Выбор демоницы (СИ), стр. 43

— И кто ты?

— Дарина. — Голос сорвался на шепот. Пришлось кашлянуть, чтоб убрать этот комок в глотке. — Ну, то есть в моем мире меня тоже звали Дарина. Я человек. Была человеком.

Брат отпил пару глотков воды и задумался. Остальные тоже молчали. Секунды казались мне веками.

— М-дааа… — наконец отмер он. — Это многое объясняет.

И продолжил есть. Что?

— И все? Это все, что ты можешь сказать?

Я была в недоумении, Сандер тоже удивлен, про фрейлину вообще говорить нечего.

— А что я тебе скажу? Ну, не родилась ты здесь. В жилах этого тела течет родная мне кровь. А дух… Я не уверен, что прежняя Дарина поступила так же благородно как ты. Вернуть меня к жизни два раза… Не будем кривить душой, сестра была довольно эгоистичной. Так что, может мне стоить поблагодарить Мироздание?

Он задал этот вопрос, не обращаясь ни к кому конкретно, а нож в его руке продолжал спокойно разрезать мясо.

— Сандер, я так понял, ты был в курсе? С самого начала? — от спокойного тона Государя врач побледнел.

— Это я попросила его не рассказывать тебе. Боялась.

— Зря. — Люций пожал плечами. — Хотя и не скажу что неразумно. Мясо ешь, а то уже бледная как мотылек.

Фрейлина тут же бросилась накладывать мне на тарелку прожаренные кусочки. А мне захотелось позорно разреветься. Меня не отвергли! Меня так же любят и заботятся обо мне. Пара слезинок таки выкатились из глаз. Рута подсунула мне чистую салфетку и сделала вид, что ничего не заметила. Какие же они все замечательные!

Кстати, Сандер с легкостью объяснил, почему не сработал ритуал на принуждение. Все дело было в моей иномирности, как я и предполагала Амулет Царя подчинял душу. Если бы на моем месте была прежняя царевна, все бы прошло как по маслу. А земной дух артефакт поработить просто не смог. Не умел.

Узнав об обстоятельствах нашей встречи с Люцием на злополучной дороге, врач стал относиться ко мне еще почтительнее. Хотя, казалось бы, куда уж больше. Я убедилась, что его преданность Государю возведена в абсолют. Обложившись древними текстами, мы просиживали ночи в библиотеке. Последний архидемон Демидена жил давно. Поэтому управляться со своими силами и оборачивать их во благо мне пришлось самостоятельно. Помощь лекаря-ученого и Хранителя библиотеки приходилась весьма кстати. Без них я бы не справилась.

Моя пострадавшая нога никак о себе не напоминала. Царский врач предположил, что моя многократно возросшая магическая сила способна излечивать меня от различных болезней.

Несколько последующих дней я еще приглядывалась к брату. Вдруг все же его отношение ко мне изменится. Но нет. Все было ровно так, как и до моего объяснения. И я успокоилась. К тому же, работы навалилось столько, что на рефлексию особо времени не было. Оскар, мне кажется, ночевал прямо в приемной, такой поток документов шел через него. Все эти расследования, допросы, доклады, приказы.

С демоницей-воровкой мы, кстати, разобрались быстро. Частный сыщик добыл и предоставил весьма занимательные документы, раскрывающие некоторые преступные схемы главы торгового дома, где служила демоница. Отказавшись участвовать в махинациях, она подписала себе этот приговор. Избавиться физически от нее было невозможно, директриса училища следила за судьбой воспитанницы. Поэтому подстроили кражу и удалили из столицы. Ловко, хитро и не слишком затратно вышло. Если б я не заинтересовалась этим делом, юная девушка еще долго находилась бы в исправительном учреждении. А так мы вскрыли много всякой грязи и с облегчением передали ее в ведение государевой полиции. Они уполномочены, вот и пусть роют дальше и наказывают кого следует. Я удовлетворилась оправданием невиновной и ее реабилитацией.

После смерти Ардана прошло уже больше трех месяцев. Откуда генерал взял кинжалы из костей горгульи мы так и не узнали. Может быть, в каких-нибудь родовых закромах хранились. Рассказать было уже некому. Одно было совершенно ясно, клинок для покушения охранник получил как раз от Змеиного. И убили его очень своевременно. Оборвали ниточку.

Люций сутками просиживал в кабинете или носился по стране. Вопрос с горгульями встал очень остро. Теперь они убивали не только в горах, но спускались и в долины. А вот решения не находилось. Да, я могла их сжигать своим огнем, но быть в десятках мест по стране даже мне было не под силу. Требовалось иное решение.

Мои дни тоже были расписаны по минуткам. Полноценное освоение своей магией, помощь брату и еще куча разных дел. Люций, окончательно убедившись в моих талантах управленца, радостно сбросил на меня часть своих обязанностей. Тех, где не требовалось его присутствие. Не стала отказываться. Работа помогала отвлечься. Хуже всего приходилось ночами.

Меня накрыло откатом в виде депрессии. Я радовалась, что брат жив. Я благодарила этот мир и Богов за то, что он дал мне семью. Настоящую семью. В которой не отталкивают за проступки. Которая защитит и обогреет.

Сделав окончательный выбор между любовью и семьей, я ни разу не пожалела о нем.

Только тоска грызла душу. Тоска от очередного предательства. И это рвало меня на мелкие кусочки, заставляя по ночам рыдать в подушку. С грустью пришлось признаться самой себе, что какой бы умницей я не была, в мужчинах разбираться совершенно не умела. В любых мирах.

В один из дней, когда мы с Люцией обедали вдвоем, насмерть перепуганный слуга доложил о гонце из Юргении. И добавил, что нам лучше выйти на балкон, а не принимать посыльного во дворце.

Во дворе замка сидела горгулья! Живая! Отвратительного вида чудовище, сложив крылья, покорно лежало рядом с демоном, одетым в меховые одежды юргенийцев.

— Государь. Государыня, — гонец поклонился. — Мой король, верховный архимаг Юргении Дарт Упрямый…

— Дарт? Король Дарт? — перебил его Люций.

А я только ахнула: Дарт — архимаг? Так вот что он проверял тогда на моей ладони! Он видел уровень моей силы и убедился в ней, вызвав белое пламя! Ну… зараза демоническая! Хоть бы намекнул тогда, что ли.

— Да, Государь, — тем временем продолжил посланец. — Король Зелиус, в результате правительственного переворота, убит. Теперь страной управляет его сын. Дарт Упрямый коронован неделю назад.

Это была еще одна ошеломительная новость! Хитроумный король свергнут собственным сыном.

— Король Дарт Упрямый шлет Вам свои извинения. В качестве подтверждения серьезности своих слов, он дарит вам эту горгулью. Она подвергнута магическому воздействию и абсолютно безопасна. Так же, зная о трудностях Демидена в борьбе с хищниками, он предлагает свою неограниченную помощь. Государыне Дарине Решительной Король Дарт передает личное письмо, в надежде на ее благосклонность и скорую встречу. Мой король просит Государыню Дарину вспомнить те слова о своих чувствах, которые он сказал ей перед отъездом.

— Чувствах? Чувствах??? — Брови Люция поползли вверх и он откровенно заржал. Вот же…демон!

Смех! Впервые за столько дней под сводами этого дворца звучал наш смех.

Выбор сделан.

×