Двойной порок (СИ), стр. 3

- Я пойду к тебе на кофе сейчас,- тихо проговорил зверюга и его акцент стал ярче, рычащее,- И оттрахаю тебя хорошенько. Из-за тебя член целый день зудит.

И в подтверждение своих слов он схватил своей лапищей мою ручку, которая казалась такой крохотной, будто кукольной и бахнул ее себе на ту самую ширинку, которой я любовалась с утра на лестнице. Каменный стояк горячий и твердый уперся мне в ладонь. Я вскрикнула от ужаса, пытаясь вырвать руку из захвата.

- Бля, Тигран, ты че творишь?- притормозив на светофоре, Марк обернулся и заметил, как его горный друг натирает свой член моей рукой.

Марк резко припарковал авто у обочины и вышел, быстрым раздраженным шагом огибая машину.

- Сучка, не визжи. Я тебя так отжарю, что еще бегать за мной будешь,- продолжал рычать здоровый медвежара, наваливаясь на меня всей своей тушей и до боли вдавливая позвоночник в дверь.

Его твердые губы прихватили кожу на виске. Острый поцелуй, как укус вызвал во мне жар и бешенную тахикардию. А его лапа по прежнему вдавливала мои пальцы в здоровый член, скрытый под джинсами.

Тигран пошло лизнул мою щеку, горячим влажным языком, оставляя огненный след на нежной коже.

- Вкусная. Везде вкусная?- прорычал зверь.

Мокрое лицо от слюны и слез пылало от ужаса происходящего.

И я лишь жалко трепыхалась под этим валуном.

А потом стало свободно и легко.

Зверюга резко отклонился. И сначала я подумала, что это в его бешенной голове мозги включились. Но потом поняла, это Марк его стащил с меня и захлопнул обратно дверь. Мужчины, как два бойцовских петуха, стояли перед дверью и яросто что то обсуждали. Тигран то и дело поправлял член, который очень явно выпирал перед окном машины. А Марк с холодным, но таким разъяренным выражением лица втирал ему правила поведения с дамами. Которым сам, к сожалению, никогда не следовал.

Я очнулась и начала дергать ручку на двери. Единственной целью было поскорее сбежать от этих отморозков. Но дверь была наглухо заперта.

Поиск спасения в лихорадочно метавшемся мозгу не увенчался успехом. Я была заперта в джипе, отрезана от свободы. А снаружи здоровые бугаи очень эмоционально выясняли отношения. Их разъяренные взгляды постепенно утихомиривались. Марк стоял ровно и мнимая расслабленность нагоняла жути. Тигран же перешагивал, то подходил к другу ближе и чуть не упирался лбом, то выдыхал и чуть отступал. Такие разные характеры были у мужчин, как вода и пламя.

Я достала телефон. Лихорадочно пролистала контакты. Кому позвонить, попросить помощи?!

Потому что договорятся эти зверюги или нет, мне будет одинакого хреново.

Родителям звонить бессмысленно. Они живут в маленьком городке за сотню километров от столицы. Подруг, кроме Лены у меня за четыре года обучения не завелось. А звонить Лене и жаловаться, что ее парень ко мне пристает, да еще и с другом, плохая идея. Она мне не поможет, а засмеет. Скажет, что я себе нафантазировала жарких мужиков и мексиканские страсти.

Полиция вообще не вариант. Отец Марка генерал. Мне скорее достанется по голове, чем ему.

Пока я раздумывала над своей незавидной участью, пассажирская дверь отворилась и Марк влез ко мне. Его взгляд раздраженно мазнул по мне. Стальной и колючий. Его разозлило, что из- за меня пришлось ругаться с другом.

А Тигран обошел машину и сел за руль.

Тишина в машине угнетала.

Манера водить горячего кавказца отличалась от друга. Он ехал резко, порывисто, не сбавляя скорость. Но Марк задумчиво пялился в окно. Я вообще забыла как разговаривать и дышать. Притворилась невидимкой. А Тигран все время смотрел на меня в зеркало. Жгучим обдирающим кожу взглядом. Но губы поджал и помалкивал. 

Когда мы в таком напряжении доехали до многоэтажки, где я жила в маленькой родительской квартире, Марк наконец повернул лицо. Уже полностью спокойное и суровое.

- Тигран, выпусти ее,- скомандовал он.

Медвежара недовольно смотрел на меня и его грудь вздымалась словно меха, а из ноздрей валил воздух, как огонь.

Он поколебался секунду и нажал на кнопку разблокировки дверей. 

Я быстро дернула ручку, желая скорее очутиться на свободе. В присутствии этих наглых и дерзких мужиков мне было невыносимо тяжело находиться.

Я замерла, подумав, что благодаря Марку, у меня появился шанс на спасение. Обернулась к нему. Мужчина снова смотрел в окно и я видела лишь затылок с короткостриженными светлыми волосами.

Я тронула его руку, покоившуюся на кожаном сидении, и сказала

- Спасибо, Марк,- тот вздрогнул и обернулся. В его зрачках снова заклокотала сталь, ртуть. Он перевел взгляд на мои маленькие смелые пальцы. 

А я, испугавшись того, что снова могу привлечь его злое навящевое внимание, быстро отдернула руку и убежала в свою квартиру.

Глава 4

Тот роковой день завертел и закружил мой мир. Изменил небо с землей местами. Перетрусил меня и никак не мог вернуть покой в мою жизнь.

Тигран Хасанов, по прозвищу Волчара, вернулся из своей страны. Оказалось, что он все четыре года учился с нами на потоке, но никогда не сдавал сам сессии. Его влиятельный богатый отец их просто проплачивал. А сейчас, разгневанный расхлябанным и распутным поведением сына, он заставил его сдавать сессию самому. 

Номинально Тигран вернулся учиться, а по факту - изводить всех студентов своим неугомонным раздраженным поведением и постоянно зависать на вечеринках с Марком.

В группе стало невыносимо находиться. Он постоянно смотрел на меня. Изводил своими недвусмысленными намеками. Молчаливыми и немыми укорами. Голодной жаждой в глазах, сжатыми от гнева и лютой ярости зубами, массивной устрашающей своими габаритами фигурой.

После разговора с Марком, он меня не касался и не заговаривал. Но тем не менее, я постоянно ощущала хватку лап на себе. На горле, на голове, на бедре. Он словно тогда выжег клеймо своей грубостью. И чтоб лишний раз с ним не встречаться, я старалась со звонком сразу бежать из института. 

Марк номинально продолжал встречаться с Леной, но реально потерял к девушке всякий интерес. Подруга сделала из меня жилетку и постоянно жаловалась на холодность бойфренда. А еще на то, что с появлением Волчары, они пустились во все тяжкие. Постоянно тусуются, снова меняют баб, как перчатки.

Я искренне сочувствовала подруге, но в душе была безгранично счастлива. Потому что это говорило о том, что они забыли обо мне.

Оно и понятно, серая мышь, коей я была не только в стенах института, но и за их пределами, не могла бы удержать внимание таких роскошных породистых мужиков.

И это меня нисколько не огорчало. Даже наоборот, добавило уверенности.

Если б они еще не палили меня глазами, им вообще цены не было б.

А потом я уверила себя, что все эти гляделки, это плод моей слишком эмоциональной натуры и безграничной фантазии.

***

Мое спокойствие нарушилось спустя несколько недель. Препод по английскому паровал студентов отличников с отстающими по предмету. И когда я вошла в аудиторию, и он начал называть фамилии и раздавать задания, меня соединили против воли с Тиграном. 

Я от страха, аж вскочила на месте.

Англичанин на меня удивленно уставился. Но на все мои жалкие просьбы, ответил отказом. Другие студенты открыто смеялись над моей реакцией, а мне было плевать. И пока я доказывала, что мне лучше в пару девочку какую - нибудь дать, или очкарика Игоря, Тигран пересел ко мне за парту и потянул лапой за локоть. Схватил и плюхнул меня обратно на стул с кривым оскалом победителя.

Тигран сразу развалился за партой, занимая все свободное пространство. И я быстро отодвинулась от него стулом в пролет. Наглый медвежара придвинул стул обратно и положил свою лапищу на спинку. Наклонился ко мне, снова сжирая мой запах. Так, будто вспоминал его. И мне от этих его зверских замашек становилось дурно.

×