Внучка Черной ведьмы (СИ), стр. 122

— Удачи.

Возобновившееся неторопливое движение и неожиданно еще одни, брошенные через плечо и сказанные со странной интонацией слова:

— Не спешите ко мне…

Расступающаяся в стороны нежить и неподвижно замерший над своим мечом лич. Подошедшая к нему старушка. Несколько мгновений обмена взглядами и…

— Ну, что, пошли отсюда, милок? Мир Живых не для нас с тобой.

Проталкиваемые с усилием хриплые звуки:

— Я… буду… королем!

— Будешь-будешь. Даже императором, если захочешь. Только… расскажешь мне сначала, кто же такие интересные артефакты тебе дал, хорошо?

— Я… буду…

— Вот заладил. Встать! Развернуться! Вперед, шагом марш! И остальных это тоже касается!

Резко изменившийся громкий властный голос, наполненный Силой. Невероятное ощущение Мощи, хлынувшее вдруг из небольшой фигуры. Поднятый вверх посох и… содрогнувшееся пространство, открывшееся как будто раздвинутый на сцене занавес. Ну а клубы выплеснувшегося с «той» стороны тумана, заставили каждого, кто осмелился взглянуть, непонятным образом осознать «куда» он смотрит. И судорожно отвернуться в ужасе от ощущения, которое живое существо может испытать только один раз.

Лари Крофф выдержал. До самого конца. Наблюдая, как в появившийся широкий проход, бесследно исчезая в тумане, направляются стройные ряды скелетов, тяжело ступают, к счастью, так и не успевшие принять участие в бою большие рептилоиды. Последними туда вошли лич в доспехах, держащий в руке вытащенный из песка меч, и существо… уже ничем не напоминающее только что стоявшую там старушку. Теперь это была высокая фигура, закутанная в темную ткань с торчащими в разные стороны обрывками.

Сквозь слегка расступившиеся белесые пряди мелькнула повернутая ладонь, как будто что-то высыпая, затем на мгновение проступили очертания двух распахнувшихся больших крыльев и… туман исчез, бесследно растворившись в воздухе, оставляя после себя лишь пустоту и песок, разрыхленный резко обрывающимися многочисленными следами. Предлагая Главе гильдии страшную своей правдой догадку, «кому» еще он дал обещание. Слишком коротким будет список тех, кто может так свободно открывать проход в Серые Пределы.

Сидящая на коленях девушка, судорожно комкающая в руках одеяло и отвечающая на вопросы, задаваемые настороженно стоящими перед ней Охотниками. Искренне старающаяся не сказать лишнего.

Стремительно выметнувшийся из темного пятна, расположенного в низине на небольшой пустоши, окутанный черным туманом зверь, уже сразу понявший на выходе, что опоздал, но по-прежнему большими прыжками продолжающий свой бег. Надежда всегда умирает последней.

Нищий юноша с волосами цвета спелой соломы, сидящий на корточках перед храмом в большом городе, совершенно бессмысленно для окружающих перебирающий камни, разложенные перед ним на маленькие кучки. Вот он, неторопливо двигая рукой, берет лежащие отдельно два голыша. Большего размера исчезает за пазухой драной рубахи, а меньший, неравномерно окрашенный в белый, черный и серый цвета присоединяется к небольшой горке других камней. Подумав, юноша уже внутри этой россыпи передвигает несколько голышей к новому поближе, почти накладывая друг на друга. Потом берет из соседней кучки еще один, но покачав головой, возвращает. Еще слишком рано…

Конец

×