Злодей (ЛП), стр. 2

Я не относилась к числу женщин, которые могли носить практически все, что хотят. В джинсах моя задница казалась огромной, как и в большинстве штанов. Летящие, воздушные наряды заставляли фигуру казаться крупнее, чем есть на самом деле. Больше всего мне подходил приталенный наряд в стиле пятидесятых, поэтому я часто носила юбки-карандаш и блузки.

Для меня было большой неожиданностью, что я стала так популярна на WCVB из-за своей фигуры. Не поймите меня неправильно — в прошлом мужчины говорили мне, как сильно им нравятся мои изгибы, но я честно думала, что они лгут, как и большинство мужчин, которые говорят женщине, что она красива только для того, чтобы трахнуть ее.

Но Бостону нравились мои изгибы. Я стала «Сексапильной красоткой из прогноза погоды на WCVB». Поначалу это внимание было немного пугающим, и, честно говоря, я была в состоянии войны с самой собой. С одной стороны, я получила огромный заряд уверенности в себе, а с другой, была обеспокоена тем, что люди сосредоточены лишь на моей внешности. Впрочем, я понимала, что такова была индустрия, в которой я работала, и знала это еще до того, как попала в нее. К счастью, как выяснилось, я нравилась многим женщинам на шоу так же, как и мужчинам. Они говорили, что я забавная и легкая в общении. Настоящая.

Что заставило меня почувствовать себя гораздо лучше.

Дик, однако, никогда не заставлял меня чувствовать себя лучше. Из-за него я жалела, что я не могу надеть на работу мешок.

— Не волнуйся, дело не в бикини. — Он словно прочитал мои мысли.

При обычных обстоятельствах я бы расслабилась, но не тогда, когда имеешь дело с Диком.

— У меня есть к тебе предложение.

Так и знала. Это был момент, которого я так боялась.

Меня начало мутить.

— Как бы ты отнеслась к тому, чтобы занять место Энджел?

Шок прокатился по мне, заставляя отступить тошноту.

— В развлекательном блоке?

— Да. Она получает больше эфирного времени, чем ты, а это не имеет никакого смысла, учитывая, что именно из-за тебя зрители смотрят нас.

— Не все. Они любят Барбару и Эндрю.

Дик закатил глаза.

— Конечно. Хотя, если бы это зависело от меня, ты бы получила работу Барбары, но власть имущие наверху любят ее, поэтому она остается. На данный момент.

Ублюдок.

— Но я хочу, чтобы в нашем шоу тебя было больше.

— Я метеоролог.

— Нравится тебе это или нет, но ты — новая любимица Бостона, и я хочу, чтобы в моем шоу тебя видели чаще. — Он впился взглядом в мою папку, как будто если бы смотрел достаточно долго и пристально, смог увидеть мою грудь. — И у меня есть история, которая поможет тебе этого добиться.

Я не нуждалась в работе Энджел. Просто хотела сохранить свою.

— Меня это не интересует.

Выражение лица Дика стало суровым.

— У меня есть друг — частный детектив. Ты знала об этом?

Не жди ничего хорошего, если этот вопрос задают на ровном месте, верно?

Мой желудок сжался.

— Боссу следует как можно лучше знать своих подчиненных. И я очень хорошо знаю своих подчиненных. — Дик встал со стола, и мне пришлось напрячься, чтобы не прижаться спиной к двери. — Например, я знаю, что ты не совсем сексуальная, милая девушка по соседству, какой себя выставляешь. Кроме того, от природы ты вовсе не рыжая, и твое настоящее имя не Надия Рэй. И я знаю почему.

Внезапно пришло понимание.

Из-за моего прошлого ублюдок думал, что знает, кто я. Он считал меня тем типом женщин. Неудивительно, что он был более резок со мной, чем с любой другой сотрудницей.

Дьявол.

— Откуда ты это знаешь?

— Это довольно легко выяснить, если знать, где искать. — Дик шагнул ко мне, ухмыляясь. — Почему-то я уверен, что любимице Бостона придется не сладко, когда обнаружится, что в нежном возрасте двадцати одного года она увела чужого супруга.

Я ненавидела его.

Действительно ненавидела его.

— Чего ты хочешь?

— Все просто. Я хочу руководить самым высокорейтинговым утренним шоу в Массачусетсе. В прошлом я терпел неудачи, Надия. Скажем так, мне не понравилось, как со мной обращались, пока я пытался подняться наверх. До сих пор. С этой работой мне дали второй шанс. Я не могу снова потерпеть неудачу. И думаю, ты — ключ к моему успеху. Итак, мы докажем руководству, что ты заслуживаешь лучшего места. Во-первых, работа Энджел... а затем устроим так, что ты получишь работу Барбары.

— Я не хочу их работу.

— Дело не в том, чего ты хочешь. Или я не ясно выразился? — Он ухмыльнулся, как будто рассказывал анекдот, а не шантажировал меня. — И у меня есть семена того, что могло бы стать блестящей историей.

Я подумал о файле на своем iPad. С тех пор, как Дик начал здесь работать, я вела точный учет каждого сексуального замечания, которое он адресовал мне. План был таков: если он зайдет слишком далеко, я передам файл руководству канала. К сожалению, я знала, что произойдет дальше. Дика уволят, но в конце концов они найдут способ избавиться и от меня, не желая быть замешанными в сексуальном скандале. И боюсь, найдется мало работодателей, которые возьмут на работу человека, обвинившего коллегу в сексуальных домогательствах. Мне нужна была эта работа. Благодаря ей я чувствовала себя хорошо.

— Что за история?

— Нам нужно быть очень осторожными с этим делом, и как раз проверим твои исследовательские навыки. — Дик снова шагнул ко мне, и я напряглась. Если он только прикоснется ко мне... — В эти выходные, я был на семейном торжестве в Филадельфии и переспал с одной зрелой женщиной. Она была пьяна, мы разговорились после секса, и она проговорилась кое о чем очень интересном.

— О чем? — рявкнула я.

Мне очень хотелось убраться из его кабинета и не слушать о его сексуальной жизни.

— Она проговорилась, что я не первый молодой человек, с которым она встречается. Она пристрастилась к молодым парням после того, как заплатила горячему молодому парню, чтобы он трахал ее. И знаешь, кто был тот молодой человек? Кейн Каррауэй. Генеральный директор «Каррауэй Файнэншл Холдингз». Она рассказала, что он, находясь в Уортоне, занимался проституцией с ней и ее богатыми друзьями. Вот как он получил капитал для инвестиций.

Меня охватило беспокойство. Если это правда... даже я, новичок в Бостоне, знала, кто такой Каррауэй. Он попал в высшее общество Бостона несмотря на отсутствие голубой крови, потому что был невероятно богат, умен и безжалостен. Эта история... эта история, если она правдива, станет самым большим скандалом в городе за долгое время.

Я не судила людей. Мне все равно, правда это или нет, я не собиралась разрушать репутацию человека. Мне не понаслышке известно, каково это.

— Звучит как чушь, и без наличия доказательств ты напрашиваешься на неприятности. Каррауэй — могущественный человек, Дик.

— Именно поэтому нам и нужны доказательства. — Он повернулся назад и взял со стола карточку. Затем протянул ее мне и сказал: — Визитка моей дамы на ночь. Она не отвечает на мои звонки, но возможно поговорит с тобой. Попытайся связаться с ней и начинай копать. Здесь точно что-то есть. Каррауэй практически неприкасаемый. Его падение отправит наш канал в другую стратосферу.

Я в ужасе посмотрела на своего босса. Он и правда был мерзким, отвратительным человеком.

Прочитав выражение моего лица, Дик пришел в себя.

— Я делаю это для нас обоих, Надия. С такой сексуальной привлекательностью и харизмой, как у тебя, ты заслуживаешь быть звездой.

С таким сердцем, как твое, ты ничего не заслуживаешь.

Но я не произнесла этих слов вслух. Вместо этого смяла визитку в руке и повернулась, чтобы уйти.

— Надия.

Замерла, не желая снова смотреть на него. Думаю, мой желудок этого не вынес бы.

— Не забывай, что на кону.

Я кивнула, и, не произнося ни слова из-за клокочущей во мне ярости, убралась оттуда к чертовой матери.

Вернувшись на свое рабочее место, достала из ящика iPad и вошла в свой файл. Быстро пересказала все, что произошло в кабинете моего босса, и сохранила в iPad, дрожащий в моих трясущихся руках.

×