастер порока (СИ), стр. 2

В голове не укладывался этот абсурд.

Мне потребовалось применить невероятное усилие над собой, чтобы перестать трястись. Чтобы подняться с постели и отправиться в душ взбодриться. Два часа — не такой большой срок, если нужно успеть привести себя в должный вид и приготовить обед, чтобы на всех хватило. А из головы все не выходила предстоящая встреча с господином Вараввой. Зачем я понадобилась ему?

Мне нельзя сейчас оставаться без работы, никак нельзя! Поэтому я не могу отказаться от этой встречи. Увольнение — самое безобидное, что грозит мне в случае гнева заказчика. К тому же, такие личности, как господин Варавва, склонны принимать отказ за личное оскорбление.

Эти богачи… Никогда даже в мечтах не рвалась в их мир, но по иронии судьбы нашла себе именно такую работу.

Теперь приходилось почти ежедневно сталкиваться с этой прогнившей вселенной денег, в которой правили роскошь, снобизм и лицемерие. Людям, стоящим на сотню ступеней выше большинства других на финансовой лестнице, плевать на жизни и чувства простых смертных. Им ничего не стоит сломать, уничтожить, растоптать кого-то, кто не сможет за себя постоять, за малейший проступок, или вообще без какой-либо на то причины! Для таких не существует запретов, и у меня против господина Вараввы никаких шансов нет. Лучше без возражений выполнить его волю, а иначе я могу нажить себе еще больше проблем.

Этот человек странный…

Я точно знала это, хоть и ни разу не видела его даже на снимках. Да, господин Варавва жутко богатый, но даже любому непосвященному, получившему самую поверхностную информацию о нем, сразу станет ясно — он необычный богач. Мой наниматель — всемирно известен гениальными открытиями в области психологии и нейропсихологии. По крайней мере, так о нем говорят в прессе.

Помимо научной деятельности, Варавва входил в состав учредителей какой-то крутой инновационной компании, которая славится успехами в разработке искусственного интеллекта. Занимая десятую строку в списке Форбс, он умудрялся держать свою личность неприкосновенной для журналистов, и, как следствие, был окружен ореолом тайны. Поэтому внутри играло любопытство… Хотя, если бы я так не дорожила своей работой, то совершенно точно предпочла бы с ним не встречаться!

Удивительно, как быстро пролетели эти два часа. Но я все успела: сделать макияж, приготовить обед, а так же выбрать подходящую для встречи одежду. Надо сказать, что последний пункт отнял у меня больше всего времени. Я битый час стояла у распахнутых створок шкафа и не знала, что выбрать. Вещей у меня не так уж много, и, казалось бы, выбирать особо то и не из чего, но я упорно примеряла то одно, то другое, доводя себя до исступления. Даже несмотря на всю ненависть к богатеям, мое самолюбие упрямо требовало от меня выглядеть как минимум достойно.

В конце концов, я надела платье. Темно-синее, прямое, с рукавом в три четверти. Достаточно строгое и закрытое, чтобы меня не приняли за одну из тех, кто мечтает попасть в постель к толстосуму. На ноги — черные туфли-лодочки на невысоком каблуке. Это единственная приличная обувь, что у меня имелась.

Волосы собрала в высокий хвост, безуспешно стараясь спрятать белую прядь у виска — это моя особенность. С самого детства, сколько я себя помню, абсолютно седой локон ярким пятном выделялся на фоне копны непослушных каштановых волос. Вот и сейчас, сколько ни старалась я его спрятать, он все же вылез наружу, чтобы неизбежно привлекать постороннее внимание к моей скромной персоне, которое я совсем не любила. Но приходилось с этим мириться.

Внешность у меня привлекательная, а особенная прядь, как магнит, притягивала взгляды противоположного пола. Иногда это конечно играло мне на руку. Например, устроиться на работу в одну из самых лучших клининговых компаний нашего города. Привлекательная внешность была одним из первых пунктов в списке требований по моей вакансии. Казалось бы, для чего это качество нужно уборщице? Но люди с большими деньгами желают видеть вокруг себя исключительно все красивое. Даже если речь идет о приходящей прислуге.

Осмотрев себя в зеркало критическим взглядом, я осталась довольна. К озвученному Аглаей времени спустилась вниз, всем сердцем надеясь, что она с кем-нибудь меня перепутала, ошиблась номером, или у господина Вараввы изменились планы, и никакой водитель за мной не приедет.

Но он, конечно, приехал. Машину я узнала безошибочно — хоть я в них и не особо разбираюсь, но еще ни разу не встречала подобных в нашем дворе. Водитель — высокий темноволосый мужчина в строгом костюме, увидев меня, вышел, поздоровался, и учтиво открыл дверь. Я в немом шоке опустилась на заднее пассажирское сидение, и с таким трудом достигнутое спокойствие снова стало покидать меня.

Как он меня узнал? Наши менеджеры выслали им мое полное досье вместе с фотографией? Что ж, это вполне вероятно. Стало жутко. Спина покрылась колючими мурашками, и всю дорогу до резиденции Вараввы я тщетно пыталась себя успокоить и увериться в мысли, что мне ничего не угрожает.

И почему я так боюсь этой встречи? В конце концов, Варавва ведь ученый, а не бандит. И я ничего плохого не сделала. Поговорила с малышкой, ну и что? Да, я подписывала соглашение, в котором был пункт о том, что я должна держать рот на замке, как находясь на территории дома заказчика, так и за его пределами. Но это же ребенок!

Когда я впервые была распределена в группу горничных, что выезжают на уборку в его резиденцию, меня поразил установленный там порядок, и его уединенный образ жизни. Весь персонал, повара, горничные, садовники приходили в строго обозначенное время, выполняли свою работу быстро и безупречно, после чего незамедлительно покидали резиденцию. Все, кто находился на территории дома, подвергались тщательному досмотру охраной. Все посторонние предметы, украшения, телефоны и любые другие гаджеты следовало оставить в камере хранения, и забрать можно было уже лишь перед уходом, после повторного тщательного досмотра.

Самого Варавву и его членов семьи никто никогда не видел. И девчонки, мои коллеги, что уже не первый раз убирали его дом, говорили: «И, слава Богу!». Про него ходили жуткие слухи, будто он человек настолько тяжелый, что одним взглядом может чуть ли не отбить у своего собеседника желание жить!

Я когда услышала этот бред, рассмеялась в голос, но сейчас, когда мне предстоит встретиться с ним лицом к лицу, все сказанное перестало казаться таким уж смешным.

К тому моменту, как машина привезла меня к пункту назначения, я накрутила себя до предела. Дрожали уже не только руки, но и зубы выстукивали дробь, если не просунуть меж ними язык в качестве защиты.

Уже знакомый одиноко стоящий особняк, построенный в футуристическом стиле, состоящий в основном из металла и стекла, сегодня показался мне особенно зловещим. Стерильная чистота и отсутствие людей вокруг нещадно били по нервам. После того, как была пройдена привычная процедура досмотра, меня пригласили в дом, где уже ожидала стройная женщина в сером брючном костюме.

Оказалось, это и есть та самая Аглая. Почему-то именно такой я себе её и представляла. Безупречная внешность, очень строгие черты лица, и короткая стильная стрижка, как у мужчины. Взгляд тяжелый и острый, а осанка идеально прямая, словно стрела. Не женщина — солдат! Она проводила меня в гостиную, предложила чай-кофе, но я отказалась.

— Присаживайтесь, — кивком головы указала она на один из двух широченных белых диванов, стоящих ровно друг напротив друга. — Марк Алексеевич скоро подойдет.

С этими словами управляющая ушла, оставив меня совершенно одну. Казалось бы, я должна была расслабиться, ведь судя по тому, что меня встретили почти, как гостью (если не считать досмотр), предложили угощение, хозяин дома не настроен по отношению ко мне враждебно. Скорее он действительно хочет просто узнать детали нашего разговора с малышкой, или задать какой-то другой безобидный вопрос, связанный с этой ситуацией.

Но отчего-то расслабиться не получалось. С каждой секундой напряжение только росло, и когда я услышала позади себя негромкие шаги, вздрогнула и резко обернулась…

×