Няня для волшебника (СИ), стр. 48

День нашей свадьбы выдался настолько светлым и прозрачным, что я невольно сделала несколько танцевальных па — мне казалось, что невидимая сила поднимет меня в воздух и закружит над полом, как лепесток. Сегодня мы с Мартином станем мужем и женой — и это было настоящим чудом, не обещанным, а сбывшимся.

Потом пришло время свадебного платья. Белая ткань, окутавшая мое тело, была настолько легкой, словно платье было сшито из цветочных лепестков. Откуда мне знать, может, мастер собрал яблоневый цвет и соединил волшебством?

Потом зеркало, в которое я смотрела, вдруг пошло рябью, и в сверкающей глубине показались знакомые черты Аврелия. Он вынырнул из рамы и, спрыгнув на пол, протянул мне руку:

— Ну, доброе утро! — с улыбкой сказал он. — Пришел вас поздравить.

Я обняла его. Как же хорошо, когда друзья собираются вместе!

— Здорово, что ты пришел, — сказала я. — Я ужасно рада тебя видеть!

— А я-то! — рассмеялся Аврелий и, сняв со специальной подставки воздушную дымку фаты, протянул мне. — Наряжайся и пойдем. Твой посаженный отец тебя ждет, гости собрались, не стоит опаздывать!

Энцо, мой посаженный отец, ждал меня в гостиной. Глядя на него, седого, торжественного и взволнованного, я с искренним уважением и теплом сказала:

— Спасибо вам, господин Энцо. Огромное вам спасибо.

Он смутился и посмотрел на меня настолько растерянно и трогательно, что я почувствовала, как в носу защипало.

— За что же, Дора? — спросил он. — Я не сделал ничего особенного.

— Вы спасли меня из клетки, — сказала я. — Вы дали мне свободу. Вы мой настоящий друг, господин Энцо, и если я когда-нибудь смогу сделать для вас что-то хорошее, то…

— Ты замечательная девушка, Дора, — господин Энцо провел ладонью по лицу и добавил: — Я рад, что с Мартином будешь именно ты, а с тобой — именно Мартин. А теперь поедем, нас ждут.

Для венчания Мартин выбрал старинную церквушку на окраине, стоявшую в самом центре полудикого сада. Когда экипаж остановился возле ворот, и господин Энцо помог мне спуститься, то я на мгновение замерла — до чего же здесь было красиво! Золотистый шпиль застенчиво дотрагивался до синевы и облаков, церквушку окутывал яблоневый цвет — белый, розовый, нежный — и казалось, что это место не имеет никакого отношения к миру людей, оно было волшебным и запредельным. Аврелий оценивающе посмотрел по сторонам и заявил:

— Пожалуй, мне надо почаще вас навещать. Здесь красиво.

Народу в храме было немного: на венчание пригласили только близких друзей. Когда мы вошли под прохладные церковные своды, то на мгновение я растерялась. Неужели еще несколько шагов, и моя жизнь окончательно изменится?

Мартин стоял возле алтаря. Он смотрел на меня неотрывно, и в его взгляде была только любовь и счастье от того, как продолжается наша общая история. Появился священник, и, держа Мартина за руку, я думала о том, что все только начинается.

У нас еще будет множество приключений. Нас ждет долгая жизнь, наполненная самыми разными событиями. Но сейчас, стоя рядом с Мартином, я была уверена, что все будет хорошо. В воздухе плавал запах цветущих яблонь, наши друзья были рядом, и я никогда не чувствовала себя настолько счастливой.

После того, как церемония завершилась, и все мы пошли к выходу, Мартин вдруг поинтересовался:

— Чему ты так улыбаешься, госпожа Цетше?

«Госпожа Цетше…» — мысленно повторила я и ответила:

— Вспомнила, как попала сюда.

— И что же?

Я сжала его руку и ответила:

— Никогда бы не подумала, что моим счастливым билетом станет наживка работорговцев.

КОНЕЦ

×