Забудь о нем (СИ), стр. 1

Маргарита Дюжева

Забудь о нем

Глава 1

— Вероника! Ты что, спишь?

Я испуганно встрепенулась и вскочила на ноги.

— Сплю, — потерла отмятую щеку и торопливо сгребла бумаги в стопку.

— Иди домой, уже семь.

— Мне надо отдать документы нашему генеральному, — я с трудом удержалась, чтобы не зевнуть.

— Завтра отдашь.

— Я обещала сегодня. Не могу подвести.

— Глупая. Ты даже не в штате. Просто стажер. Никто с тебя шкуру не спустит, если что-то не сделаешь, — отмахнулась Юлия Николаевна, мой куратор по стажировке, — если что, я подстрахую.

— Не надо. Я сама. Спасибо, — я сдержано улыбнулась и, прихватив документы, пошла к дверям.

— Как знаешь, — фыркнула Кузьмина, — сама так сама.

От постоянной беготни на каблуках у меня ныли ноги, а от сиденья перед экраном компьютера слезились глаза. Я чувствовала себя усталой, разбитой, но вместе с тем на удивление счастливой. Мне нравилась эта работа, и я с радостью бы осталась здесь после стажировки, но для этого надо показать себя, проявить настойчивость, упорство. 

Я была готова. 

Ровно до того момента, как двери лифта распахнулись, и я оказалась лицом к лицу с НИМ. 

Высокий мужчина, затянутый в деловой костюм стального цвета. Широкие плечи, уверенная осанка. Взгляд, от которого внутри все сначала оборвалось, а потом расплавилось. Я не могла заставить себя войти в лифт. Замерла на пороге, прижимая к себе папку и, совершенно забыв о том, что надо дышать.

Мужчина вопросительно повел бровью и спросил:

— Так и будете стоять?

Низкий баритон. Спокойный, уверенный, с легкой хрипотцой на заднем фоне, от которой мурашки по животу побежали, отзываясь странным томлением в груди.

Я хотела отказаться, сказать, что не поеду, но язык примерз к небу. Глаза у него были янтарные, светлые, с темной каемкой. Нереальные. Не оторваться. Я просто смотрела, просто тонула в них, даже не пытаясь сопротивляться.

Двери начали закрываться, но он резким движением руки остановил их:

— Ну так что?

Ноги сами понесли меня вперед, к нему, но едва оказалась рядом, как захлестнула паника. Желание убежать, спрятаться, потому что рядом с ним было странно, неспокойно. Рядом с ним было иначе. Будто я вся превратилась в один сгусток нервов, жадно ловящих каждое движение.

 Я встала в самый угол, стараясь отодвинуться как можно дальше от этого человека. При этом сердце билось так, что он наверняка услышал его надрывный грохот.

Я чувствовала терпкий аромат его одеколона: табачные нотки, кедр, что-то цитрусовое. И почему-то в голове сразу картинка того, как, наверное, приятно уткнуться ему в шею и вдыхать этот запах полной грудью.

О, Боже! О чем я думаю?! Какое мне дело до его шеи?

Отступила еще дальше, буквально вжимаясь в угол, и задержала дыхание. 

Он стоял как ни в чем не бывало, одну руку заправив в карман брюк, и наблюдал за тем, как на табло сменялись номера этажей.

Я старалась не смотреть на него, но то и дело украдкой бросала быстрый взгляд на точеный профиль. Резко очерченный скулы, прямой нос, упрямый гладко выбритый подбородок. Не слащавый красавец. Мужчина. Молодой, но чертовски уверенный в себе, со стержнем внутри, с такой энергетикой, что била наотмашь, лишая силы воли.

— Прошу, — когда лифт остановился и двери распахнулись, он вежливо пропустил меня вперед.

Я, как синичка, выскочила в коридор и со всех ног припустила в сторону нужного кабинета, умоляя себя не спотыкаться, не ронять бумаги, а главное не оборачиваться! А самое жуткое, что я чувствовала чужой взгляд, упирающийся мне в спину.

Мужчина абсолютно бесшумно шел следом за мной. Я не слышала шагов, но каждой клеточкой чувствовала его присутствие, словно жертва, за которой крался хищник.

Я влетела внутрь приемной генерального и, не обнаружив на положенном месте секретарши, почти бегом бросилась к дверям с позолоченной табличкой. После отрывистого стука и разрешения войти, я торопливо переступила через порог, поптыалась прикрыть за собой дверь, но не смогла.

Таинственный незнакомец уже оказался рядом и теперь легко удерживал ее за ручку.

— Простите, — пропищала я, отступая в сторону.

Наш гендиректор бросил хмуро посмотрел на нас, но едва увидев посетителя, тут же поднялся с кресла.

— Артур Сергеевич, — произнес учтиво, — добрый вечер.

Я тихо охнула и во все глаза уставилась на одного из хозяев этой компании. А он даже не оглянулся на меня. Уверенным шагом подошел к столу, обменялся рукопожатием с Николаевым:

— Алексей Степанович, вечер добрый!

Снова мурашки по коже от этого голоса.

— Вы что-то хотели? — генеральный директор немного раздраженно поинтересовался у меня.

— Да. Вот. Документы, — отдала ему папку.

— Спасибо. Можете идти.

Я не заставила просить себя дважды и со всех ног бросилась прочь. 

***

Как добежала до кабинета — не помню, как доделывала последние поручения, собиралась и выскакивала на улицу — тоже. 

В памяти ничего не отложилось, кроме одного…

Тяжелый серебристый внедорожник стоял возле выхода и нагло светил фарами прямо на крыльцо. Так ярко, что в первый миг пришлось зажмуриться, а когда открыла глаза — увидела его.

Хозяина компании. Барханова Артура Сергеевича.

Его имя разлилось сладкой патокой по языку и теплым комом упало в живот. Внутри снова все затрепетало, и я второй раз за сегодняшний вечер потеряла связь с реальностью. Особенно, когда поняла, что он стоит здесь не просто так, а ждет меня.

Может, сбежать? Вряд ли он скажет мне что-то хорошее. Где он — владелец компании, и где я — простой стажер на пол ставки? Может, мне вообще показался этот странный задумчивый взгляд, направленный прямо в душу, и на самом деле Артур ждал кого-то другого? Похоже на правду.

Собрав всю свою решительность в кулак, я вцепилась в сумочку и спустилась по лестнице, старательно глядя себе под ноги. Просто пройти мимо, не поднимая взгляда, не прислушиваясь, не ощущая того дикого магнетизма, что так будоражил кровь.

Просто. Пройти. Мимо. Это же так просто…

— И снова здравствуйте! — раздался чуть насмешливый голос, когда я оказалась рядом с Бархановым.

По-моему, от испуга я не только запищала, но и даже слегка подпрыгнула. Как кролик, на которого из укрытия внезапно набросился волк. От резкого движения сумка соскользнула с плеча и плюхнулась на асфальт, тихо звякнув цепочкой ремешка.

— Здравствуйте, — меня парализовало. 

Я стояла и просто смотрела на него. Боялась дышать. Как конченная дура. Взгляд затравленно метался по красивому лицу, невольно задерживаясь на резко очерченных губах. Барханов нагнулся, поднял мою сумочку и, небрежно стряхнув с нее пылинки, протянул мне.

— Ваше? — в вопросе проскочила легкая, снисходительная насмешка.

— Спасибо.

Я не узнавала свой голос: тоненький, дрожащий, как у мышки. Чтобы хоть как-то скрыть свое смущение, полезла внутрь сумочки, якобы проверить все ли в порядке, не разбился ли телефон, не вылетели ли карточки из кармашка. Не растеклись ли по дну ридикюля остатки моего самоуважения.

Точно дурочка. Тихонько кашлянула, прочищая горло, и уже более уверенно произнесла:

— Я не очень ловка.

— А, по-моему, вы просто очаровательны.

Одна простая фраза и я снова лечу вниз, в пропасть, теряюсь под прямым и таким внимательным взглядом.

Что ему нужно от меня? Почему он стоит рядом и смотрит так, будто нашел самое большое сокровище на земле и теперь боится его упустить?

Трижды дура.

— Спасибо, — пробубнила еще раз и сделала шаг в сторону, готовая в любой миг сорваться с места и броситься наутек, — мне пора.

— Я бы хотел пригласить вас на ужин. Надеюсь, вы не откажетесь, — предельно вежливо, настойчиво, но в то же время мягко. Такому серьезному человеку, как Артур Барханов, наверное, сложно быть мягким. О том, как они с братом управляли своей компанией, ходили легенды и не всегда добрые.

×