Слепое пятно (СИ), стр. 3

— Здорово, извращуга-путешественник! — стиснул Антон в своих лапищах тощего и длинного Влада прямо на пороге. Тот казался одной тонкой костью, утопающей в безразмерном пуховике кислотного цвета. — Ну чего? Где моя марихуана? Где тюльпаны? Где девочки в латексе? Сувениры где, Влад?!

— Сувениры я сожрал, пока ехал сюда. Поверь мне, девочки в латексе — это как курица гриль… — заржал в голос Влад, отталкиваясь от объятий. — Корми меня теперь. Я очень хочу жрать, пить и все такое, а я тебе могу рассказать такую вещь… Такую вещь. Такую! А учитывая, что ты заговорил о бабах раньше, чем я вошел, тебе это может понадобиться… Хе-хе.

Влад разделся, качественно раскидал свою одежду, самостоятельно и совершенно без стеснения залез в холодильник. Повисел в нем недолго. И закрыл дверцу с бесконечно скучным лицом.

— Ты ешь дерьмо, которое едят альпийские козочки. Ты тоже срешь кружочками и мало? Из вкусного у тебя только протеин, — прискорбным тоном сообщил Вовин, закатывая глаза так эстетично, что «Крик» Мунка, казалось, предстал перед Антоном в своем живом воплощении.

— С каких пор тебя интересует, кто как срет?.. — еле давил смешки Антон. — Не давай моей фантазии разыграться! А я сегодня кормлю тебя постным стейком из говядины, салатом и гречкой. Идет? Чего-кого горячего хочешь? Ну и давай рассказывай уже, пока я тебе накрываю!

— Интересно, а что будет, если козочку накормить стейком из говядины?.. — Влад опустился на стул и долго смотрел в потолок, перед тем как вернуться в реальный мир. Мир без коз, которые едят стейк. — Хотя этот твой стейк на сухой сковородке в целом и похож на траву… Горячего хочу — чаю. У тебя хоть сахар есть, агрессивное ты травоядное? Так что там я тебе хотел рассказать… А! Я тут такое узнал. Такое узнал! — Влад держал паузу еще какое-то время, а затем заговорщически наклонился к столу: — У нас тут недавно обнаружилась одна контора, которая якобы оказывает психологическую помощь. А на деле — секс-услуги! — заржал в голос Вовин, хлопнув себя по бедру. — Прикинь? Я решил, что тебя заинтересует… такая… «психологическая помощь».

— В смысле? Это что, нелегальщина какая-то? — Антон только на это и смог отреагировать. Сперва слово «секс» заставило его забыть все тирады про коз, а потом и сама постановка вопроса. — И вообще, Влад, ты же знаешь, я по проституткам — это нет, это же зашквар полный. Может, в Амстердаме у тебя с этим все ок было, но тут…

— Нет, все легально, очень чисто и люди там в восторге. Заключается контракт с полным перечнем правил, все дела… Даже платят, если тебе что-то не понравится. Там кто-то творит всякие странные вещи… руками, — Влад пошло-пьяно заулыбался, словно до этого пил, не просыхая, три недели. И Антон — это единственная бутылка минералки в доме, полном женщин с сушняком. — Но два условия. Ты сам должен понравиться — это раз. Два — нельзя разглашать тайну. Как в «Бойцовском клубе», сечешь? Первое правило, все дела… — Здесь взгляд Влада потух, и он о чем-то крепко задумался, зависнув в заговорщическом положении.

— И ты его сейчас нарушил? Или это реферальная программа? Влад, скажи честно, ты меня наебываешь? — Антон включил драму — не всерьез, конечно. Хотя по поведению Вовина никогда нельзя было понять — разыгрывает он или нет. К сожалению или счастью, по опыту Горячева Влад зачастую был серьезен. — А если нет — ты там сам был, выходит?

— Не-не, я там не был! Зачем мне… — задумчиво сообщил Влад. — Но слышал отзывы от разгоряченных молодых мужчин очень хорошие. А, да, любят там в основном мужчин. Или только мужчин… Не знаю… Но руки там точно женские. Да ладно тебе, Антох. С другой стороны, за нарушение договора там платят хорошие деньги, значит не палево. И порно со своим участием никто ни разу нигде не встречал. У тебя все равно баб нет, не выебывайся, ты всех уже без хуя заебал. Будь как коза, которая ест стейк из говядины. Просто принимай жизнь и события, которые проходят через тебя, — декларировал Вовин, плавно разводя в воздухе руками, как даосский монах. — Просто ешь и какай кружочками.

— Господи, иди, пожалуйста, на хуй… — вздохнул Антон и закатил глаза. А потом перед Вовиным на стол бухнула полная тарелка и чашка заваренного чая. Была надежда, что на сытый желудок удастся вытянуть что-то помимо мутных слухов. — Влад, я еще раз спрошу, по-другому. Ты ж знаешь, я не люблю палево всякое, притоны какие-то. У тебя хоть из нормальных знакомых туда кто-то ходил? Или ты мне по приколу предлагаешь?

— Ну вот так сразу бы! Правильный вопрос, — Влад кивнул на подношение, — и будет тебе правильный ответ. Да, — Вовин заложил за щеку лакомый кусок пищи и тут же попросил еще соли, — мой хороший знакомый туда ходил. Хороший и очень чистоплотный чел, — он запнулся, взглянув на Антона критически. — Куда чистоплотнее тебя с твоим «триста баб в один год без регистрации и смс», между прочим! Пошел туда по приколу, понравилось, проходил долго. Могу скинуть контакты его, чтобы пообщаться. Или сразу заведения, чтобы записаться, пока они набор не закрыли. А то ты тут тормозишь сидишь.

Горячев вздохнул еще раз. Он был почти готов обижаться на Влада с этими его упреками — а с другой стороны, с ним ни во что опасное влезать ни разу не приходилось. Да и если там заключали договоры какие-то о неразглашении — они же точно были двухсторонними? И если там только руки — значит, гораздо меньше опасность подцепить какую дрянь… И если это «закрытый клуб», значит, это все же не притон. Это какая-то фигня для элитных извращенцев.

«В конце концов, я уже устал дрочить…»

— Ладно, — махнул рукой Антон. Ухмыльнулся с сомнением. — Давай этого… и друга своего, и куда писать. Посмотрю, что у них там за сранье кружочками. Так ты говоришь?

— Замечательно, — Влад в тот же момент выудил из заднего кармана джинсов кислотно-желтую бумажку с контактами. На ней были телефон друга, которого звали Свят. И электронная почта сомнительной организации. Все выглядело так, словно Вовин готовился заранее к подобному исходу и знал, что Антон согласится. — Держи, пользуйся. Потом еще спасибо скажешь. И не говори про естественный ход вещей в природе так пренебрежительно! Не смей… Это важно.

Звонок состоялся. Антону пришлось битый час слушать восторженные возгласы Свята, который сетовал лишь на то, что сеансы попросили прекратить, поскольку договор истек спустя год. Продлевать вторая сторона не стала. Да и сам Свят нашел себе постоянного поставщика секс-услуг — в народе «вторую половину». А так все ему было приятно, хорошо, «спасло от недотраха», «восстановило нервы» и «действительно отличная психологическая помощь».

На письмо, отправленное в один конец, Горячеву отозвались быстро. Первым делом потребовали скинуть любую фотографию. (Вероятно, это была еще и проверка на раскрепощенность.) Вторым — заполнить анкету, которая сплошь состояла из вопросов о возможности сексуального и психологического давления и допустимости некоторых практик для опрашиваемого лица. Третьим — предоставили пример договора, который придется подписать при встрече, и все условия сотрудничества.

Ответить Антон решился нескоро. Пропал до пятницы. Мало что в жизни напрягало его — но, похоже, именно такой момент настал. И настал именно в области, связанной с сексом. Дело это Антон любил, очень любил; лучше сказать, зависел от него, но опыт был довольно стандартным. Горячев не пускал девушек доминировать, а подавлял их сам (не только в жизни, но и в постели). Не терпел контроля над собой и предпочитал полную свободу. Обожал dirty talk. И — занимал непозволительно много времени. С учетом того, что приза дамских симпатий Горячев почти никогда не выигрывал, ему повезло стать тем любовником, который не слишком заботился о чужом удовольствии, но требовал внимания к своему. А для своего пяти минут и одной разрядки не хватало. Единственная тема, в которую ради себя самого влезал Антон — это управление оргазмом. По крайней мере, в одиночестве это позволяло ему более или менее качественно развлекаться с рукой или мастурбатором. Не подохнуть от бунта гормонов.

×