Грех (СИ), стр. 43

Лиза ожидала чего угодно: стриптизёрш, спускающихся с потолка на канатах, зарубежных звёзд, с приторными, тошнотворными улыбочками, желающими Судье и всем гостям на отвратном русском языке «всегда оставаться таким же честным, порядочным и щедрым хозяином».

Но увиденное потрясло её до глубины души. Сердце гулко забилось, дрожь омерзения прокатилась по телу несчастной девушки.

Прямо в бассейне три девушки фантастического телосложения скакали на рельефных жеребцах, шлёпающих их по ягодицам под одобрительные крики избалованных богачей. Ближе всех находилась золотоволосая нимфа, её грудь, сочно обсыпанная спелыми веснушками, колыхалась под аплодисменты зрителей, а мокрые волосы растрепались, покрывая лицо, плечи и часть груди.

Стоны разносились диким эхо по залу, вызывая хохот зрителей, делающих огромные ставки.

— Давай-давай! Выдери её как следует, за что я тебе деньги плачу! — хохотал один из гостей, указывая на рычащего под красавицей телохранителя.

Ещё один держал за волосы пышногрудую брюнетку, трахая её в налитой персиком зад. Его огромные яйца хлопали девушку по ягодицам, заставляя её брать невообразимую ноту с каждым движением самца.

У Лизы к самому горлу подкатила тошнота. Она стиснула зубы, чтобы не вырвать прямо на Пахана, который с кривой ухмылкой крепко держал её, как личную собственность.

Неужели её ждёт такое же унижение? Это ведь противозаконно! Макс обязательно найдёт её и вытащит, ведь он не позволит этому ублюдку…

Павел шлёпнул её так, что зазвенело в голове и одним движением швырнул прямо в бассейн в одежде.

— А теперь посмотрим, чего ты стоишь, потаскуха! — зарычал он, хватая её за волосы, но споткнулся об одного из телохранителей, подняв целый фонтан брызг и на секунду выпустив Лизу. Это вызвало оглушительный хохот.

Лизе на миг показалось, что этим всё закончится — не будут же её насиловать прямо на глазах у половины городской элиты? В первом ряду сидел глава управления культуры, шепча что-то склонившейся к нему девушке. Она кивнула и тут же принялась исполнять перед ним приватный танец — пожелания клиента — закон игры.

Павел вынырнул и в бешенстве оттолкнул телохранителя, а тот вместе с тёлкой отлетел на несколько метров, подняв кучу брызг. Лиза вскрикнула и попробовала выбраться из проклятого бассейна, но её мучитель оказался гораздо быстрее, ловко намотав волосы на руку, он окунул пленницу в воду, как половую тряпку в помойное ведро.

— Я тебя научу, как повиноваться настоящему мужчине! — рявкнул Павел, явно копируя слова своего папаши, а может быть — одного из дружков Ареса. Лизе было всё равно, вода хлынула ей в рот, попала в лёгкие. Она рванулась изо всех сил, но Павел окунул её ещё глубже, второй рукой снимая штаны. Его здоровенный член упёрся ей в зад. В глазах девушки потемнело, а сердце подскочило к самому горлу. Следующим движением Голицын потянулся к одежде своей жертвы.

— Отпусти Лизу, ублюдок, — раздался чей-то знакомый голос с акцентом, и хватка мучителя ослабла. Лиза интуитивно отскочила, нырнув за мускулистого мулата.

Люди Ареса открыли огонь по шестёркам Пахана без предупреждения, все приказы обговорили заранее: Муса выстрелом в голову пришил блондина, потянувшегося за пистолетом, Ахмед и Стас выпустили шесть пуль в здоровенного амбала, дежурившего у бассейна, чтобы Лиза не сбежала.

Но гориллы Павла не зря получали деньги — ответный выстрел из дробовика разнёс голову подбежавшего к бассейну Мусе, лица гламурных жеребцов с их тёлками забрызгала кровь.

Сучки с воплями стали вылезать из воды, тряся сиськами и отполированными фитнесом жопами — но сейчас на них никто не собирался пялиться, началась жестокая бойня.

Гости Судьи за пуленепробиваемым стеклом повскакивали со своих мест и с азартом следили за происходящим. Сам Яков Израилевич тоже занял удобный пост для наблюдения. Кровавая бойня…да это же потрясающе! О таком шоу даже он не мечтал!

Не говоря ни слова, Арес дважды выстрелил в грудь бугая с дробовиком, тот выронил оружие, покачнулся как подрубленный дуб, сделал три шага и рухнул в бассейн, вода тут же побагровела.

Пахан выругался и выстрелил в Ареса, но того загородил Ахмед. Он работал в клубе с самого начала, прикрывая хозяина в любых вопросах — а теперь упал на белую шахматную клетку, заливая её кровью.

Стасу удалось зацепить Пахана в плечо, но последнего телохранителя подрубил автоматной очередью рыжий бугай у бассейна, разнеся заодно две изящные статуи.

Арес уклонился лишь благодаря отработанным рефлексам, доведённым до автоматизма в спортзале, но осколки зацепили его руку. Мадаева по касательной ранили в предплечье. Но разгневанный горец не придал этому значения, только пистолет уронил в бассейн.

Арес разогнулся во весь свой исполинский рост. Главное его оружие — его тело. Мадаев с легкостью раздавит Пахана, как надоедливого таракана.

Пахан понимая, что его время исчисляется секундами, выхватил Лизу из воды. Он легко загородился ею как живым щитом, подставив ствол к виску. Вид убитых его людей нисколько не смущал — не надо будет отдавать им бабло, а тупых горилл всегда можно набрать новых.

— Вот и всё, мудак, — прошептал он, надавив пистолетом на щёку Лизы. — Ты повёлся как последний щенок. В моих играх выигрываю только я.

По лицу Якова Израилевича за пуленепробиваемым стеклом, пробежала недовольная тень. Судья махнул рукой в сторону Голицына.

Мама Паши вскочила и кинулась к окну:

— Яков Израилевич, умоляю, помогите Пашеньке. Он ведь только хотел развлечь нас всех, повеселить этой девкой Сокольской. Арс ведь убьет его!

Судья притянул к себе Тину за талию. Сердце шахматистки упало в пятки, будто ей только что поставили шах-и-мат. Ее влиятельный босс узнал, что она трахалась с Пашей… и он не поможет ему. А напротив…поспособствует наказанию.

* * *

Арес выпрямился, глядя стеклянными глазами как ствол медленно тянется к нему. Время застыло, растянулось, словно сдавленное тугой петлёй, а рука Пахана будто стала бесконечно длинной, резиновой как у чудовища.

Так глупо — проиграть из-за этой ненавистной Сокольской.

Весь зал вздрогнул, когда раздался странный свист.

Пахан зарычал, увидев застрявшую в ладони трёхзубую вилку причудливой формы, по руке стекала кровь, капая на лицо всплывшего телохранителя.

— Что за херня? Откуда? Кто позволил? — взревел раненный Голицын.

Павел обернулся, увидев одну из шахматисток. Это не его Тина! Девка другая и вмешалась по приказу Судьи, который довольно ухмылялся. Сука деловито поправляла платье на роскошной груди. Из лифа выудила вторую стальную звездочку. Прям, гребанный новогодний сюрприз!

Шахматистка действовала совсем как фокусник с монетой, решивший уровнять шансы игроков, чтобы представление вспыхнуло новыми красками.

— Ты поставила не на ту фигуру, шлюха! — рявкнул Пахан, наклоняясь за пистолетом. Зарёванную Лизку он отшвырнул пинком. Фокусы, значит? Летающие ножи? Да он легко прикончит Ареса одной рукой. Вот же его ствол, сука! Вот же он! Теперь молитесь, твари!

Только пистолет найти никак не получалось в темной воде бассейна. Арес надвигался на Пашу с звериным рычанием. В схватке Мадаева не победить!

Голицын чертыхнулся и выскочив из бассейна, помчался прочь к плотной стене кипарисов.

Пахан бежал, как испуганная крыса с коробля, все его планы шли ко дну.

— Далеко собрался? — прорычал Арес и кинулся за Голицыным, как голодный тигр, которого спустили с цепи.

* * *

Лиза выползла из бассейна и обессиленно упала на траву. Арес с Пашей скрылись за территорией особняка. После оглушительных выстрелов наступила гробовая тишина. Девушка устало прикрыла веки.

— Кто же мне заплатит за игру?! — раздался голос Судьи совсем близко, — Лизонька…

Несчастная девушка уже ничему не удивлялась. Конечно, ее просто так не выпустят из особняка, наполненного извращенцами, как чемодат битыми елочными игрушками.

×