Война (СИ), стр. 2

Никтис при посторонних исполнял все формальности положенные подчинённому перед начальником. Он спросил разрешения у коменданта и отправился в гостевой дом.

- Эй, как тебя там — Зинис? — не в службу, а в дружбу почисти эту фигню, — Вика подозвала одного из дворовых, вручила ему кольчугу и повернулась к Ворду, — Добрый день, комендант. А мы с уважаемой Эрной рассчитывали подняться на Медвежью. Ты ведь обещал нам оттуда показать все окрестности. Мы опоздали?

Ещё одной странностью, подмеченной Вордом за молодой красавицей, являлось то, что она обращалась и с благородным, и с самым последним рабом, будто с равными. При том, что прекрасно различала, какое положение кто занимает и какими правами и обязанностями располагает.

Умудрённый жизнью полковник сделал для себя вывод, что девушка воспитывалась дядей в какой-нибудь жуткой глухомани, и кроме как мастерскому владению оружием старый наёмник её ничему не учил. Отсюда и такая любознательность, и своеобразная манера общения.

- Мы в любой момент, как пожелает уважаемая Эрна, можем вновь подняться на башню. Давай сейчас? Зови подругу и пошли.

В принципе, дружеские отношения между нанимателем и наёмником Ворд считал не правильным. Субординация всегда должна присутствовать. Вика же держала себя с Эрной так, что было совершенно не понятно, кто из них у кого на службе.

Полагая это личным делом самой целительницы, особенно с учётом того, что и сам полковник в отношениях с капитаном Улагом и капитаном-магом Никтисом вёл себя не многим правильнее Эрны, он даже намёком не стал её наставлять.

- Не. Куда ты такой, с больной-то спиной, собрался лазить туда-сюда? — отказалась Вика, — По тебе заметно, как ты мучаешься. Думаю, что у нашей уважаемой магини к вечеру восстановится достаточно энергии в резерве, чтобы тебе помочь.

- Вряд ли, — засомневался комендант, — Она с утра самого уже потратилась сильно. Но мне и не к спеху, Вика. Спасибо за моих бойцов. Хотя, скрывать не буду, эти боли меня давно изводят, и я буду искренне признателен, если целительница найдёт время и возможность до вашего отъезда поправить мне здоровье. Я бы ещё хотел попросить за Лиару. Жена хоть и не жалуется ни на что, но возраст….сама понимаешь.

Почтительно замершие вначале при появлении полковника егеря по команде своего десятника Оникара вернулись в здание казармы — длинный трёхэтажный корпус, в котором проживали и сами солдаты и их семьи — а рядом с Викой и комендантом остались только близнецы, которые, впрочем, к их разговору не прислушивались.

Вика, посмотрев на своих подчинённых, кивнула подбородком в сторону гостевого дома.

- Скажите Эрне, что я скоро буду, — сказала она им и вновь обратилась к полковнику, — Можешь не сомневаться, уважаемая найдёт время и для тебя, и для твоей замечательной супруги. Она мне сама об этом сказала. Эрна благодарна за такой тёплый приём.

- Не такой уж он бывает и тёплый, — усмехнулся Ворд, — Держу вот сейчас обворожительную красавицу под холодным дождиком. Пойдём ко мне в кабинет? Я распорядился насчёт карты, про которую ты спрашивала. Должны уже принести.

Ворд сам удивлялся тому, как легко у него получалось общаться с совсем не давно знакомой Викой. И почему-то ему с ней было интересно, несмотря на то, что гостья явно скрытничала.

Она много выспрашивала его о Фридландском и Шройтенском трактах, о тропах в горах, о племенах горцев, обитающих в приграничье, о тех герцогах соседних королевств, чьи владения располагались вблизи Датора, о поселениях в этих местах, о разбойниках и контрабандистах, о нравах и обычаях горцев, об истории Нола-Тора, о сведениях и слухах, что приносили с собой торговцы и путники с той стороны границ.

Полковник охотно отвечал и сам в свою очередь хотел бы узнать побольше о магине-целительнице и её спутниках. Но Эрна была всё время занята разговорами с уважаемым Флеммом, наёмники из её охраны общения избегали, а всегда открытая к беседам Вика так ловко их вела, что в итоге, оставаясь один, Ворд с досадой обнаруживал, что она из него вытянула всё, что ей было интересно, в ответ рассказав о себе, своей подруге-нанимательнице и их учёном спутнике очередную порцию мелких подробностей, ничего на раскрыв по существу.

- Спасибо, полковник, — Вика улыбнулась.

Они двинулись к зданию, которое выполняло одновременно функции штаба и жилья для семей старших офицеров крепости.

- А ты зачем в старый арсенал-то полезла? И кольчуга та тебе для чего сдалась?

После того, как почти десять лет назад построили новую казарму, в её подвалы переместили все запасы оружия из арсенала, а пристрой к стене, который использовали для этих целей до этого, просто замуровали, не найдя ему никакого применения. Но заделали только вход, на узкое же оконце, через которое и протиснулась гостья, махнули тогда рукой.

- Можешь не верить, но о кольчугах я только слышала от дяди, но ни разу не видела их своими глазами, а, тем более, не держала их в руках. Вот и полезла посмотреть, когда мне сказали, что их там бросили. Магически укреплённые кольчуги всё же должны быть крепче кожаных.

- Так и есть, Вика, — согласился полковник, кивая в ответ на приветствие караульного, стоявшего перед входом в штаб, — Но тяжелее. И почти все считают, что этот недостаток перевешивает преимущество в повышенной защите.

Ворд первым пошёл по лестнице на второй этаж, где в левом крыле располагались кабинеты должностных лиц гарнизона Нола-Тора, а в правом — жилые апартаменты.

Рабыне, как раз заканчивающей уборку коридора, он приказал принести в кабинет вина и сыра с фруктами и орехами, вываренными в меду — комендант приметил вкусовые пристрастия гостьи.

- До обеда ещё время есть. Вика, я хотел бы обсудить с тобой один важный вопрос. Ты отвечаешь за безопасность уважаемой Эрны…. Не желаешь присесть, где тебе будет удобней?

Легкомысленное отношение начальницы Эрниной охраны к возможным опасностям путешествия во Фридланд Ворда серьёзно беспокоило. Он был благодарен целительнице за всё то, что она сделала, да и Вика вызывала у него чувство искренней симпатии, поэтому коменданту совсем не хотелось, чтобы его временные гости влипли в какие-нибудь неприятности.

- Спасибо, но я пока лучше пешком постою, — Вика весьма непринуждённо подошла к высокому, но узкому зарешеченному окну и посмотрела во двор, — Полковник, — она говорила не оборачиваясь, — При всём уважении. Но, нет. Магиня не откажется от дальнейшего пути. Я догадываюсь…знаю, о чём ты хочешь предупредить. Только мы ведь к тебе не за этим пришли? Кажется, кто-то обещал мне показать карту. Нет?

Ворд Стайт усмехнулся и взял со стола в руки свернувшийся с двух сторон кусок пергамента, действительно уже принесённый адъютантом в его кабинет.

- На сегодняшний день это самая точная карта. Спасённый уважаемой Эрной капитан Улаг нанёс сюда все новые данные, что получилось собрать его людям. Смотреть кто-нибудь будет? Нет?

Он скопировал манеру общения Вики, и та это оценила, отвернувшись от окна и обнажив в улыбке ровные и удивительно белые зубки.

- Не беспокойся, уважаемый Стайт. Раз уж торговцы проезжают по трактам, то нам сам Единый велел. Есть у нас убедительные аргументы для тех, кто захочет нам чинить препятствия на пути. Открою секрет — моя нанимательница ещё и боевая магиня. Вряд ли в ваших местах найдётся кто-то, кто сможет с ней даже близко сравниться. За предложение дать нам десяток егерей в сопровождение Эрна благодарна. Но нам хватит и одного десятника Оникара в проводники. Впрочем, если ты сочтёшь возможным ещё отдать нам того браконьера с отрубленными пальцами, который сидит сейчас в подземелье со всяким сбродом, то будем тебе весьма признательны.

Через неделю наступал пик холодного периода, и перед началом празднования середины зимы Ворд планировал порадовать жителей замка, городка Нола и окрестностей казнями преступников.

Среди полутора десятков таковых действительно был и пойманный ещё четыре недели назад браконьер, которому уже отрубили пальцы на обеих руках и должны были по приказу коменданта четвертовать в Ноле.

×